21

Старушка осталась без угла

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ в Омске 30/04/2008

Тяжелобольная престарелая женщина, живущая в двухкомнатной квартире в центре города, - не об этом ли мечтают квартирные аферисты?

Внешне "законных" способов переоформить дорогостоящее жилье одинокой старушки сегодня предостаточно. ...Более двух лет назад моя 70-летняя сестра сломала шейку бедра. В ее возрасте такая травма часто несовместима с жизнью. Римма (так зовут сестру) выжила. Однако после выписки из больницы и по сей день самостоятельно передвигаться не может. У лежачего инвалида сразу нашлись "доброжелатели": ухаживать за старушкой вызвались соседи. Не за спасибо, конечно. Уже через месяц моя сестра осталась без угла. Как запудрили мозги старушке? В данном случае это было легко, ведь Римма была тяжело больна, не вставала с постели, принимала сильнодействующие обезболивающие препараты, без очков практически ничего не видела. В Омске родственников она не имела. Потому и приняла предложение Вялкова, сына соседки, ухаживать за ней взамен на квартиру после ее смерти. Подписала договор, как она думала, пожизненного содержания с иждивением. На деле это оказалась другая бумага - договор купли-продажи. Доброжелательный "сиделка" оценил двухкомнатную квартиру в центре города (городок Водников) в 500 тысяч рублей! То, что эта сумма далека от реальных расценок на недвижимость, он не отрицает и по сей день. Взял со старушки расписку о том, что она эти деньги получила, на самом деле ни копейки ей не заплатил. При этом пообещал, что проживать в квартире она может до тех пор, пока не умрет. Римма забеспокоилась только после того, как узнала, что снята с регистрационного учета, и вызвала меня из Тюмени. Приехав, я помогла ей разобраться в том, что собственником квартиры теперь является Вялков. Наняв адвоката, я от имени сестры обратилась в суд с заявлением о признании недействительным изначально невыгодного для продавца договора купли-продажи. Однако Фемида вынесла решение в пользу ответчика. Тот факт, что в качестве свидетелей с его стороны выступали только родственники (которые, несомненно, были заинтересованы в определенном исходе дела), был оставлен без внимания. Прислушался суд и к показаниям нотариуса Койло, в присутствии которой был заключен договор купли-продажи. В материалах дела указано, что она долго беседовала с моей сестрой, объясняла, чем чревата сделка. В этом я сильно сомневаюсь. В квартире лежачей больной стоял настолько невыносимый запах (это подтвердили другие соседи), что нотариус пулей вылетела оттуда. Мы настояли на проведении психолого-психиатрической экспертизы. Однако она показал, что у Риммы нет никаких психических расстройств, проблем с памятью (это у 70-летней старушки!). А оценивать физическое состояние подэкспертной и влияние его на способность понимать значение своих действий и руководить ими на момент совершения сделки, как пояснили медики, в их компетенцию не входит. Также суд учел, что инвалидность Римма официально получила только спустя два года после подписания договора купли-продажи (если бы я не занялась этим вопросом лично, сестра до сих пор не имела бы инвалидности). Получается, что в глазах омской Фемиды лежачая больная, перенесшая тяжелейшую травму, была совершенно здорова? Правоустанавливающие документы составлены верно. Это главное доказательство для суда. Моральная же сторона дела оставлена без внимания. Мы подали кассационную жалобу в вышестоящую инстанцию. Нам было отказано. И неудивительно: ворон ворону глаз не выклюет.
Татьяна Гетманская, г. Омск

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

                     
        Самое интересное в регионах