105

"Под трибунал отдавали не сразу..."

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ в Омске 09/04/2008

Шестьдесят пять лет назад - в апреле 1943 года - в Советской армии было образовано главное управление контрразведки "СМЕРШ" - самая эффективная спецслужба времен Второй мировой войны. Омича Прокопия Величко тоже можно считать СМЕРШевцем: он боролся со шпионажем ещё в первые месяцы войны.

"Отобрали меня ещё в училище, - вспоминает ветеран. - В июне 1941-го назначили в распоряжение третьего отдела (военная контрразведка) Московского военного округа, и не успел я доехать до места, как по радио сообщили, что началась война. Нас наскоро проинструктировали - и в дивизию". Задачи у контрразведчика были непростые: борьба со шпионажем, предотвращение дезертирства, предательства...

"Немец штыком, а я прикладом"

Прокопий Величко в 21 год был назначен заместителем оперуполномоченного 806 стрелкового полка 235 дивизии. "Наша часть вступила в бой на третий день войны в Калининградской области, - делится ветеран. - Я строевой офицер. В чекистском деле вначале не был искушен. Бои шли тяжелые, и поэтому я зачастую просто принимал командование ближайшим подразделением".

В первые же недели войны молодого лейтенанта ранило. "Немец колол штыком сюда, - тыкает в грудь ветеран.- Мышцу до ребер разрезал. Но пока он меня в грудь бил, я его прикладом по голове ударил. Больше он уже не встал".

Когда дивизия заняла оборону, оперуполномоченный начал налаживать сеть информаторов. "Это очень трудное чекистское дело - создать сеть в период войны, - рассказывает ветеран. - Я носил общевойсковую форму и был таким же, как все. О том, что я сотрудник органов НКВД, знали только командир и комиссар полка, а также начальник политотдела".

Предатели, шпионы, дезертиры...

Вскоре бойцы рассказали лейтенанту, что одна девица вечером переходит линию фронта. На вопрос лейтенанта, почему не задержали, солдаты ответили, что девушка плачет и говорит, что все её родственники находятся на той стороне.

"Переходила линию фронта она в одно и то же время, - вспоминает контрразведчик. - Я её задержал, и мы пошли к ней домой. Там обнаружили молодую женщину лет тридцати. Она была выхоленной и не походила на деревенскую. Я стал разбираться, она заявила, что любит деревню и приехала... отдохнуть. Потом в ходе разговора установил, что эта женщина не родственница задержанной девушки. А уже позже выяснилось, что это была немка латышского происхождения, которая была завербована в качестве осведомителя и сообщала немцам данные о расположении артиллерии и минометов".

"Прокопий Васильевич, а дезертирство вам приходилось предотвращать?" - поинтересовался я у ветерана. "Да, мы узнавали настроение людей перед боем и устанавливали, что отдельные личности сговаривались между собой и собирались уходить, - рассказал чекист. - Мы их приглашали, разбирались, почему, как и что... Сказать, что сразу отдавали под трибунал, не могу. Некоторые ребята были молодые, необстрелянные. Их просто в другие части переводили. Хотя бывало и арестовывали. Поймите, там была нужна жесткость. Представьте, мы же отступали, Родину оставляли, там не до сочувствия было".

Не сочувствовал контрразведчик и себе, когда осенью 1941 года в бою около Чудского озера, где когда-то Александр Невский разбил немцев, он потерял руку. "Что-то тупое ударило, рука длинная стала, - медленно вспоминает ветеран. -Я почувствовал, что прекращается дыхание, но понял, что надо остановить кровь".

Потом были долгие месяцы в тылу и постепенное возвращение к жизни. Прокопий долго учился писать левой рукой. Свыкся, стал журналистом и работником отдела культуры.

Не обидно ли было молодому парню, что так быстро и нелепо оборвались его служба и нормальная жизнь? "Ни тогда, ни сейчас не думал, что я зря потерял руку, - твердо отвечает ветеран. - Миллионы погибли, а я вот инвалидом стал, но своё дело сделал. В моей душе гордость за то, что я был оперативником и обеспечил боеспособность части, и за то, что был среди тех, кто спас Отечество".

Справка "АиФ в Омске"

СМЕРШ (до 1943 г. управление особых отделов НКВД ) выполнял функцию тайной полиции в войсках. В каждом соединении имелся свой особист, который вел дела на солдат и офицеров, имеющих "проблемные" биографии, и вербовал агентуру. В среднем оперативник СМЕРШ служил три месяца, после чего выбывал по смерти или ранению. Зачастую агентура СМЕРШа проявляла героизм на поле боя, особенно в ситуации паники и отступления.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

                     
        Самое интересное в регионах