aif.ru counter
192

Репетируя праздник. День кукольника в омском «Арлекине» отмечают за работой

Репетиция спектакля.
Репетиция спектакля. © / Анастасия Никифорова / АиФ

Зрители привыкли видеть «Арлекин» снаружи, а внутрь попадают через главный вход, расположенный на площади перед театром. 

Театр "Арлекин". Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

 Работники театра каждый день входят в здание непривычным для зрителей путем – через служебный вход. Внутри каждый занят своим делом.  

Служебный вход в театр. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

Театр изнутри местами похож на офисное здание – коридоры и множество дверей. Однако впечатление обманчиво – то тут, то там, попадаются элементы креплений, части декораций и невозможная в офисных зданиях техника для перевозки всего и вся.

Театральный коридоры изнутри. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

5 апреля в театре пройдет премьера, и сейчас здесь  готовятся к спектаклю «Легенда горы Фудзи». Точно также, как японцы и китайцы порой ставят русские сказки, омские кукольники с интересом относятся к фольклору других стран.

Репетиция одной из последних сцен. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

Своего часа ждут на подставках куклы самураев. 

Куклы, не используемые на сцене в данный момент. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

Сегодня репетиция идет без костюмов, а на самом спектакле актеры будут одеты в кимоно. Под коленками главных героев – листы с текстом.

Исполнители главных ролей. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

Единственный зритель в зале – это режиссер. Однако на сцене, вместе с артистами, он проводит не меньше времени, внимательно следя за малейшими нюансами.

Режиссер в зрительском зале. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

До премьеры нужно найти правильные интонации, рассчитать все передвижения по сцене, отработать детали во взаимодействии актера и куклы.

Репетиция сцены. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

В перерыве актеры уходят в гримерку, где Александр Кузнецов, исполнитель одной из главных ролей в новом спектакле, рассказывает, что День кукольника в театре особенно никак не отмечают  - сегодня здесь обычный рабочий день - и о том, как он сам относится к этому понятию.

- Честно говоря, я себя и кукольником-то не считаю, - смеется Александр. – Я думаю, кукольник – это человек, горячо увлеченный своим делом. Я себя таким «горячим кукольником», который жизнь за это отдаст, не назову, но, тем не менее, работаю в театре, –  оказывается, Александр представитель уже третьего поколония театральной династии. –  У меня бабушка, мама, папа, тетушка – вся семья работает в театре кукол.

Актер Александр Кузнецов. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

Сам он признается, что в театр пришел скорее благодаря «некой неопределенности» в юношестве, чем тяге к  искусству: «Я был двоечником всегда, подумал, что  ни в какой другой институт меня не возьмут. Родители сказали, в театральный поступить несложно. В итоге мне пришлось на поступлении мучиться, потому что оказалось очень сложно!» Но поступил и выучился. И не пожалел о том, что пришел на работу в «Арлекин».

- Мне нравится, что ты можешь предлагать все, что хочешь. А режиссер уже скажет, плохо это или хорошо. И нравится, что я за ширмой -  что есть маска в виде куклы, за которой я могу делать все что угодно. «Живой» план для меня намного сложнее –  там нужно раскрываться перед зрителем самому.

Актер Александр Кузнецов на сцене. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

Во время спектаклей случается множество курьезов и неполадок, иногда артистам сложно продолжать игру – в равной мере и от смеха и от напряжения, когда что-то не удается. Но магия театра такова, что зрители почти никогда не замечают накладок, как бы тяжело не приходилось в этот момент артистам.

– Однажды на спектакле «Шалый» у куклы Димы Войдака отвалились ноги…  Мне очень тяжело перестать смеяться в таких ситуациях! А зрителю такие живые моменты только нравятся. С марионетками, например, легко запутаться. Нужно и текст помнить, и жить в персонаже, а занимаешься распутыванием ниток, пытаясь при этом собрать в кучу образ, - жалуется Александр и продолжает: – Однажды у меня был очень большой текст, почти 40 минут моих, а я сбился и не мог понять, откуда продолжать. Я думал, прошла вечность, пока я вспомнил. А на видео оказалось, что прошла всего минута.

Театром жизнь артистов не ограничивается, как и  круг интересов. В последние дни темой для обсуждения у артистов, как и всех россиян, часто оказывает ситуация на Украине.

Бутафорский цех заставлен готовыми и готовящимися объектами. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

Мы переходим в бутафорский цех, где делают кукол, декорации и все, что может потребоваться для спектакля.

Екатерина Виноградова создает людоеда. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

 «Я изготавливаю ноги людоеда из поролона», - поясняет Екатерина Виноградова, художник-бутафор. – «Он будет очень большого размера, будет сидеть на сцене в позе лотоса».

Создание маски для спектакля. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

Елена Кармадонова готовит маску для следующего спектакля, премьера которого состоится в июне.  «Есть мнение, что кукольники – это только актеры, которые водят куклу», - рассказывает художница и делится своим видением: - «Я думаю, что это не только тот, кто куклу водит, но и тот, кто ее создает». Дело в том, что большие театры, где есть четкое разделение труда – это во многом примета и наследство постсоветского пространства. В мировой практике кукольный театр может состоять даже из одного человека, который сам делает кукол, сам играет в спектаклях и иногда даже пишет музыку к ним. Потому вопрос с самоопределением за рубежом менее актуален.

Художник Дарья Александрова. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

«Я считаю себя кукольником»,  - говорит художник-бутафор Дарья Александрова, - «Ведь пока работаешь над куклой, постоянно с ней играешь, проверяешь, насколько она удобна. Вот эта девочка – фея Лунный цветок».

Кукла для спектакля «Легенда горы Фудзи». Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

Девочке-японке в голубом кимоно еще нужно привести в порядок волосы. На спектакль она выйдет уже с идеальной  прической.

Швейный цех театра. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

- С праздником! – приветствует швей коллега из бутафорского цеха.  Работа над костюмами для предстоящего спектакля продолжается.

Костюмы для будущего спектакля. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

В швейном цеху уже висят готовые кимоно для артистов – черные для кукловодов, цветное – для рассказчика. Здесь шьют костюмы и для людей, и для кукол.  

Конструкторы Сергей Овчинников и Александр Колдунов на своем рабочем месте. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

В разговоре о куклах Александр Кузнецов сравнил их с инструментами: как любой инструмент, кукла может быть расстроенной или настроенной идеально, многое зависит от художника и от механиков, которые ее делают. Если кукла хорошая, то работать с ней приятно. Механики-конструкторы Сергей Овчинников и Александр Колдунов уже начали работу над куклами к следующему спектаклю – пока олень и будущее вишневое дерево на его голове выглядят как проволочный каркас.

Будущая кукла пока выглядит как несколько проволочек. Фото: АиФ / Анастасия Никифорова

Показать тут особо нечего, разводят руками конструкторы: «Приходите на спектакль, будет тогда и олень, и дерево!» А к премьере японской сказке большая часть работ уже выполнена. По словам мастеров, в этом спектакле было реализовано несколько необычных решений – подвижные работающие ладони у кукол, удлиняющиеся носы, огромный дракон, вырастающий на сцене камыш.

Так усилиями множества людей создается кукольный спектакль. От автора идеи идут к своему воплощению через режиссера, художников, артистов и механиков. И праздничный День кукольника, как оказалось, не отличается от других  дней – здесь также заняты любимым делом, как и всегда.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах