42

Ненужные дети

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ в Омске 16/05/2007

В начале мая и конце апреля в разных селах Омской области утонули в ямах с водой трое маленьких детей. Почему это случилось, и сколько еще ребят могут разделить участь несчастных малышей? Ответы на эти вопросы попытался найти корреспондент "АиФ в Омске".

Трагедии поочередно произошли в Марьяновском, Омском и Большереченском районах области. 24 апреля в Марьяновке утонул мальчик, которому было всего три годика. А уже первого и шестого мая погибли две девочки трех и четырех лет. Во всех случаях дети находились на улице без присмотра взрослых. Прокуратура пока не спешит винить в трагедиях родителей и проводит проверки. Однако даже следователи признают, что такого в области не было давно.

Сколько в Омске "плохих" семей?

По словам Юлии Кулагиной, заместителя начальника отдела по делам несовершеннолетних УВД Омской области, в нашем регионе на сегодняшний день состоит на учете пять с половиной тысяч родителей, не исполняющих обязанности по воспитанию детей. Детей у них почти в два раза больше. То есть получается что-то около десяти тысяч ребятишек. Однако, по мнению социальных педагогов разных школ города, эта цифра должна быть значительно больше.

"В нашей школе состоит на учете пять семей, но это формальная цифра, - рассказывает Елена Покровских, социальный педагог одной из школ Центрального округа. - Ведь постановка на учет - крайняя мера, которая применятся только тогда, когда ребенок опасен для окружающих или ему опасно жить в семье. Но разве можно считать благополучной семью, в которой ребенок ходит голодный, грязный и со вшами? Пусть пока он не преступник. Но что ждет его в будущем? В моей школе 27 классов, в каждом примерно по 2-3 "неблагополучных" ребенка. Это около восьмидесяти детей!".

По неофициальной точке зрения многих омских социальных педагогов, десятая часть каждого класса практически в любой школе - это дети из "плохих" семей. Получается, размеры семейного неблагополучия в Омской области имеют огромный размах. Несколько десятков тысяч омских детишек регулярно подвергаются оскорблениям, их не кормят и обижают. Кто вырастет из таких ребят? Преступники? Бомжи?

Тридцать детей не найдены...

Ваню Гурьина я обнаружил на улице Красный путь около магазина "Чародейка". Семнадцатилетний парень просил милостыню.

"Работать не пробовал?" - спросил я его, предварительно накормив. "Я работал в КТОСЕ-3 разнорабочим, - пояснил Ваня. - Мне там платили по тысяче рублей, и то приходилось ждать зарплаты по два месяца. Милостыни мне дают рублей по сто в обычный день, а по праздникам сто пятьдесят".

"Да, для многих подобных ребят попрошайничество - это профессия, - пояснила Юлия Кулагина. - Ну а 15-17-летние подростки - это вообще очень тяжелая категория для работы - в детдом им путь уже закрыт". В Омской области за четыре с половиной месяца родительских прав лишились более двухсот человек. Часто причина такой меры - жестокое обращение с ребенком. Только с начала года в милицию поступило тридцать четыре сообщения о подобных деяниях.

Но самую шокирующую историю нам рассказали в отделе по делам несовершеннолетних и молодежи прокуратуры Омской области. По словам Сергея Цареградских, начальника отдела, в Горьковском районе Омской области недавно было возбуждено уголовное дело в отношении взрослого мужчины, который зверски истязал своего семилетнего пасынка. "Облил одеколоном ягодицы и поджег...окурками сигарет прижигал ушные раковины... при помощи щипцов защемлял язык", - вот некоторые детали обвинения.

Может быть, не случайно с начала года из детдомов области убежало около семидесяти детей, а из неблагополучных семей - более двухсот. К слову, около тридцати ребят до сих пор не найдены.

Исправление - это чудо

"Меры воздействия на неблагополучные семьи себя не оправдывают", - в один голос заявляют социальные педагоги города, которые сами могут разве что поговорить с ребенком, родителями и обзвонить вышестоящие инстанции.

В ходе подготовки материала обнаружилось, что этой проблемой "занимаются" комиссии по делам несовершеннолетних, департамент образования, органы опеки - все они в конечном счете влияют на "плохих" родителей очень условно. Чаще всего просто беседуют и убеждают встать на "путь исправления" - помыть и накормить ребенка, сделать ремонт в квартире, найти работу... Чуть больше "помощи" оказывают инспектора ПДН и участковые. Они помимо убеждения могут еще и составить протокол.

Но инспекторов по делам несовершеннолетних в городе всего 119 человек. На каждого приходится по две - три школы. "Мой" инспектор ПДН - это молодая девушка, которая по проблемным семьям много не побегает, - поясняет Елена. - Она, как и я, просто побоится это делать. У меня на контроле находится семья, в которой мама боится собственного двенадцатилетнего сына. Мальчик как-то пришел домой пьяным и переломал отцу ребра. Я обратилась за помощью к инспектору ПДН, она говорит, что все, что она может сделать по закону, - это составить протокол на... мать".

"Определенное воздействие оказывают КТОСы и центры социальной помощи, - продолжает Елена Покровских. - Они помогают одеть ребенка и нередко подкармливают семью. Могут и трудоустроить родителей. Естественно, дворниками и техничками за мизерную зарплату. Многие поначалу устраивались, потом увольнялись и злобились и на нас, и на весь мир. Такие семьи может спасти только чудо".

Слово "чудо" применительно к неблагополучным семьям теперь употребляют все - прокуроры, милиционеры, педагоги, чиновники. Наверное, никого из них уже не удивит тот факт, что за семь лет число "опасных" семей в области выросло почти вдвое.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах