467

Василий Ивлев: «Плохо, когда люди живут под сопровождение фронтовых сводок»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ в Омске 11/02/2015 Сюжет Гость редакции: самые интересные интервью
Василий Ивлев проходил службу в Афганистане в 1985-87 годах
Василий Ивлев проходил службу в Афганистане в 1985-87 годах © / Дмитрий Мазур / АиФ-Омск

Судя по новостным лентам, политическая напряжённость между Востоком и Западом продолжает нарастать. Конфликт в Донбассе словно разорвал мир пополам, как это было во времена «холодной войны». В этой ситуации очень сложно объективно оценивать происходящие события.

Помочь нам в этом может опыт тех, кто в своё время участвовал в локальных войнах, остался в живых и уже не желает стрелять в кого бы то ни было.

Досье
Василий Ивлев, председатель правления омской городской общественной организации «Ветеранское братство». Проходил службу в Афганистане в 1985-87 годах в составе отдельного батальона охраны аэродрома в городе Джелалабад. В настоящее время на пенсии, занимается вопросами патриотического воспитания среди молодёжи.

– 15 февраля 1989 года завершился окончательный вывод советских войск из Афганистана, - напоминает гость редакции «АиФ в Омске» Василий Ивлев, председатель правления омской городской общественной организации «Ветеранское братство». – Я вернулся домой немного раньше, отслужив там почти два года. С тех пор не люблю держать в руках оружие.

Стараниями активных участников этой организации в Октябрьском округе создан Музей ветеранов Афганистана и локальных конфликтов. Здесь собраны уникальные экспонаты, в том числе трофейные кинжалы моджахедов и чеченских боевиков. Во время экскурсий ветераны рассказывают школьникам не только о героизме наших солдат, но главным образом – о том, какие страдания приносит людям любая война. Только из Омской области 117 солдат сложили свои головы на афганской земле.

Нельзя привыкать

Дмитрий Мазур, omsk.aif.ru: – Василий Иванович, сейчас, два десятилетия спустя после Афгана, что вам кажется самым страшным на войне?

Василий Ивлев: – Наверное, привыкание к ней, когда днём и ночью живёшь под угрозой смерти. К примеру, наш взвод перебросили высоко в горы, откуда до ближайшей русской части было 10 километров. С одной стороны стояли отряды афганской народной милиции, с другой – подразделения местных коммунистов. Гора находилась между двух ущелий, а внизу была так называемая «зелёнка», откуда нас регулярно обстреливали. И если перестрелка с душманами длилась не более получаса в сутки – мы считали, что нам повезло. Так живут люди на войне. Так было в Афгане, Чечне. И нигде не может быть по-другому. Такая же страшная и «обыденная» война сегодня продолжается в Донбассе.

Василий Ивлев показал экспонаты музея ветеранов Афганистана. Фото: АиФ-Омск/ Дмитрий Мазур

Дмитрий Мазур, omsk.aif.ru: – Говорят, уже возник феномен «дистанционного» привыкания к войне, из-за того, что репортажи с Украины занимают огромное количество эфирного времени.

Василий Ивлев: – Нет ничего хорошего в том, что люди вынуждены жить под сопровождение фронтовых сводок. Мне кажется, психологически это ещё страшнее опыта, полученного непосредственно во время боевых действий. Когда человек живёт размеренной и относительно сытой жизнью и пьёт утренний кофе, созерцая изувеченные тела людей, попавших под обстрел в Донецке, речь уже может даже не о привычке, а о пресыщенности, усталости и в конечном итоге – равнодушии. Лучше бы больше рассказывали о звериной идеологии тех, кто начал эту войну. Ведь суть идеологии украинского «Правого сектора» почти ничем не отличается от той, которая вела когда-то афганских моджахедов, чеченских боевиков, а ещё раньше – бандеровцев времён Великой Отечественной.

Дмитрий Мазур, omsk.aif.ru: – Но позвольте, далёкая восточная страна и расположенная по соседству с нами Украина. Какая связь, кроме того, что везде идёт война?

Василий Ивлев: – И у бандеровца, и у боевика движения Талибан – один заказчик. Это крупные финансовые группы Запада, которые из века в век ведут войну с Россией. Достаточно лишь найти ту или подоплёку: в Афганистане – борьба с неверными «шурави» (русскими), на Украине – с проклятыми «москалями». У нас в музее есть реальная листовка для чеченских боевиков от их командования. Читаем: «в настоящее время необходимо иметь побольше пленных российских солдат для обмена на моджахедов, попавших в плен российских оккупантов.

За пленение и доставку российских военных объявляется вознаграждение: рядовой – 20 баранов, от лейтенанта до капитана – 50 баранов, от майора до полковника – 100 баранов, генерал – 40 быков». Был также случай с одним трофейным чеченским кинжалом. Мы спросили у православного батюшки: «нет ли специальной молитвы, чтобы снять с него кровь наших солдат?» Священник ответил нам: «на этом оружии столько крови, что никакая молитва её не смоет!» И речь тут не просто о жестокости войны. Надо смотреть глубже: человек для этих нелюдей – то же самое, что баран. А мы воевали за то, чтобы человек оставался человеком.

Трофеи, добытые в Чеченском конфликте Фото: АиФ-Омск/ Дмитрий Мазур

Дмитрий Мазур, omsk.aif.ru: – И в это войне национальность не важна?

Василий Ивлев: – Вместе с русскими в Афганистане против душманов сражались украинцы, белорусы, таджики, киргизы, чеченцы и другие. Мы все были гражданами одной страны, которые пришли в Афганистан не воевать, а строить. Мы строили больницы, школы, электростанции. Один из первых каналов в Джелалабаде построен советскими специалистами ещё в 60-х годах. Наша армия пришла, чтобы всё это защитить от так называемых повстанцев-моджахедов. К сожалению, деньги с Запада падали на благодатную почву. Афганистан – другой мир. Полуфеодальная экономика, тяжёлые природные условия, где температура + 50 С – это нормально. Даже на их местном календаре не двадцатый, а всё ещё 14 век.

Иной раз смотришь, идёт афганская старушка, вся сморщенная, измождённая. А потом узнаешь, что ей всего лишь 40 лет. От непосильного труда люди там стареют очень рано. Но в тоже время многие афганцы не хотят отступать от сложившегося порядка вещей. Мы предложили им идеалы социальной справедливости, а Запад сделал ставку на отсталось и дикость, в сущности – на 14 век. Наш извечный враг всегда культивирует самые жестокие человеческие инстинкты, сейчас – уже на Украине.  

Патриот – не наёмник

Дмитрий Мазур, omsk.aif.ru: – Присоединение Крыма к России вызвали в нашей стране подъём патриотизма. Это что-то иное, нежели просто громкая риторика?

Василий Ивлев: – Нет, это не риторика. Многое меняется в армии – и это самое главное. Мы часто ездим по воинским частям и видим, что сегодня боевой подготовке уделяют первостепенное значение. Постоянные учения, стрельбы, марш-броски на местности. А ведь раньше, в самые махровые времена развала государства, солдаты, в основном, мели метлами территорию части. Из личного опыта скажу, что буквально два года назад на наш музей свалили огромные платежи за аренду помещения. Тогда мы располагались в здании бывшего профучилища на улице Дементьева. В конце концов, нам пришлось съехать оттуда.

А сейчас у нас новое помещение на улице имени Петра Осминина, 16а, которое мы получили благодаря содействию муниципалитета буквально год назад. Если раньше нам не давали ни копейки, то теперь мы получили грант на ремонт и оснащение музея. Одна музейная комната, посвящённая локальным конфликтам, уже действует, только за последний месяц мы провели здесь более 20-ти экскурсий. В другой комнате после ремонта откроем экспозицию, которая будет рассказывать о героях Великой Отечественной, в честь которых названы улицы Октябрьского округа, в том числе Алексей Романенко, Василий Товстухо, Пётр Осминин.

Экспонаты музея Фото: АиФ-Омск/ Дмитрий Мазур

Дмитрий Мазур, omsk.aif.ru: – Ремонт делаете своими силами?

Василий Ивлев: – В наших рядах около 400 активистов – тех, кто время от времени чем-то помогают музею, приносят свои памятные вещи, фотографии.  Кроме афганцев, это участники боевых операций в Чечне, Анголе, Вьетнаме и на Кубе. Из них человек 50-60 приходят регулярно, и в своё свободное время участвуют в ремонте помещений. Отдельное спасибо ведущему лектору нашего музея Юрию Евгеньевичу Иванову, председателю комитета ветеранов войны и военной службы Октябрьского округа Сергею Васильевичу Наточееву, моему по военной службе Григорию Викторовичу Подолякину. Вместе с этими людьми мы создавали наш музей с нуля. А ветеран-афганец Григорий Алексеевич Гуров на свои личные и спонсорские средства издал 9 сборников с воспоминаниями и стихами об афганской войне. Все они хранятся в нашем музее.

Дмитрий Мазур, omsk.aif.ru: – Пока вы говорите о том, что ветераны делают для патриотического воспитания. Но чувствуете ли вы заботу о себе лично со стороны государства?

Василий Ивлев: – Не скрою, в жизни ветеранов локальных войн мало что изменилось. До сих пор в Омске есть ребята, которые не имеют собственного жилья, снимают квартиры. В районах ситуация лучше, но главным образом потому что там живут лишь около 20% участников локальных конфликтов. Бывает, на весь населённый пункт – один афганец. Поэтому ему проще предоставить жильё. В областном центре проблема обеспечения жильём ветеранов-афганцев не решена. Льготы по оплате коммунальных услуг у нас, разумеется, есть, но инфляция их не щадит.

Ещё одни трофеи, добытые в боях. Фото: АиФ-Омск/ Дмитрий Мазур

Дмитрий Мазур, omsk.aif.ru: – Быть может, Родину защищать – это профессия, а не долг? Посмотрите, многие страны, в том числе могущественный Китай, уже имеют профессиональные армии.

Василий Ивлев: – Логичная постановка вопроса: вы мне, мол, щедрую оплату дайте – тогда я Родину защищать буду. Но патриот – это не наёмник. В противовес идее профессиональной армии мне бы хотелось привести пример государства Израиль, где в армии служат все – не только мужчины, но и женщины. Там есть ограничения лишь по здоровью. И при этом израильская армия – одна из самых боеспособных в мире. Они умеют защищать себя именно потому, что их патриотизм на высшем уровне. Знаете, мне кажется не надо вспоминать личные обиды, когда речь идёт о безопасности страны в целом. И в эпоху Советского Союза, и в наши дни было и есть очень много несправедливости.

Вспоминается мне один эпизод из моей афганской биографии. Мы взяли в плен двух душманов. Замечу, что живыми их взять очень сложно. Разумеется, пленные дали ценные сведения. Однако государственную награду за эту операцию – орден «Боевого Красного Знамени» получил не наш командир Валерий Тимошатов, а командир батальона, который ещё и находился в этом время в отпуске в Советском Союзе. Орден стал ему хорошим подарком ко дню рождения. Что мы чувствовали от такого поворота событий, трудно передать словами. Но ведь это не значит, что мы должны были бросить оружие и уйти с позиций. Так что патриотизм и чувство Родины наградами не ограничиваются.

Фото из архива Василия Ивлева Фото: АиФ-Омск

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах