aif.ru counter
1177

«У войны отсчёт другой». Николай Кравченко о событиях афганской войны

АиФ в Омске № 7 (714) 12/02/2014 Сюжет Гость редакции: самые интересные интервью
«Физическая, огневая, тактическая подготовка нашей армии была на высоком уровне».
«Физическая, огневая, тактическая подготовка нашей армии была на высоком уровне». © / Из личного архива

15 февраля исполняется четверть века со дня вывода войск из Афганистана. В той войне приняло участие 546 255 наших военнослужащих. Советский Союз потерял в военном конфликте 15 тысяч солдат и офицеров. Орденами и медалями СССР были награждены 200 153 человека, 10 995 – посмертно, 71 человек получил звание Героя Советского Союза, 25 из них посмертно.

Николай Кравченко – один из тех, кто вернулся домой с той войны. Накануне памятной даты полковник в отставке, а ныне – начальник Омского кадетского корпуса вместе с «АиФ в Омске» вспоминал события тех лет.

За что они воевали?

Николай Кравченко: Мне был 31 год, когда я с ротой солдат прибыл в Баграм, небольшой городок в Афганистане. Дома осталась семья: жена и дочка. Дочери в то время было семь лет, она должна была идти в первый класс. Это был апрель 1981 года. Первое, что поразило, – невероятная жара, около +50°, и страшная нищета, царящая вокруг. Она просто резала глаза. Не было элементарных вещей, например, стёкол в окнах. А мы ведь приехали из Советского Союза – молодого, сильного государства с пятимиллионной армией. Первая мысль – за что они (местное население) тут воюют, что делят?

Марина Прожога, omsk.aif.ru: Как афганцы встретили русских солдат?

– Местное население относилось к нам хорошо. Нормальные человеческие отношения. Людям хотелось мирной жизни, а мы защищали их от душманов, помогали продуктами, вещами. Там ведь не было вообще медобслуживания. Женщины, дети часто обращались за помощью к нашим врачам.

Нищета Афганистана бросилась в глаза советским воинам, когда они прибыли туда. Фото: Из личного архива

– В любой войне есть победитель и побеждённый. А кем был Советский Союз в афганском конфликте?

– Понимаю, о чём вы. Советский Союз выполнял свой интернациональный долг и исполнял функции миротворческих сил. Фактически мы справились с поставленной задачей, но у войны иной отсчёт времени. В локальных военных конфликтах не бывает победителей. Мы оказались втянуты в войну на долгие 9 с лишним лет блоком НАТО и покинуть Афганистан удалось только в 1989 году.

Три лепестка жене героя

– Николай Васильевич, Вам одному из немногих воинов-афганцев было присвоено звание Героя СССР. За что?

– За участие в Панджшерской операции. Восемь месяцев мы практически жили в горах. Наша задача была отыскать бандитские склады с оружием и продовольствием. Что могли, мы вывозили вертолётами, если это было невозможно – уничтожали прямо на месте. Раз в два месяца спускались, чтобы привести себя в порядок, и опять продолжали операцию. В целом операция была завершена успешно, нам удалось очистить территорию от бандитских формирований. Хотя уже при завершении 19 мая 1984 года наш первый парашютно-десантный батальон 345-го полка при выходе из Панджшерского ущелья попал в засаду. Видимо, сказалась усталость, притупилось чувство бдительности. Чтобы не подвергать людей обстрелу, двигались ночью, но люди засыпали на ходу. В первые минуты боя погибли командир батальона, мой друг капитан Федоров, и врач. Я принял командование батальоном. Мне удалось установить управление ротами, сбить противника с высоты, восстановить связь с полком и организовать эвакуацию раненых.

– А где вручали звезду героя?

– Награду мне вручали в Москве, отпустили в небольшую командировку. Вместе с супругой я поехал в столицу. Командующий Дмитрий Сумароков, когда вручал награду, сказал жене, что у звезды Героя пять лепестков, два принадлежат мужу, а оставшиеся три ей, потому что она очень долго ждала. А для воина главное – знать, что тебя ждут. И он прав: письма из дома очень поддерживали, мы их всегда с собой носили. С женой мы вместе почти 40 лет.

В Афгане было трудно, но даже сквозь километры солдаты чувствовали поддержку и любовь родных и близких. Фото: Из личного архива

Вера взамен идеологии?

– А что про нынешних мальчишек скажете, способны они на подвиг?

– Конечно. Наши кадеты – это мальчишки, которые, пришли сюда сознательно, большинство наших выпускников продолжают обучение в заведениях минобороны. В прошлом году этот показатель составил 75 %. За 200 лет истории у нас есть 145 Георгиевских кавалеров, Герои Советского Союза, Герои России, полные кавалеры Ордена Славы. Наши кадеты – это будущий офицерский золотой фонд страны. Я признаю, что не все учатся отлично, приходят ребята не очень подготовленные, но трёхлетнее обучение даёт свои плоды. Среди наших выпускников не сдавших ГИА или ЕГЭ нет! Хотя, должен признать, воспитать молодёжь сегодня в духе патриотизма непросто. Но мы стараемся.

Николай Кравченко уверен, что нынешние мальчишки тоже способны на подвиги не хуже своих отцов и дедов. Фото: Из личного архива

Аиф
«Письма из дома мы всегда носили с собой».
– На территории корпуса стоит часовня. Это тоже для пропаганды патриотизма?

– Церковь помогает сегодня воспитывать наших солдат, и это нормально. Конечно, в один день только верой невозможно воспитать и перевоспитать целое поколение. Идеологии не хватает. Вот в советское время она была на высоте, мы гордились своей страной.

– Так, может быть, на смену изжившей себя идеологии и пришла вера?

– А я считаю, что та идеология себя не изжила. Она верна и в наши дни. Моральный кодекс строителей коммунизма взят из Библии. Надо было эти правила поддерживать, развивать. И не смотреть на Запад, а двигаться дальше. И здесь, конечно, не обошлось без предательства верхушки. Потому что без предательства сломить страну было невозможно. Так не бывает. Уже после Афганистана я принимал участие во многих спецоперациях. В декабре 1991 года (подписание Беловежского соглашения – Ред.) в Кременчуге служил. Мы стояли под Киевом, наша задача заключалась в том, чтобы взять Кравчука, арестовать правительство. И мы готовы были выполнить приказ, и всё бы закончилось. Но не дали!

– Омский кадетский корпус на какое-то время передавали региону, теперь возвращают минобороны. Как, на Ваш взгляд, было бы лучше?

– Сейчас идёт перевод учебного заведения в министерство обороны. Есть распоряжение правительства, ждём приказ. К счастью, нынешний губернатор солидарен с нами в том, что старейшее военное учебное заведение Сибири должно быть в подчинении минобороны. Он лично встречался с министром по этому поводу, является председателем нашего попечительского совета и оказывает нам всестороннюю поддержку. Это – престиж учебного заведения и, конечно, что немаловажно – соответствующее финансирование и материальное обеспечение.

– Ваше отношение к контрактной армии?

– Я считаю, что контрактная армия – хороший вид службы, но очень дорогой для государства. Особенно контрактники нужны для участия в различных горячих точках. Но нашей стране контрактную армию не потянуть, срочный призыв тоже должен быть сохранён. В условиях войны все должны быть готовы встать на защиту Отечества, и только срочная служба позволяет обеспечить необходимый мобилизационный резерв. В годы СССР армия насчитывала почти пять миллионов человек, а сейчас и миллиона нет! А сильная армия – это будущее государства!

Досье
Николай Кравченко, 1952 г.р., Герой Советского Союза, полковник в отставке. Выпускник Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища. Сегодня – начальник Омского кадетского корпуса Министерства обороны России. Награждён орденами Ленина, Красной Звезды, медалями.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах