aif.ru counter
20

"Яаобло" - так нас зовут китайцы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ в Омске 27/09/2006

Они преклоняются перед русской классической литературой и верят в светлое будущее. При словах "Сталин и Мао", "Москва и Пекин" по-прежнему встают и аплодируют.

"Китайцы обладают мощными культурными корнями и командным духом. У них есть чему поучиться", - говорит член Союза писателей России Лев Трутнев. Известный прозаик представлял Омскую область на недавно прошедшей XIII Пекинской международной книжной ярмарке.

Малая планета

- Лев Емельянович, вы первый раз побывали в Китае. Какое впечатление от страны?

- Это малая планета. Совершено отличный от нашего мир. Не чувствуется никакой агрессии, народ очень дружелюбный и гостеприимный. Каждый уверен в завтрашнем дне и в том, что Китай - великая страна и будущее за ними. Никто не смеет сказать жителю Поднебесной, что он не нужен своей стране. Чувство коллективного, национального удовлетворения - главное. Оно помогает им жить.

Меня поразила их молодежь. На самой большой в мире городской площади Тяньаньмэнь, расположенной в центре Пекина, я не встретил ни одного курящего или распивающего пиво. Хотя этот напиток в Китае дешевый и вкусный. Молодое поколение не считает зависимость от вредных привычек модным явлением. А прилюдно расхаживать с сигаретой в зубах вовсе неприлично.

Кстати, смысл слов "Пекин" и "Китай" в этой стране никто не знает. На местном наречии они произносятся как "Бэцзин" и "Жуню". Если назвать местного жителя китайцем, он может обидеться. "Русский" там звучит тоже по-иному - "яаобло".

- Сегодня мы судим о китайской нации по тем людям, которые торгуют на наших рынках низкокачественным товаром...

- Это неверно. Сопровождавший нас в Пекине редактор крупнейшего издательства "Народная литература" г-н Пинь назвал "ширпотребщиков" отбросами китайского общества, которые кустарно изготавливают товары и обманывают россиян. Также он развенчал миф о хваленном китайском трудолюбии. По его словам, народ у них ленивый. Однако если китайцу поручить даже ненавистную работу, он будет выполнять её фанатично. Настолько эта нация законопослушна.

Сами понимаете, за шесть дней невозможно познать народ. Для этого иногда не хватает и жизни. Но даже за столь короткое время я не мог не заметить, что китайские студенты знают русскую литературу лучше, чем наша молодежь. Очевидно, любовь к советской культуре у них в крови.

Столичные писатели в запрете

- Помогла ли ярмарка наладить диалог между российскими и китайскими писателями, журналистами, издателями, а значит и между нашими странами вообще?

- Диалог был сложный, но он дал возможность почувствовать изнутри, насколько мы с китайцами сегодня разные народы, и в то же время тяготеющие друг к другу: у нас общее "коммунистическое" прошлое. В Китае хорошо знают русскую литературу первой половины XX века. Самыми любимыми писателями остаются классики - Достоевский, Тургенев, Чехов, а также советские прозаики - Островский, Шолохов... Интересует китайцев и проза, отражающая взаимоотношения человека и природы, в жанре которой работаю я. Собственно, по этой причине меня и попросили принять участие в выставке. Китайская сторона пожелала, чтобы ультрасовременная русская литература, где сегодня самыми востребованными художественными образами являются бандиты и милиционеры, не нужна. Это послужило причиной снятия уже подготовленной группы столичных писателей.

Надо сказать, что к российскому стенду площадью в тысячу квадратных метров был проявлен особый интерес. Успехом пользовались и русские писатели. Китайские специалисты и рядовые посетители, учащиеся факультетов славистики пекинских вузов и журналисты интересовались не только литературными новостями, но и жизнью нашей страны вообще. Хотя в последнее время Китай больше ориентирован на Америку, нежели на своего бывшего "коммунистического брата" - Россию. В этом плане меня поразило следующее: в "Боинге", в котором мы летели в Поднебесную империю, все объявления делались на китайском и английском языках, хотя, сами понимаете, 80% пассажиров на его борту были граждане нашей страны.

Дерево без верхушки

- Так кто же "западнее" - мы или они?

- Ответить однозначно трудно. По большей части, китайский книжный рынок занят англоязычной литературой, которая удовлетворяет духовные потребности миллиардной страны. Вице-президент Всекитайской ассоциации исследователей русской литературы, профессор Пекинского университета Чжан Цзяньхуа отметил, что из 6 тысяч наименований переводной литературы более 40% - американской (в 2005 году её было издано около 3,5 тысяч, русской - всего 49).

В то же время, нельзя не отметить удивительную черту китайского менталитета. Жители Поднебесной стремятся сохранить своеобразие собственной культуры и полностью отметают любые чужеродные идеологии. Они знакомятся с наследием других стран, восторгаются произведениями искусства, но, в отличие от нас, не заимствуют все, что кажется привлекательным на первый взгляд.

- Наши омские дарования так же падки на все современное?

- Действительно, творческий поиск, особенно среди молодых талантов, в последнее годы больше напоминает попытку соригинальничать. Моден сленг, мат. К сожалению, вместе с политическим "фильтром" исчез и профессиональный. К примеру, чтобы стать сегодня членом Союза писателей, достаточно издать книгу, получить пару рекомендаций, написать заявление, и вас примут. Если в советское время в омской организации состояли 12 писателей, то сегодня - 53. Не думаю, что уровень литературы мог так резко возрасти за последние пятнадцать лет.

Мы, русские, не должны отказываться от своих культурных корней. Как любое дерево, без них мы не вырастем - верхушки не будет.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах