158

Как ждали победу: в 1944 году в омском горсовете говорили про хлеб и дороги

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ в Омске 22/04/2015
Возраст на шинном заводе значения не имел.
Возраст на шинном заводе значения не имел. © / Пресс-служба омского горсовета

До победы оставался год. Тогда, весной 1944 года, омичи об этом ещё не знали, но верили – их труд приближает победу с каждым днём. Но что такое год в условиях тылового города, и как справлялись горожане с наследием трёх лет войны, не всегда благодарным и не самым лёгким? Об этом наша очередная статья, подготовленная при помощи материалов заседаний горсовета из исторического архива Омской области и «Энциклопедии Омска».

Чем занимались дети?

В 1944 году активно создавались дополнительные фонды оказания помощи фронтовикам. Комсомольцы, пионеры, тимуровцы помогали ремонтировать квартиры, заготавливать дрова, высаживать и собирать картофель и овощи… Без дела во время войны никто не сидел. Не забывали местные власти и про инвалидов Отечественной войны, которых с каждым месяцем в городе становилось всё больше. Им выплачивали государственные пособия, предоставляли льготы. Впрочем, военное время на бюрократические проволочки не влияло: встречались люди, использовавшие служебное положение для личных целей.

На февральской сессии городского совета депутатов трудящихся народные избранники неоднократно указывали на вопиющие факты из жизни Омска: «Работница завода находилась в настолько тяжёлых бытовых условиях, что вынуждена была ходить по ночам рубить тротуары, для того чтобы обогреть детей». «Инвалиды войны не получают должной помощи, в которой они крайне нуждаются, не обеспечены тёплыми вещами, выходят из госпиталей в поношенной одежде. Имеются случаи формально-бюрократического бездушного отношения к участникам войны. Инвалид тов. Безродный работает на заводе и за всё это время не получил дров, живёт в неотопленной квартире. Неоднократные его ходатайства изменить работу, так как работа фрезеровщика тяжёлая для него по состоянию здоровья, администрацией завода до сих пор не разобраны».

Впрочем, не все солдаты, вернувшиеся с фронта инвалидами, соответствовали идеализированному образу советского гражданина – с печалью констатировали депутаты. В материалах сессии горсовета упоминается, что «имеются случаи, когда отдельные инвалиды ВОВ упорно отказываются от занятия каким-либо полезным трудом, а вместо этого занимаются непристойными делами – торгуют на базаре, занимаются вымогательством, попрошайничеством, допускают некультурное поведение в обществе».

Сказывалось военное время и на малышах – многие дети фронтовиков не посещали школу из-за отсутствия одежды и обуви, из-за неблагоприятной обстановки дома, болезней. Из-за дефицита тетрадей школьники часто писали на старых брошюрах или газетах. Однако всё же некоторых детей чаще можно было увидеть не в стенах учебного заведения, а на работе. Депутаты горсовета отмечали, что на заводе «Красный Профинтерн» взята под наблюдение семья фронтовика Поливкина. Единственный работник в семье – 14-летний сын фронтовика Костя, трудится на заводе. Мать его больна, кроме него в семье ещё пять детей: «Все раздеты, болели от недостаточного питания. Этой семье оказана помощь. Детям выделены валенки, питание в заводской столовой, путёвка в санаторий. Оказанная помощь ободрила Костю, который не получал в течение двух лет известий от отца и впал в отчаянье».

На что жаловались?

Участившиеся жалобы в адрес местных властей – ещё одна характерная примета того времени. Горожане сетовали буквально на всё. Омичи возмущались, что их вопросы часто остаются без ответа, что в городе участились случаи хищения хлебных карточек, мало выдаётся путёвок в санатории для инвалидов. На заседаниях горсовета отмечалось, что увеличились массовые случаи безбилетного проезда, на повестке дня опять появился вопрос детской беспризорности. В снабжении населения хлебом по-прежнему были перебои.

Работа госпиталей и омских хирургов – отдельная тема жизни тылового Омска. Наши госпитали возвращали в строй от 59 до 78,5% раненых. И это притом, что омские хирурги порой творили настоящие чудеса: в то время были не редкостью операции при свечах или зажжённых фарах машин из-за перебоев с электричеством. Кстати, что касается машин, то их нашим врачам в 1944 году катастрофически не хватало. Председатель горисполкома Кошелев на одном из заседаний сетовал: «До чего мы дошли – в городе «Скорая помощь» имеет одну легковую машину, и если вы завтра заболеете, вам не в состоянии будут оказать медицинскую помощь. Для обслуживания 450 тыс. населения необходимо иметь не меньше 4-5, а у нас врачи с сумками идут за 4-5 км пешком, и можно за это время 3-4 раза умереть». Профессор гинекологического института Буханов, посетив одно из заседаний горсовета, отмечал, что процент рождаемости в городе увеличен, но 70% женщин рожают дома в антисанитарных условиях.

Почему обсуждали нас в Москве?

Городское хозяйство, а также благоустройство и дороги – излюбленные темы не только в наши дни. Многочисленные способы, как сделать Омск чище и краше, предлагались и во время войны. Депутаты неоднократно отмечали, что «городское хозяйство по техническому состоянию не было подготовлено к решению столь больших задач по нормальному обслуживанию возросшей промышленности и населения города». Особенно отстали такие отрасли, как водоснабжение, транспорт, жильё, бани и лечебно-профилактическая помощь населению. Депутат Мартынов отмечал: «Наши улицы являются малопроезжими и чересчур загрязнёнными, по редким из них может проходить автотранспорт. Мы имеем в Омске несколько замощённых улиц, причём по техническому состоянию они запущены и малопроезжи. Деревянные тротуары разрушены, площади, улицы, дворы завалены мусором. Внешнее благоустройство можно назвать самым отсталым участком работы местных советов».

В те годы про Омск говорили и в Москве. Представитель облуправления кинофикации Колесников говорил: «Приятно слышать от москвичей, что в Омске имеются культурные предприятия, но неприятно, что в Омске грязно и некультурно. Школы не организуют эту работу, и дети ходят за работниками кино и просят: «Тётенька, пусти в кино».

Нелестные фразы по отношению к внешнему облику города, к слову, мало отличаются от современных точек зрения. Да и пути их решения за последние семь десятков лет мало изменились. В конце концов, то, что нас окружает, от нас и зависит. В 1944 году депутат Фирулёв отмечал: «Наш город славится пылью, грязью и внешне выглядит некультурно. Мало патриотизма у нас. Критика критикой, но надо и помогать, надо любить город, а то коренные омичи отвернулись от него. Говорят – пыльно, грязно, а чтобы приложить свои руки, благоустроить учреждения, улицы вокруг них, никто не додумается. Задача депутатов в том, чтобы привить любовь к городу. Мы здесь живём целую жизнь, надо к городу, где мы растим наше поколение, привить любовь, и тогда дело пойдёт по-другому».

В 1944 году предлагалось озеленить площадь Дзержинского и сделать её культурным центром города, разбить клумбы в парках. На правом берегу Иртыша планировали обустроить городской пляж. О том, как воплотились в жизнь планы властей и в каком состоянии Омск встречал День Победы, – читайте в следующем номере.

Дмитрий Петин, кандидат исторических наук:

– В 1944 году наш город был центром региона, намного превосходящего границы современной Омской области в северо-западном направлении вплоть до арктических вод. Территории нынешней Тюменской области и Ямало-Ненецкого автономного округа входили в наш регион. Будет звучать парадоксально, но из-за этого Омская область стала зоной боевых действий: немцы неоднократно атаковали с моря остров Диксон.

Ещё один малоизвестный факт: до 1944 года на территории омского региона находилось эвакуированное из Москвы тело Владимира Ленина, но здесь надо оговориться, что местом его «военного хранения» стала Тюмень (вернули тело вождя в столицу в апреле 1945 года). В 1944 году из западной части Омской области была образована область Тюменская. Есть историческая байка: кто-то в руководстве страны посчитал, что будет «несолидно» выглядеть факт пребывания тела Ленина в каком-то районом центре – это якобы и стало одной из причин появления на карте страны Тюменской области.

В годы войны наш город, как и многие другие города Сибири, стал базой для эвакуации архивных документов из европейских и дальневосточных районов страны. В нашем городе хранилось историко-документальное наследие государства, эвакуированное из Ростова, Рязани, Мариуполя, Крыма. В апреле 1944 года началась реэвакуация архивов из Омска, продолжавшаяся до августа 1945 года. 62 вагона с документами государственных и ведомственных архивов наш город сохранил и вернул обратно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах