aif.ru counter
456

Братья Запашные в Омске: Цирк – искусство без «понтов»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ в Омске 25/07/2012
Фото: Максима Кармаева

О современном цирке, новых тенденциях и проблемах корреспондент «АиФ в Омске» беседовал со всемирно известными дрессировщиками Эдгардом и Аскольдом Запашными.

От Запашных ждут хищников!

- В Омске вы пробудете до середины августа, что привезли омичам? Чем их удивите?

Эдгард Запашный:

- Реклама идёт на то, что мы впервые в Омске, с одной стороны это правда, с другой – не совсем так. В Омске мы были с братом детьми больше двадцати лет назад, учились здесь в школе, именно в Омске делали первые шаги в цирке, работали, жонглёрами на лошадях.

Что касается непосредственно «Цирка братьев Запашных» то всё что увидят омичи, это будет впервые в Омске - это правда. Несмотря на то что в Омск время от времени от времени приезжают неплохие программы, мы это знаем, мониторим, точно говорим, что сюда мы привезли лучшую и самую большую программу современного Российского цирка. Приехало больше сотни артистов, около 80 животных, 10 фургонов оборудования. Мы установили большое количество света, повесили экраны, лазерное оборудование, привезли очень много спецэффектов. Программа длится 3 часа, она будет очень насыщенная и прежде всего технически. Мы по-настоящему гордимся тем, что привозим, тем, что показываем.

Аскольд Запашный:

- Самое главное, что ждут от братьев Запашных - это хищники. Они здесь, с нами. На манеже будут работать тигры, львы, львы-альбиносы, тигры-альбиносы, омичи увидят трюк, занесённый в книгу рекордов Гинесса - прыжок верхом на льве. Этот номер уже стал нашей визитной карточкой. В программе несколько воздушных номеров, все акробаты работают без страховки. Будут попугаи, собаки, большой конный номер «Эллада», в котором принимают участие 19 человек, и наверное я абсолютно не покривлю душой, когда скажу, что мы привезли самых смешных клоунов. Это большая часть представления, по настоящему смешная, с импровизациями, честно говоря, мы очень часто сами выходим их смотреть. Ребята жгут. При этом трудно сказать на какую публику они работают – для детей или для взрослых. Одним словом - большой профессионализм, когда по-настоящему удаётся развеселить зрителя.

- У вас в цирке есть джаз-бэнд, какую роль он играет в представлении?

Э.З.: Я помню, когда в каждом цирке была своя музыкальная группа. В Омске тоже был великолепный оркестр, его часто вывозили за рубеж с цирковыми программами, но время меняется. В целях экономии все цирки утеряли свои оркестры. И это везде так, повсеместно.

Намучавшись, мы решили собрать собственную группу и мы её собрали. Определили для себя стиль, в котором хотим работать. Это рок, пригласили музыкантов из действующих рок-групп: «Кипелов», «Маврин». Это серьёзные ребята, которые у нас уже больше трёх лет работают. Они же пишут музыку. Но рок року рознь. «Я свободен» - тоже рок, но это то, что гоняют на Русском радио. То, что мы привезли своих музыкантов и на представлении будет живое исполнение, считаем большим достижением. Это - наша гордость, это клёво! Пацаны меняют по две-три футболки за представление.

А.З.: Чтобы зритель не подумал, что у нас всё представление звучит только рок, я добавлю, что ребята исполняют любые жанры. Музыка ни в коем случае не утомляет, как могут подумать «нелюбители» рока. Нет, ни в коем случае. Мы понимаем, что в зале и дети, и люди средних лет, публика, которая не привыкла слушать рок, поэтому мы разнообразили свой оркестр: в нём есть скрипка, очень редкий для рок-музыки инструмент.

О политике и экономике

- Вы говорите экономия… Грустно слышать это слово по отношению к одному из самых зрелищных видов искусства. А как же новые тенденции, развитие?

Э. З.:  В целом ситуация не является такой уж удручающей. Нет, это не так. Очень много молодых талантливых цирковых артистов циркачей, масса прекрасных трупп и цирков, прежде всего региональных, которые находятся в лучшем состоянии, чем Московский цирк, который всегда был в отличном состоянии. Например, Нижегородский цирк. Но там его контролирует лично губернатор, или замечательный Ижевский государственный цирк, в Тюмени новый цирк отстроили…

Вообще это тема государственного отношения к искусству. Потому, что последним генсеком страны, который заходил и смотрел цирковое представление, всё ещё остаётся Брежнев. После него действующая власть не была ни на одном представлении. Это большой минус. Хотелось, чтобы на представлении побывали губернатор и мэр, для того чтобы обсудить с ними что надо менять и какие законы вводить для того чтобы они могли помогать Цирку. Дело в том, что при всём желании они не могут этого сделать. Это федеральная вотчина.

Но местная власть всё равно должна знать проблемы. Потому что Москва там, а зритель здесь. А рычаги воздействия есть, в этом году я вошёл в состав общественного совета при министерстве культуры. Было бы желание. Но для того, чтобы оно появилось, надо прийти и посмотреть, что такое Цирк. Я просто уверен, что они давно здесь не были.

А. З.: Самая главная позитивная тенденция – это то, что постепенно власть начала обращать внимание на цирк, и это уже здорово. Здорово и то, что в стране сохранились люди, династии, отдельные личности, которые хотят работать в цирке. Наша программа – это и есть новые тенденции, предмет нашей с братом гордости. Мы привезли к вам шоу, которое не имеет аналогов в России. И это не хвастовство или реклама.

- Идти в политику – это дань моде, или…

Э.З.: Артистов часто упрекают, что они занимаются политикой, что «мол вы не оттуда», что это плохо… Наоборот. К сожалению, власть всё ещё не лицом к искусству, её надо приближать и поворачивать. Стратегия вывода цирка из кризиса уже готова, теперь нужно проявлять инициативу по её продвижению, эти и занимаюсь. Владимир Путин уже подписал указ о выделении средств. Сейчас всё это надо контролировать, чтобы деньги дошли, чтобы не было ситуации как с Большим театром. Вроде и выделили средств много, но один раз не хватило – добавим, потом опять не хватило… Чтобы, как говорит мой брат «воровство - национальный вид спорта» не победило в номинации «цирк».

Люди уже привыкли, что бюджетные средства, которые поступают на благие дела - разворовываются. И они сидят и ждут, когда это произойдёт. Никто из исполнителей не горит желанием направлять их действительно на нужды. Я приводил в минкульте цифры: каждый 14 житель нашей страны ежегодно ходит в цирк. Ежегодно! На Большой театр выделили средств наполовину больше, чем мы просим на все цирки страны. А Большой театр - это 200 тысяч зрителей в год. Притом мало кто из тех же омичей был в нём и вряд ли будет. Он там, далеко. А жизнь она здесь, сейчас. Взять хотя бы условия проживания артистов? Во всех городах они просто ужасающие.

А.З.: Только в Москве в декабре к нам на шоу за три недели приходит 250 тысяч человек. То есть цирк - это массовое искусство.

Важные вещи в цирке

- Какие-то требования предъявляете к циркам на гастролях? Может какие-то особые условия или пожелания в плане быта?

Э.З.: Мы реальные люди, живущие здесь, и понимающие всю обстановку не только в цирках, но и во всей стране. Поэтому, простите за грубое слово, «понтоваться» - не любим. Предъявлять райдер как это сейчас принято «я хочу такой кофе, а я такой»? Этого нет и не будет. Самое главное условие, когда мы приезжаем в цирки – соблюдение пожарной безопасности, температурного режима. В частности к омскому цирку у нас было не просто условие, а требование к манежу. Мы его починили, в первую очередь, наверное из корыстных соображений, просто не хотели, чтобы наши джигиты поубивались. Вот такие вещи должны быть в идеальном состоянии. А в остальном… Ну да, хотелось бы жить в стране, где можно позволить какое-то баловство…

А.З.: Полотенца, такие-то… (смеётся). В основном нас беспокоят важные вещи. Например, условия содержания животных. Нас часто упрекают как цирковых артистов, в том, что животные в принципе содержатся в неволе, да ещё и в тесноте. На уровне минкульта, федеральных организаций мы разговариваем о расширении цирковых территорий, чтобы приехав на гастроли животным не нужно было бы ютиться в маленьких вольерах, построенных при Советском союзе. Причём никто не переживал, что в них зверям плохо. Благо сейчас лето, мы поставили во дворе дополнительно вольеры, чтобы звери могли погулять. Или если в помещениях слишком холодно, или наоборот жарко, нет вентиляции, тогда ставим условия. В Новосибирске обратились к губернатору с просьбой установить кондиционеры. Потому что на первом представлении зрители сидели обалдевшие и махали веерами. Посмотрим, что будет в Омске.

- Как будете свободное время проводить?

А.З.: Не успели приехать, а уже сходили в тренажёрный зал, я удивился брату, мало того, что он не праздновал толком свой день рождения, так под вечер ещё и качаться побежал. Фанат.

Э.З.: У нас в коллективе есть свои предпочтения в плане отдыха, очень любим кино, и часто группами большими или маленькими ходим и смотрим новинки. Нам сказали, что в Омске хорошие театры, но, к сожалению, театральный сезон сейчас закончился.

- Эдгард, ваш День рождения пришёлся как раз на гастроли в Омске, успели отметить?

Э.З.:  Да нет, мы фактически его и не отмечали, потому что заняты подготовкой к премьере и дата не круглая, так что говорить, что это самое главное в моей жизни не буду. Наверное, в ближайшие выходные дни что-то придумаем, сможем выехать куда-то за город, с частью коллектива, с друзьями, этот момент ещё будет. Я как-то не очень люблю хвастаться подарками, мне кажется это не очень красиво. Но брат вот мне вчера плейстейшн подарил, может вечерами иногда поиграю…

Мне 36 лет, и с одной стороны я с братом много чего успел сделать, добиться. Никто не верил ещё десять лет назад, что цирковые артисты могут попасть в список «Форбс», лет пять стабильно мы в первой двадцатке. О чём это говорит? О том, что шоу-бизнес может быть не только с микрофонами. Мы доказали, что, даже наверное, театр кукол может стать миллионером, если делать качественные спектакли, если это контролировать, если идти в ногу со временем, если уважать публику. Если говорить о личных мечтах - то хочу стать богатым как Абрамович и знаменитым как Майкл Джексон (смеётся). А если серьёзно, то мы с братом стали говорить уже об этом открыто, нам хотелось иметь бы собственное здание. Это стало бы нашей базой, дало бы новые возможности. Но у нас шоу-бизнес в зачаточном состоянии, и в России есть скорее даже не продюсеры, а администраторы, которые умеют просто продавать билеты и собирать деньги.

- Аскольд, я знаю, что часто на гастроли с собой берёте семью. В Омск тоже кто-то приехал?

А.З: Да. Дочки – Ева и Эльза, и жена Элен. Всем составом мы в Омске находимся. Слава Богу, в последнее время у меня есть возможность всю семью возить с собой. В определённые этапы, сразу после их рождения, я не мог этого делать, они были слишком малы. Но сейчас мы всё наладили, с нами няня ездит.

- Что для вас выступление с хищниками? Какие эмоции испытываете? Есть страх?

Э.З.: Тут такая штука… Я как-то у Кости Дзю спросил: «Ты когда выходишь на ринг, что ощущаешь?» Он говорит: «Ничего». «Страх есть?» - «Никакого страха. Я на работе: знаю что будет, что может быть и как должно быть». И вот я ловлю себя на мысли – всё то же самое. Я захожу к хищникам, и…? Страх, он где-то там есть, внутри. Если ситуация становится нестандартной, начинаешь потеть, думать, стрелять глазами, так сказать сканировать ситуацию. Это профессионализм. Плохо когда он переходит в «пофигизм». Нам с братом это не грозит.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах