aif.ru counter
25

60 секретных минут

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ в Омске 24/01/2007

Корреспонденту "АиФ в Омске" удалось проникнуть в святая святых Лицейского театра - за кулисы - и увидеть, что происходит там, пока зрители в зале занимают свои места. Как актеры гримируются, наряжаются, одним словом, готовятся к выходу на сцену.

Целый час длилась моя "засада" в кулисах Лицейского. "Незамеченной" мне остаться, конечно же, не удалось, зато удалось заметить много всего интересного. Думаете, актеры нервно ходят из угла в угол? Сосредоточенно повторяют текст? Усиленно входят в образ? Ерунда! Суетятся, шутят и прикалываются друг над другом, благо - знают множество способов.

Шесть часов вечера.

Сегодня играют премьеру - комедию "Ревнивая к себе самой" по пьесе Тирсо де Молина. Спектакль элегантный, красивый, с историческими костюмами и сложными прическами. Актрисы еще за полтора часа встают в очередь к театральному гримеру-постижеру Вере Петровне Суровкиной. Надо, чтобы и шпильки держались, и жемчуг блестел, и пряди неряшливо не торчали. Творческий "дом" у лицеистов маленький, и многое в нем они делают сами. Сами облачаются в костюмы, клеят бороды и чистят ботфорты, сами дают звонки в зрительный зал и сами поднимают занавес.

Шесть пятнадцать.

- Так, кто тут ухахатывается? - прибегает на шум актриса Наталья Мельникова, по совместительству помощник режиссера. А как помрежу ей положено за дисциплиной следить.

-Это актерский тренинг такой, - сдерживая смех, оправдываются ребята.

- Прекращайте эти "тренинги", вас аж в вестибюле слышно.

Смех прекращается, и в тишине раздается хлопок, похожий на удар руки по лицу. Кому-то явно "влетело". Так и есть: это Женя Точилов с партнершей репетируют сцену пощечины.

- Не бей меня сильно, а то ты с каждым разом все больше во вкус входишь, - просит Точилов.

Половина седьмого.

Сидя перед зеркалом в красном камзоле, Игорь Коротаев терпеливо сносит горячую плойку и легкий "душ" из лака для волос, пока Вера Петровна укладывает его прическу. Сегодня он испанский дворянин. Значит, должен полностью соответствовать. Укладка закончена, и Игорь критически оглядывает себя в зеркале. Проводит рукой по волосам, надевает шляпу и щелкает пальцем по ее полям: вот теперь готов.

Без двадцати минут семь.

Из мужской гримерки, откуда-то сверху, раздается: "Все. Я оделся. Смотрите не влюбитесь!". По маленькой лестнице со второго этажа спускается Ваня Притуляк - еще один кабальеро. Только что вроде торопливо пробежал мимо, весь такой джинсовый, а тут вам уже и осанка, и манерность откуда-то появилась, и ленивая благосклонность во взгляде. Ну просто не узнать человека!

"Я сначала вообще не представлял, что и как делать в таком костюме. Тут рюши, тут банты...Одно дело, когда играешь в привычной одежде, и совсем другое дело, когда вот так вот...Походка, жесты, осанка - все должно соответствовать. Здесь беретом или плащом как попало не взмахнешь".

Шесть сорок пять.

Возле выхода на сцену, на стене, замечаю небольшой щит с тремя кнопочками и каким-то неприглядным рычагом, выкрашенным белой краской.

- Что это такое? - интересуюсь у Игоря Горчакова (он сегодня играет роль отца одной знатной испанской красавицы).

- О, это засекреченная информация, - важно растягивает слова Игорь, но, видя мое явное разочарование, смягчается. - Да нет, на самом деле это переговорное устройство, по нему мы информацию в театре передаем. Вот здесь - связь с осветительской рубкой, а с помощью белого рычага мы занавес поднимаем и опускаем.

Без пяти семь.

"Артисты, давайте соберемся на сцене и сделаем "руки" - объявляет в переговорное устройство Наташа Мельникова. "Это ритуал, которому мы не изменяем никогда", - объясняет мне помреж.

Все участники сегодняшнего спектакля выходят на сцену, берутся за руки и желают друг другу, чтобы спектакль прошел благополучно. Между ними и зрителями - толстый занавес из двухслойного солдатского сукна. Настоящее чудо акустики! Актеры могут слышать, как "гудит" зал, а зрители даже и не подозревают, что за ними давно наблюдают, пытаясь угадать, какие они сегодня.

- А бороды приклеивать вы разве не будете? - цепляюсь за Игоря, уходящего со сцены одним из последних.

- Нет, это принципиально. Естественная красота лучше. - С этими словами он эффектно кладет руку на эфес бутафорской шпаги и картинно удаляется.

"Ну что, мой друг, пойдемте в путь?" - слышу голос Вани за спиной. Наверное, актер напоследок роль повторяет. Оборачиваюсь, а это он ко мне обращается. Мол, не пора бы вам тоже отсюда, ну, в смысле, в зрительный зал. Точно, ведь уже ровно семь. Ну, тогда - занавес!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах