aif.ru counter
741

«Крепкий мальчишка, настоящий сибирский, как медвежонок». Тренер о Мурыгине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ в Омске № 12 (720) 19/03/2014 Сюжет Гость редакции: самые интересные интервью
«Он терпел и рвался, не считал себя слабее».
«Он терпел и рвался, не считал себя слабее». © / РИА Новости

Еленой Савченко – заслуженный тренер России, тренер Центра олимпийской подготовки «Авангард». Именно она после трагедии в жизни биатлониста и лыжника Григория Мурыгина привела его в паралимпийский спорт.

Марина Петрова, omsk.aif.ru: Елена Александровна, расскажите, когда Вы начали тренировать Григория?

Елена Савченко: Познакомились мы зимой 2011 года. Тогда я приехала с чемпионата мира из Новой Зеландии, на котором выступала Елена Чистилина. Она рассказала, что с её родственником произошла трагедия, он попал под поезд, и предложила навестить его в больнице. Когда я приехала, у него не было никакого настроя, ни на что. Просто лежал, широко открыв глаза, а в них – никаких мыслей. Я сказала ему совершенно спокойным уверенным голосом: «Гриша, не потеряйся сам. Жить можно, жить достойно, и не с шапкой в руке. Ты только верь людям, что можно все изменить».

Елена Савченко - тренер Григория Мурыгина. Фото: АиФ / Александра Горбунова

Много ему было бесполезно говорить, он не реагировал, просто головой кивал. Потом ещё раз навестила его в больнице, уже потом, когда выписался, приехала к ним домой и познакомилась с семьёй. Тогда ему дали коляску, но он, шустрый и активный, вообще не понимал, что с ней делать, падал. Тяжело ему конечно было. Я пыталась объяснить ему, что такое паралимпийская жизнь, но у Гриши вообще не было понятия о ней. Поэтому я приняла решение взять его с собой на сборы паралимпийцев в Сочи. Зачем мучить его пустыми разговорами? Нужно везти. Сейчас понимаю, что решение было рискованным. Операции были сложными и серьёзными, шла перестройка организма. Я просто хотела, чтобы парень не ушёл в себя, не стал замкнутым со всеми сопутствующими этому моментами.

– Как прошли сборы?

– Прилетел он весь белый – до этого не летал. Почти неделю не выходил из номера, но постепенно начал успокаиваться. В любом случае, на завтрак, обед и ужин надо было выходить, и естественно он всех спортсменов видел: Лёшу Ашапатова, лидера сборной, колясочников, они всегда вместе. Знакомиться категорически не хотел поначалу ни с кем, я нервничала. Такой у Гриши характер: он весь в себе. Не такой, как я – «веер». Поэтому пришлось подождать. Под конец открылся, ребята учили его подниматься и спускаться по ступенькам на коляске. Я естественно за ним наблюдала и была рядом, просто хотела, чтобы он не через меня начала со всеми общаться, а сам. И потом мы вместе пришли к главному выводу: я предложила заниматься, и он согласился.

Путь к пьедесталу был непростым для Мурыгинка. Фото: РИА Новости

Потом поехали на чемпионат России по лёгкой атлетике, где Григорий выступал в коляске. Были и страхи, и недоразумения. Но так как с техникой он дружил с детства, умел гайки все крутить, с коляской разобрался быстро, где надо – починил и подкрутил.

Так и начали. Осенью он уже участвовал в полумарафоне в Корее, парня захватил спортивный дух команды, он понял, что он не один. Нужно отметить, что характер он не воспитал, у него он был изначально, только отшлифовался, стал спортивным и взял правильное направление. Кто знает, кем бы Гриша стал, жизнь могла куда угодно занести. Конечно, его воспитывали всей командой и тренерским составом, он хулиганил, где-то не слушался, пока ко всем привык. Но когда начались соревнования, понял, что на них никто не шутит, всё серьёзно.

Сначала Григорий любил хулиганить, но потом понял, что спорт - это серьезно. Фото: РИА Новости

– Как складывались занятия именно зимними видами спорта?

– У колясочников летом кроссы, а зимой пересаживаются в бобы и на лыжи. Григорий только с коляской освоился, а зимой сменили инвентарь – заново учиться. Режим конкретный и строгий – ни минутой позже приходить на тренировку. В 7 часов утра зарядка, в 10:00 – серьёзная длительная тренировка, в 16:00 – вторая тренировка и в 20 часов – снова тренаж. Такой режим на сборах далеко не все выдерживают. В первую зиму у него то одна коллизия, то другая. Обижался, но это и был опыт. Далеко не все в этом спорте приживаются: состояние души не позволяет, не готовы. Он терпел и рвался, не считал себя слабее. Фыркал, когда его отчитывали за что-то, молчал и сдвигал брови. Но он рос дома в большом коллективе, поэтому быстро отходил, и снова за работу.

Поначалу в биатлоне у него было много промахов: всю дистанцию летел, прибегал на стрельбище, и винтовка «гуляет». Внутренняя сосредоточенность не сразу появилась. Пристрелялся и начал понимать, что биатлон – это не только бег по дистанции, а ещё и профессиональная чёткая точная стрельба в комплексе. А он круги штрафные мотает, вроде и быстро получается, и догнать всех успевает, но не попадает в лидеры. Но всё же перестроился. Желание учиться у него огромное, жажда лидерства. Фактурой бог не обидел: крепкий, могучий мальчишка, настоящий сибирский, как медвежонок. Наверное, всё это и было слагаемыми успеха.

Метко стрелять Григорий научился не сразу. Фото: РИА Новости

Конечно, все, кто окружал Гришу – профессионалы: старший тренер сборной Ирина Громова, тренер по биатлону Андрей Гладышев, а также массажист, психолог и доктор команды. Последний просто чудеса творил. Общаясь со всеми в этой среде, Гришка купался в любви и уважении. А так жизнь у него не была большими событиями насыщена. Обычный парень из многодетной семьи, привыкший много работать.

У меня стояла тяжёлая задача найти финансирование. Пришлось идти в министерство и убеждать, что мы не просто будем в Сочи, а добьёмся результатов. Чиновники поверили и сметы профинансировали. Для меня это был шок, я тряслась: сметы зашкальные, а в них – Швейцария, Канада. На всё выделяли средства до того момента, когда Гриша официально попал в сборную команду России после чемпионата мира. После обеспечивали инвентарём: начинали мы в «Авангарде» в тренажёрном зале, на стадионе летом на колясках гоняли.

– Сколько у вас воспитанников с ограниченными возможностями?

– Колясочников у меня сегодня четверо. Ещё есть опорники и ребятишки с ДЦП. Совсем недавно, в феврале, мы открыли новое отделение в Центре паралимпийской подготовки – сурдоотделение. Там ещё человек десять-двенадцать.

– Давно тренируете колясочников?

– Лет пять. Коляски – это своя целая страна, отдельная система, свой смысл. Просто так за них люди не берутся, и просто так с ними тренироваться тоже не получится. Надо большую часть своей души отдавать, чтобы что-то получилось. Люди тяжёлые, прошедшие через множество трудностей в жизни, открываются не сразу. Доверять людям они просто так не станут.

– Как они отреагировали на победы Григория?

– Все, кто тренируются здесь, в Омске, воспряли духом. Он рядом был, тренировался, такой же, как и они, и вдруг такой успех. Я думаю, что теперь поддержка однозначно усилится. Все понимают, какой это прорыв, у нас никогда такого не было. Гриша Мурыгин и Наташа Кочерова – первые участники Паралимпийских зимних игр из Омской области. Мы – первооткрыватели, причём не «статисты», а очень результативные. Но это был тяжёлый путь. Перед играми я сказала: «Гришка, такой сумасшедший шанс один раз даётся. Игр в Сочи больше не будет. Старайся, этот шанс нужно реализовывать сейчас. Завтра не надо, послезавтра тоже. Готовься, все силы приложи, нельзя отступать. Он был в унисоне не только со мной, а со всей паралимпийской сборной. Там каждый хочет медаль.

– Какое настроение было перед Паралимпиадой?

– Молчал, работал, но было видно, что в Сочи он не будет в тени. С журналистами категорически не встречался и не общался до первой бронзы. После неё дал первое интервью, и то рядом сидел Роман Петушков. Они родились в один день, но Грише 19 лет, а Роме – 36. Роман, кстати, о Григории говорит: «Смотрю на него и вижу себя». А для Гриши Рома теперь лидер и направление. Может, Роман играет настолько большую роль, что мы даже не представляем. Ведь Гриша пока ещё многого не рассказывает, не раскрывается. Говорит, но скромно и аккуратно.

Роман Петушков - ориентир и пример для Григория Мурыгина. Фото: РИА Новости

Первая «бронза» – это было только начало, старт. Гриша правильно сказал, что был мандраж. Он долго сидел – два или три дня пока все выступали, он ждал. Ожидание это очень тяжело для спортсмена, а тем более юного. Не каждый квалифицированный спортсмен может выдержать, когда люди возвращаются в Олимпийскую деревню с медалями, а ты сидишь и ждёшь своего старта. А в спринте уже собрал волю в кулак. Там всего один километр дистанции, негде раогнаться. Нужно тактически мыслить и выбивать любого – своего, чужого, не важно. Одни конкуренты на время гонки, нет друзей. Спринт – показатель внутренней собранности, чуть зевнул и ты за бортом.

– Вы созванивались с Григорием во время Паралимпиады?

– Я была на открытии, но у меня же и здесь работа есть. Нужно готовиться: в летнюю сборную России попадать. Я понимаю, что зима уже удалась. У них был режим, телефоны выдавали ненадолго, и он звонил только маме, а я с ней сразу же созванивалась. На самом деле, мобильные и компьютеры в принципе несовместимы с биатлоном: если спортсмен просидит, глядя в монитор два часа, он плохо будет стрелять. Андрей Иванович с ними воюет, они обижаются на него. Но его не обманешь – сразу видит на стрельбище, кто рассеянный. Тем более не должна поступать лишняя информация, которой сейчас очень много, мало ли что он прочитает, и это его зацепит. И даже не поймёт, что проиграл по какой-то глупости.

– Какие планы на ближайшее время?

– Чемпионат России в Ижевске. А потом приедет и будет отдыхать, начнёт готовиться к выпускным экзаменам. Одиннадцатый класс, школа заждалась, будет сдавать экзамены. И дальше будем планово готовиться к лету – будут на колясках гонять. В конце июня пройдёт чемпионат России в Чебоксарах по лёгкой атлетике для людей с повреждением опорно-двигательного аппарата.

За Паралимпийскими победами снова начнутся тренировки, сборы и соревнования. Фото: РИА Новости
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах