249

Живая работа. Как поймать и отправить за решётку преступника?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ в Омске № 45 10/11/2021 Сюжет Закон и порядок
В управлении наркоконтроля есть свой спецотряд.
В управлении наркоконтроля есть свой спецотряд. / Юрий Сосункевич / Из личного архива

Как поймать преступника, если продают и покупают наркотики нынче дистанционно? Может ли человек, который хорошо ловил убийц, так же хорошо разыскивать наркодилеров и отправлять их за решётку?

Об этом в преддверии Дня сотрудника органов внутренних дел редактору «АиФ в Омске» рассказал начальник УНК УМВД России по Омской области Игорь Прибок.

Высший пилотаж

Ольга Коробова, «АиФ в Омске»: Игорь Леонидович, ваша семья имеет какое-то отношение к силовым структурам? Как вы попали в полицию?

Игорь Прибок: Мои родители - учителя, и до меня в полиции (точнее, тогда ещё милиции) в нашей семье никого не было. Но я лет с 12-ти был твёрдо уверен, что стану сотрудником органов внутренних дел, причём точно знал, что буду работать в уголовном розыске. Не хотел быть ни следователем, ни участковым (улыбается), только оперуполномоченным. В 17 лет я поступил в школу милиции.

- Пока учились, не разочаровались в выбранной профессии?

- Я ещё больше захотел стать оперуполномоченным, при распределении никаких иных вариантов не рассматривал. Пошёл в оперативную службу на тот момент УВД Ленинского округа, в отделение по обслуживанию посёлка Порт-Артур.

- Отработав два года, вы ушли оттуда?

- Я перешёл в отделение по раскрытию убийств того же Ленинского округа, а затем в областной отдел по раскрытию убийств, где проработал до 2011 года. Тогда порядка в стране было меньше, убийства были событием чуть ли не рядовым, приходилось не просто и ночью выезжать на место преступления, а делать это практически каждую ночь. Но в таком режиме работали все сотрудники отдела, и именно из него вышли нынешние руководители различных подразделений УВД.

В нашем отделе работали наиболее квалифицированные специалисты, и выезжали мы в районы для практической помощи местным сотрудникам, когда произошло, как сегодня говорят, резонансное преступление. Жили там месяцами, пока не раскроем. Вот, например, в Черлаке я прожил два месяца, в Калачинске - месяц.

- Помните, с чем были связаны столь длительные командировки?

- Конечно, тем более что это был первый мой опыт в том подразделении. В Черлаке застрелили из обреза работника игрового клуба и забрали деньги из сейфа. Режим работы у нас был весьма интенсивным; в шесть утра первая планёрка, в час ночи заключительная. И жили мы в гостинице напротив УВД, то есть почти всё время проводили на работе. Преступника установили, задержали, это был житель того же района, но найти обрез не могли. Начальником управления уголовного розыска был в то время Виктор Иванович Коваленко. Так вот, он приехал к нам в Черлак и шесть часов (!!!) разговаривал с подозреваемым, а мы ждали в соседнем кабинете. Он вышел, закурил, сказал: «Обрез там-то, я поехал». Как в кино. Но это было в жизни, и это был высший пилотаж работы.

Благодаря своей работе я где только не был! Посёлок Парабель Томской области оставил неизгладимое впечатление - как я туда добирался (улыбается): сначала поездом, затем автобусом, маршруткой и в итоге на лошадях ехал до вертолётной площадки, чтобы улететь на месторождение, куда после совершения преступления успел отправиться злоумышленник.

Полицейскому спецподразделения надо уметь в том числе с вертолёта десантироваться.
Полицейскому спецподразделения надо уметь в том числе с вертолёта десантироваться. Фото: Из личного архива/ Юрий Сосункевич

Смертная казнь не остановит

- Ваша работа была связана с человеческим горем, многие из-за этого выгорают и уходят. Вам не хотелось всё бросить, когда вы видели, например, глаза матери, чей ребёнок погиб?

- Да, самое страшное - когда гибнут дети, и невероятно тяжело сообщать об этом родителям. В какой-то момент думаешь: лучше бы пошёл мёрзлую землю лопатой рыть, лишь бы эти глаза не видеть. Но затем появляется злость, хочется как можно быстрей найти этого подонка, чтобы он понёс заслуженное наказание, оказался за решёткой.

Немного у людей сфер деятельности, где твёрдо можно сказать, что в твоей работе заложен огромный смысл: ты точно знаешь, что твои действия справедливы и очень нужны людям. Это  мобилизует и позволяет работать со знанием того, для чего ты это всё делаешь.

- Раз уж заговорили о преступлениях против детей - как вы относитесь к законопроекту о пожизненном наказании педофилов?

- Я не сторонник смертной казни и точно знаю, что это не остановит убийц или насильников. Вообще считаю, что человечество должно идти по пути гуманизма. Но максимальная удалённость таких лиц от детей, от возможности совершать преступления должна быть. Наказание должно быть адекватным совершённому преступлению.

Начальник уголовного розыска

- Убийства - это всё же несколько иная сфера, нежели преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, которыми вы сейчас занимаетесь. Как получилось, что вы сюда попали?

- В 2011 году мне предложили возглавить уголовный розыск отдела полиции №  4, и это было то, о чём я мечтал. Помните фильм «Начальник уголовного розыска»? Когда я получил приказ о назначении - был счастлив, что теперь я тот самый начальник уголовного розыска. Хотя понимал всю сложность работы, да и округ Ленинский не самый спокойный в Омске, но всё же мечта сбылась.

Практически 10 лет я отдал терорганам: начальник угро, затем заместитель начальника отдела полиции № 9, потом начальник этого же отдела полиции. Это интересная работа, но всё же больше административная, а я хотел вернуться к живой, оперативной. Поэтому был рад возглавить управление наркоконтроля.

Законопослушный человек не станет организатором группы по распространению наркотиков. как правило, это люди с криминальным прошлым. Найти этого преступника - наша задача, и мы её выполняем. Мы представляем государство, мы сильней.

- Но вы же начальник, это тоже административная работа, а не оперативная…

- Проблема наркомании затрагивает все сферы жизни - убивают из-за наркотиков, грабят, но и зарабатывают на их продаже миллионы. Да, у меня здесь по-прежнему много административных функций, коллектив более 100 человек, но на наиболее ответственные мероприятия я выезжаю лично. Это живая работа, и она не менее интересна, чем раскрытие убийств. Там не знаешь преступника, его ищешь; здесь же, как правило, его знаешь, но нужно поймать за руку.

В современной наркопреступности всё дистанционно, и поимка тех самых «закладчиков» не поможет нам перекрыть наркоканал. Задержать человека, который собственными руками к наркотикам не притрагивался, доказать его вину - это очень непросто.

Законопослушный человек не станет организатором группы по распространению наркотиков; как правило, это люди с криминальным прошлым. Найти этого преступника - наша задача, и мы её выполняем. Мы представляем государство, мы сильней.

В сериалах очень многое гиперболизировано, но много и тех проблем, что есть на самом деле.
В сериалах очень многое гиперболизировано, но много и тех проблем, что есть на самом деле. Фото: Из личного архива/ Юрий Сосункевич

- У начальников свободного времени, конечно, мало. Но всё же, если оно появляется, чем вы заняты?

- Всем людям необходим отдых; я восстанавливаю силы на природе. Очень люблю Горный Алтай, Шерегеш. Все эти турции и отдых в отеле - не моё, мне нужно перемещаться, видеть что-то новое. Хобби у меня нет, хобби - это моя работа. Слава богу, она очень интересная, и я не думаю, что собирать марки или монеты более захватывающее занятие.

Я с детства читаю огромное количество книг, всё же сын учителей. Не люблю читать по своей тематике, я сам могу такие книги написать (улыбается). А вот фантастику читаю с удовольствием.

- Не могу не спросить о современных сериалах про вашу работу. Что-то в них есть похожее на настоящую жизнь или всё чистой воды выдумка?

- «Улицы разбитых фонарей» - это своего рода библия для детей 90-х, которые хотели стать сотрудниками милиции. Шилов из сериала «Ментовские войны» просто икона сотрудников отдела убийств. Там очень многое гиперболизировано, но много и тех проблем, что есть на самом деле.

А как бывший работник территориального отдела скажу, что очень много смешных сюжетов в «Улицах разбитых фонарей» взято из жизни. Так оно и было.

Но вот сериал «След» - это, конечно же, чистой воды выдумка. Было бы такое на самом деле… Но такие вещи я не смотрю.

ДОСЬе
Игорь ПРИБОК. Родился 3 апреля 1981 года в городе Омске. В 2002 году окончил Омскую академию МВД России по специальности «правоведение». В органах внутренних дел с 1999 года. С июля 2019 года занимал должность начальника отдела полиции № 9 УМВД России по городу Омску. За время службы полковник полиции Прибок неоднократно отмечен ведомственными наградами. Женат.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах