24

В омских музеях спокойно

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. АиФ в Омске 30/08/2006

Омские музеи защищены от воров, а антикварным салонам сегодня, как никогда, выгодно быть честными. Тем более что запас антиквариата у омичей практически иссяк...

Осенью омские музеи ждет комплексная ревизия фондов. Инцидент в Эрмитаже доставил немало хлопот и музейщикам, и государству. Насколько готовы музеи нашего города к проверке и можно ли купить музейную ценность в антикварном магазине, разбирался "АиФ" в Омске".

За всю историю ни одной кражи

Работники омских музеев к предстоящей проверке относятся спокойно. Разве что немного удивлены. Комплексная ревизия по правилам осуществляется раз в 4-5 лет. Но каждый хранитель обязан самостоятельно проводить инвентаризацию подведомственного фонда каждые полгода, проверяя не только наличие предмета, но и его сохранность. Если проверки всегда велись так, как положено, то никаких "сюрпризов" запасники не преподнесут.

Специалисты утверждают, что ситуация, аналогичная петербуржской, в провинции вряд ли возможна. Система контроля здесь работает четко и жестко хотя бы потому, что объемы фондов в нестоличных музеях гораздо меньше. Значит, и следить за ними гораздо легче.

К примеру, общее собрание Омского областного музея изобразительных искусств им. М. А. Врубеля насчитывает около 24,5 тысяч единиц хранения. Это примерно столько, сколько содержит один фонд Эрмитажа. В омском музее на одного хранителя приходится в среднем 500-800 предметов. Исключение составляет фонд русской графики, где находится примерно 3 тысячи единиц хранения.

- Мы всегда соблюдали все правила хранения. За всю историю музея не было ни одного случая кражи из фондов, да еще и руками хранителя, - сообщила Ирина Девятьярова, и. о. главного хранителя музея им. М. А. Врубеля, заведующая отделом русской живописи.

Дорогой антиквариат ушел в Москву

Если крупные музейные кражи в провинции - явление практически немыслимое, то опасность найти предмет сомнительного происхождения в антикварных салонах вообще сводится к нулю. Самая большая доля риска связана с частными торговцами, предлагающими купить или продать медали или монеты. Приставка "для коллекции" в объявлении может оказаться чистой формальностью, способом избежать лишних проблем. В любом случае, в антикварный салон "сомнительную" вещь не принесут. Во-первых, у каждого клиента, предоставившего вещь на комиссию, обязательно попросят паспорт. Во-вторых, спрос на антиквариат сегодня не так уж велик. А в-третьих, выгода от продажи вряд ли удовлетворит нечистого на руку "продавца". Цена при приеме предметов договорная, но даже самый дорогой раритет не будет стоить в Омске больше 20-30 тысяч рублей, да и эти суммы применимы лишь к иконам в серебряных окладах или старинным церковным крестам. - Очень мала вероятность найти в антикварных салонах провинциальных городов предметы, заслуживающие высокой цены. Тем более, никто не будет их измерять тысячами долларов. Дорогие раритеты, как правило, "крутятся" в Москве и Санкт-Петербурге, - говорит заведующая государственным антикварным салоном "Гранатовый браслет" при музее им. М. А. Врубеля Татьяна Голубева.

В 90-х годах люди массово понесли в антикварные магазины то, что осталось от предков и могло представлять ценность. Тогда в антикварных лавках "всплывали" действительно интересные вещи: картины, часы, иконы, ювелирные изделия. Сегодня антикварный ресурс в нашем городе заметно "истощился", многое было вывезено за рубеж. Российские иконы, например, уже давно красуются в витринах лондонских и парижских салонов.

Музеи охотно сотрудничают с магазинами, торгующими антиквариатом. Ведь неожиданно появившийся предмет может иметь не только историческую или материальную, но и музейную ценность. Достойна та или иная вещь пополнить собрание музея, будет решать специальная фондовая комиссия. Правда, сегодня музеи практически не имеют средств, чтобы совершить такую покупку, да и сама возможность встретить в антикварном магазине какие-то уникальные образцы заметно снизилась.

Цена честности - 4,5 тысячи рублей

Возвращаясь к происшествию в крупнейшем музее страны, стоит отметить и вот какой аспект. В музейном деле кадры решают если не все, то очень многое. Недоумение у омских музейщиков вызвало заявление директора Эрмитажа Михаила Пиотровского о том, что до сих пор нет конкурса при выборе хранителя.

- Это не так, - заверила Ирина Девятьярова. - Мы не берем в музей людей с улицы. Чтобы получить должность хранителя, человек обязан не менее трех лет проработать в музее, проявить не только безупречное знание материала, но и свои нравственные качества. Когда несколько лет назад в нашем музее появилось вакантное место, мы долго подбирали кандидатуру, прежде чем вынесли решение. И нам, естественно, хотелось молодого, ведь проблема пенсионного возраста хранителей актуальна для многих российских музеев.

Главное препятствие на пути решения "возрастного" вопроса все то же: финансирование. Средняя заработная плата хранителя со стажем не превышает 4,5 тысячи рублей. Ясно, что для молодого человека эта профессия материально непривлекательна.

Можно создавать комиссию за комиссией, тратить огромные средства на государственные ревизии музейных фондов. А можно направить эти деньги на комплексное развитие музейного дела. Есть выбор: устранить корень проблемы или время от времени бороться с ее бесконечными последствиями.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах