36

"Смерти мы ждали, как избавления..."

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ в Омске 09/04/2008

Никто из них не верил, что когда-то вернется на Родину. Они даже не верили, что завтра будут живы. Все они были в плену. В преддверии 11 апреля - Международного дня освобождения узников фашистских концлагерей - корреспондент "АиФ в Омске" встретился с бывшими жертвами террора.

"В детстве папа вместо сказок рассказывал мне про... Освенцим, - вспоминает Татьяна Щемелева, дочь бывшего партизана. - Он никогда не мог забыть, что его младшего брата и маму заживо сожгли в печах ..."

О том, что он узник Аушвица-Освенцима, омич Иван Щемелев поведал миру только в начале 1990-х годов. Ему не поверили сразу, но "158-702" - номер, выколотый на руке, всё подтвердил.

Иван Щемелев родился в белорусской деревне Козловичи, находящейся под Витебском. 11-летним подростком он видел, как каратели окружили деревню и уничтожали из огнемётов все постройки, как эсэсовцы хватали из рук матерей и швыряли в огонь двух младенцев... После подобных зверств большая часть населения деревни вместе с женщинами и детьми ушла в партизаны. Отряд в тысячу двести бойцов скрылся в густых лесах.

"Папа, будучи ребенком, легко разведывал, где и сколько находится фашистов, где размещаются склады с оружием, - рассказывает Татьяна. - Он же вместе со взрослыми взрывал фашистские эшелоны". Больше двух лет отряд воевал на оккупированных территориях, а в марте 1943 года фашисты бросили в леса боевые резервы... Оставшихся в живых женщин и детей картели угнали в лагеря.

Третий барак концентрационного лагеря Аушвиц-Биркенау, расположенного рядом с польским городком Освенцим, стал для подростка, двух его братьев и матери настоящим кошмаром. Они спали на дощатых нарах и питались хлебом с опилками, иногда, если повезёт, крапивой, растущей у бараков. "Никто из нас не думал, что выйдет оттуда живым, ведь в течение долгих дней мы постоянно видели перед собой смерть, - горестно вспоминал Иван Щемелев. - Моя мать была ещё жива, когда её, обессилевшую, увозили в крематорий. Я оставил прощальный поцелуй на её влажной от слёз щеке. За день там сжигали по триста пятьдесят человек... Постепенно исчез страх, мы притерпелись к смерти, считая её лучшим избавлением от адовых мук".

Несмотря на все ужасы, по Аушвицу ходили слухи о несдающихся бойцах. В одиннадцатом бараке, совсем рядом с Иваном, некоторое время находился Дмитрий Карбышев. Заключенные шептались, что есть военный, который не сгибается, хотя ему предлагают выбраться из этой могилы в обмен на сотрудничество.

"Фашисты в 1943 году создали лагеря усиленного режима с лабораториями, - рассказывает Татьяна. - Папа остался жив только потому, что его отобрали для медицинских экспериментов. Ему ставили уколы и брали кровь на анализы, и только поэтому мало-мальски кормили".

27 января 1945 года советские войска взяли Освенцим. Ивану Щемелеву на тот момент было всего 15 лет, его единственному выжившему брату и того меньше.

"До 1991 года папа никому, кроме близких родственников, не говорил, где побывал в детстве, - вспоминает дочь. - Он даже замаскировал номер на руке - сделал еще несколько больших татуировок на разных частях тела. Его всегда очень тяготили воспоминания о пережитом". Три года назад пенсионер вместе с дочерью посетил Биркенау и взял там горсть земли на память о брате и маме.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах