aif.ru counter
217

20 декабря исполняется 92 года со дня образования ЧК

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ в Омске 15/12/2010

Вообще-то после окончания института омич Юрий Дмитриев хотел уехать из родного города в Свердловск и мирно работать в геологоразведке. Но в армии ему кто-то сказал: «А пойдём на службу в КГБ!». Долго думать молодой человек не стал.

- Я подал документы в омское отделение спецслужбы и стал ждать, - вспоминает Юрий Викторович. - Вызов пришёл в 1976-м. В итоге я так и не стал геологом и отдал КГБ 17 лет жизни. 

Накануне 92-летия со дня образования ЧК «АиФ в Омске» поговорил с Юрием Дмитриевым об особенностях работы этой закрытой системы.

О настоящих мужчинах

- Юрий Викторович, попасть на службу в КГБ в Советском Союзе было крайне сложно. Брали ведь не всех?

- У меня было высшее образование и служба в армии. А ещё мне, наверное, просто повезло. Вызвали меня в КГБ не сразу - только спустя два года после подачи заявления. После чего отправили в Минск, а через несколько лет службы - в Московскую область. Будущие работники спецслужб должны были пройти определённую «школу жизни», а точнее, отучиться в Краснознамённом институте им. Андропова. КГБ давало великолепное образование. Но даже не это главное. Такого количества настоящих мужчин на один квадратный метр, как в школе КГБ, я не встречал больше ни разу в жизни. Мы учились основам агентурно-оперативной деятельности. Если проще, то это умение работать с людьми, быстро получать значимую информацию. А это главное оружие в борьбе с противником.

- И чем вам помогала школа КГБ в жизни?

- То, что я сейчас живой перед вами сижу, - это следствие умения со всеми найти общий язык. Когда идёшь в горы на операцию, а тебя прикрывает человек, которому ты не доверяешь, то всё может закончиться весьма плачевно. А быть «грузом 200» мало кому захочется.

«Сам напросился» 

- В 1983 году вы поехали в Афганистан. Самый разгар боевых действий. В командировку отправляли в добровольном порядке?

- Исключительно в добровольном. Да, это было опасно. Но и интересно. Я целенаправленно шёл на работу в спецслужбу, сам напросился. Если ты конструктор, то разрабатываешь определённый проект на заводе, а если служишь в КГБ, то защищаешь Родину. Это политики решают - куда и когда вводить войска. А мы исполнители. Когда я приехал в Афганистан, то обеспечивал безопасность советских специалистов. Там в начале 1983 года захватили в плен 16 советских граждан, а спасли только девятерых. И с этим нужно было бороться. Меня не удивил Афганистан своей безумной жарой или нравами. Нас к этому готовили. А вот самым страшным оказалось наличие оружия у гражданских советских специалистов.

- Наверняка самым страшным в Афгане было не оружие, а последствия его применения?

- Особенно когда последствия накладываются на обстоятельства. Я никогда не забуду свой день рождения 29 октября в Афгане. Война войной, а праздник отметить хотелось. Мы шли с другом в магазин, как вдруг неподалёку раздались автоматные очереди. А потом, выбив ворота, на ограждённую территорию влетает БТР и останавливается рядом с нами. И так тихо-тихо стало. И страшно. Как оказалось, ребята в БТР поехали за продуктами, а попали в засаду. Брошенная граната угодила в открытый люк. Вместо водителя, старшего лейтенанта, солдата и прапорщика - одна каша. Вперемешку с консервами, которые они везли. Доставали мы всё это до самой ночи. Ну какой тут день рождения…

- А орденом Красной Звезды вас за что наградили?

- В январе 1984 года в горах разбился советский самолёт. Мы с афганцами на трёх «вертушках» полетели в тот район искать тела погибших. Собрали всех. За это и награда.

Гордые и нищие

- Вы часто говорите об афганцах как о людях с положительной репутацией. Но про этот народ вообще мало что хорошего можно услышать.

- Я прожил в Афгане около четырёх лет. Первая командировка была почти 30 лет назад, вторая - в 2008 году, когда я поехал как гражданский специалист. И могу сказать, что афганцы - это гордые, нищие и любящие юмор люди. Это Восток. Словам здесь верить сложно. Здесь обманывают, но это не считается чем-то неправильным. Я дружил с афганскими детьми, и они, слава Богу, в спину мне не стреляли. Там остался кусочек моей души. Вспоминаю ли я Афган? Нет, но после первой командировки он мне часто снился.

- Афганистан 30 лет назад и сейчас - две большие разницы?

- В 2008 году мы встречались с бывшими полевыми командирами, а мне говорили: «Юра, хорошо, что мы с тобой 30 лет назад не встретились». Мы ведь по разную сторону баррикад были. Сейчас с этой страной творятся страшные вещи: антагонизм этносов и борьба за власть разорили Афганистан. И нищих там сейчас гораздо больше, нежели в 1980-х.

- Скажите, в современном обеспечении безопасности страны вас что-нибудь удивляет?

- В России у ФСБ на первый план вышли другие проблемы - борьба с экстремизмом и террором. С террором мы первый раз только в Афгане столкнулись, в России в те годы о таком даже и не знали.

- Говорят, что бывших сотрудников КГБ не бывает. Это так?

- Не бывает (улыбается). К тому же оперативная деятельность помогает в дальнейшей жизни. После службы я работал руководителем в разных организациях. Школа КГБ универсальна. Везде ведь люди.

Досье

Юрий ДМИТРИЕВ, бывший сотрудник КГБ. Родился в 1949 году в Омске, в 1972 году окончил ОмГТУ. Через два года пришёл на работу в спецслужбу. Два раза ездил в командировку в Афганистан. Имеет орден Красной Звезды и афаганский орден «За храбрость». Сейчас работает на заводе криогенной техники специалистом отдела информационных технологий.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах