aif.ru counter
272

Ребёнок – не собственность! Детские обиды остаются на всю жизнь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ в Омске 30/05/2012

 А ещё мы говорим о правах ребёнка, потому что в повседневной жизни большинство родителей о них забывают.

Так от кого и от чего мы должны защищать наших детей, какие опасности подстерегают их в современном мире? Об этом «АиФ в Омске» разговаривал с Валентиной Маркиной, руководителем омского социально-реабилитационного центра «Надежда».

Как говорит наша героиня, очевидная задача взрослых - уберечь ребёнка от насилия, голода, влияния улицы. И, как бы парадоксально это ни звучало, - от взрослых.

О потерянном поколении

- Валентина Степановна, что Вы подразумеваете под выражением «уберечь от взрослых»?

- Нашу жизнь. Я работаю с детьми много лет и могу с уверенностью сказать, что детская память - самая восприимчивая, и самое больное запоминается именно в детстве. Оттуда оно как червоточина отравляет жизнь. Если взрослые обиды со временем забываются, то детские - никогда. Дети простят всё. Они не прощают несправедливость. И когда родители часто незаслуженно отвешивают ребёнку подзатыльник, незаслуженно обижают его словом, он запоминает это. А когда это происходит раз, другой… Сами представляете, что получается. Есть общество, которое делает ребёнка нравственным калекой. А у нас ещё и семья добавляет. Поэтому мы работаем не просто с детьми беспризорными, безнадзорными, а с семьями: неблагополучными, малообеспеченными, неполными. Считается, что в других, благополучных семьях, ребёнок априори защищён. Хотя это спорный вопрос.

- Беспризорник - слово из дореволюционного прошлого, по крайней мере, так кажется…

- Беспризорники есть сегодня. Это бродяги - дети, которые летом будут жить на дачах. Бродяг становится меньше, больше безнадзорных детей. Чувствуете разницу? А почему они есть? Да потому, что это расплата за потерянное поколение подростков, выросших в 1990-е годы. Они сейчас стали мамами и папами. А когда были детьми, попали на перепутье. Когда родители остались без работы, в школе всё закрыли и отменили, на их глазах рушилось государство, пионерия, комсомол… Родители стали кто челноками, кто бандитами, и эти дети выросли без внутренних идеалов, особых моральных убеждений и принципов. В них ничего не было заложено в семье, и они ничего не закладывают в своих детей. И это десятилетие ещё долго будет нам аукаться. Вот поэтому когда на уровне государства поняли, что упускают молодёжь, детей стали открываться социально-реабилитационные центры. Нужно было этих детей возвращать в общество. Ведь у нас фактически повторялась картина 20-ых годов прошлого века. Я помню, как в 2002-м мы ездили и вылавливали подростков из теплотрасс. Сейчас уже такого нет.

- Значит, на Ваш взгляд, сейчас в России достаточно развита государственная система защиты детей?

- Да нет, конечно. Эта система несовершенна, но чем больше мы будем строить приютов, тем больше у нас будет безнаказанных родителей. Это слишком лёгкое решение проблемы, и непутёвым родителям только на руку. Ребёнка забрали - и хорошо. Мамаша эта ещё рожает, получает пособие. Нет, я в корне против того, чтобы увеличивалось число приютов. А вот открывать гостиницы для подростков, освободившихся из мест лишения свободы, которым негде проживать, - нужно. Меня это так волнует, потому что мы работаем с детьми, находящимися в конфликте с законом. Они освобождаются, а родители уже всё пропили или родственники обобрали. Они выходят в никуда. Жить негде - он идёт опять воровать, и за полгода у него рецидив. Это очень серьёзная проблема, её надо решать.

Школа – лишь урокодатель

- В последние годы идёт тенденция к сохранению семьи: иногда любыми средствами ребёнка стараются оставить с родителями, но всегда ли это оправдано?

- Нет, такие решения не всегда оправданны. Бывают случаи: два-три раза не забирают детей, но мы видим, что ситуация критическая! Только когда мы поставили всех на ноги и стали говорить, что может случиться беда, - детей забрали. Но город-то миллионный, сколько неблагополучных семей! Невозможно всех забрать. Иногда, чтобы наказать родителей, ребёнка временно забираем. Родителю надо дать понять, что значит потерять ребёнка. Ведь многие воспринимают сына и дочь как собственность, которая никуда не денется. Но когда он понимают, что из больницы ребёнка просто так не отдадут, потому что мама не работает, в доме беспорядок, они начинают что-то делать.

- Статуса «малообеспеченная семья» дети стыдятся и не секрет, что школе дети из неблагополучных семей остаются, мягко говоря, не у дел. Неужели школа не в силах переломить эту ситуацию, взять на себя защитную функцию?

- Да, к сожалению, это так. Я сама и учителем была, и директором. В школьных мероприятиях задействованы дети благополучные, хотя это очень условное понятие. Перед школой стоит ориентация на среднего ученика. То есть там мало внимания уделяется как одарённому, так и слабому ученику. Учителя физически не успевают. Сейчас школа – только урокодатель, всё остальное ребёнок должен получать самостоятельно. А мы даём веру этим детям, что они такие же полноценные. Вы бы видели, как эти дети, никогда в школе не читавшие стихи, выступают у нас в центре. Я уверена, в каждом ребёнке всё заложено, только это надо развивать.

- Конвенция о правах ребёнка существует десятки лет, но даже в благополучных семьях мало кто о ней разговаривает с детьми. Кто и когда должен рассказать об этом и в каком возрасте это лучше делать?

- В раннем возрасте. В школах на уроках обществознания обсуждается Конвенция, в школе вообще много о чём говорят, но, к сожалению не всегда это воспринимается верно, возможно, потому, что неверно преподаётся. Не дорабатывается правильное объяснение, что значит жестокое обращение. А это важно знать и отличать жестокое обращение от требований по выполнению своих детских обязанностей.

- Год назад в Омской области была введена должность уполномоченного по правам ребёнка. Какие взаимоотношения сложились у вас?

- С Ириной Касьяновой у нас очень крепкая связь. Она помогла объединить все наши структуры, мы стали работать в одной упряжке. Ведь было время, когда каждое ведомство, работающее с неблагополучными семьями, тянуло одеяло на себя. Сейчас мы объединили усилия по защите детства и семьи. Раньше до абсурда доходило. Составят план, что выходит специалист в семью в среду раз в две недели: в инспекции по делам несовершеннолетних, в органах опеки, в системе профилактики, в федеральной службе наказаний и т.д. И получается вот один пришёл, другой, третий… И что в итоге? Сейчас мы работаем в команде, и это сказывается на конечном результате.

- В последнее время участились случаи детской жестокости. Откуда корни этого явления? Раньше такого не было.

- Раньше об этом не говорили. А жестокость идёт из семьи. Если ребёнка не бьют, то он никогда не ударит другого, а если ему было больно, то пусть теперь так же больно будет другому. У нас в спортзале установили манекен для занятий. Я не могу даже представить, как по нему бить? Но видела, как мальчишки бьют по груди, а девчонки разбегаются и ногами по лицу. А всё потому, что в семье им плохо. Случаи насилия в семье возросли. Мамы живут с сожителями, и в женщинах материнский инстинкт куда-то отодвинулся. Они меняют детей на мужчин, поэтому дети и забыты. Его только назовёшь «Ваня» или «Серёжа» он радостный. А дома он – «Ванька», «балбес», «придурок», «урод»…. А девочки наши? Они изуродованы. Если её в семье наказывал отец, то есть мужчина бил маленькую женщину, беззащитную то к чему это приведёт? Да к тому, что она, выходя замуж, уже согласна на унижение и побои со стороны мужа. И самое страшное, что она сама так росла, и детей своих будет так воспитывать.

Поэтому мы и говорим, что необходимо раннее вмешательство в семью. Как можно больше людей не должно оставаться безучастными. Ведь не каждый пойдёт и скажет, что ему плохо. С 2008 года у нас работает социальная служба экстренного реагирования, она обслуживает Омск. То есть любой житель города, будь то сосед или просто прохожий, который знает о ситуации, где страдает ребёнок, может позвонить нам по тел.48-72-85. Можно анонимно.

- Значит, если в семье ребёнка любят, уважают, то он вырастет благополучным?

- Не всё так просто. Но взрослые должны помнить, что каждый ребёнок - личность. Дети тянутся к взрослым, они хотят быть понятыми и услышанными. Поэтому чем больше взрослые будут проводить времени с детьми, тем лучше от этого ребёнку. И играйте с детьми, в куклы, в футбол, в вышибалы…Они делаются такими счастливыми, когда взрослые с ними играют в их же игры. Им нужно показать свою значимость, знать, что они нужны и не одиноки.

Досье:

Валентина Маркина - директор социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Надежда». Окончила Кызылский пединститут по специальности «учитель русского языка и литературы», затем ОмГПУ по специальности «менеджмент в социальной сфере». Больше 20 лет отработала в системе образования, с 2002 года работает в сфере соцобслуживания населения.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах