740

Казачий атаман: «Если к нам обратится казак за помощью, но будет не прав, то мы сами ему «всыпем плетей»

Фото: Роман Ковалёв

Омск, 1 марта – АиФ-Омск. Потомственный казак, атаман второго отдела сибирского казачьего войска Алексей Николаев родился в Ташкенте. Когда в начале 20-го века началось расказачивание, семья переехала на Алтай, а в шесть лет Алексей вместе с родителями оказался в Омске. Поэтому Омск атаман считает своей родиной и старается постоянно участвовать в жизни города.

Фото: Роман Ковалёв

К своим годам, Алексей успел, и отслужить по контракту в вооруженных силах РФ и попробовать множество гражданских профессий: «К чему сейчас все вспоминать, много чего было, много где работал», - скромничает атаман.

Свою жизнь Николаев тесно связывает с Омском. Здесь у него родились дети, здесь же появился первый внук: «Время многих раскидало по России: кто на Кубани, кто на Атлтае, а я в Омске».

«В советское время многие скрывали, что принадлежат к казачеству, не рассказывали детям – боялись. Сейчас наоборот, люди гордятся тем, что родились казаками. Я своих детей, а теперь уже и внуков, тоже воспитываю в казачьих традициях», - делится Алексей.

Как рассказал Алексей,  существует два вида казаков, т.н. «реестровые» - раньше так называли казаков призванных на государственную службу, сейчас реестровым казакам государство даёт некоторые привилегии — иметь чины, носить кокарду и погоны, носить с казачьей формой нагайку, шашку и кинжал. Чины, начиная от есаула, присваивает полпред президента, чин казачьего генерала - президент Российской Федерации. Существуют и «вольные» казаки, это те, которые не хотят терять автономность и предпочитают жить на принципах самоорганизации. Именно к «вольным» казакам и относится второй военный отдел сибирского казачьего войска: «Мы, в отличие от реестровых казаков, не получаем никакого финансирования, на все нужды скидываемся: аренда помещения, все культурные атрибуты казачества, то с чем ассоциируются казаки у остальных граждан, шьем и покупаем самостоятельно».

Фото: Роман Ковалёв

«Каждый казак несет свою службу – казачество для нас общественная работа, - рассказывает Алексей Дмитриевич. – Зато, и это самое главное, мы не скованны обязательствами. Ко мне часто приходят реестровые и рассказывают, что это не так, то не так, ну что же, каждый выбирает для себя».

Второй военный отдел сибирского казачьего войска это историческое название: «Раньше все земли по рекам принадлежали казакам. Все земли по правую сторону Иртыша вплоть до южных границ Российской Империи принадлежали сибирскому казачьему войску и название было именно Второй военный отдел», - углубляется в историю атаман. Сейчас второй военный отдел это общественная организация, объединяющая омских казаков. Существуют и другие казачьи организации в Омске, помимо реестровых. Со всеми Алексей старается поддерживать отношения: «Все казаки братья, не зависимо от организаций».

В принципе, казаком человек рождается. Хотя раньше многие приходили в казачью сечь и просили принять в казачье войско. У таких людей просто спрашивали: «Веруешь во Христа?, Перекрестись!». И все. Дальше на него смотрели в бою и в быту и либо он становился братом, либо не приживался и уходил. И сегодня можно прийти к казакам и попросить принять себя в это «рыцарское братство» (как сами казаки называют себя). Есть и некоторые ограничения: «Казак – это, конечно, православный русский человек», - вера во Христа, как и национальность, для Алексея, один из основополагающих столпов казачества. Служение народу – это, прежде всего, служение русскому народу. Тема национализма в казачьем сообществе имеет довольно крепкие корни.

Да, кстати, женщина – казак тоже не редкость. В конце концов, если человек родился женщиной, это же не его проблема.

Фото: Роман Ковалёв

Каждый день у атамана расписан по часам. Свободного времени очень мало – «гражданскую» работу никто не отменял. Все свободное время Алексей посвящает делам казачества: «Дел очень много, часто помогаем нуждающимся, к примеру, пустила, по наивности, женщина кавказцев жить к себе, а они не платят, и выгнать их не получается. Она обращается к нам, и мы помогаем. Делаем все законно, полицию подключаем». Кроме помощи в проблемах, казаки ведут воспитательную работу – занимаются с детьми спортом и единоборствами. Алексей скромно перечисляет вопросы, которые его беспокоят. Это и кремниевый завод, и воспитание детей и забота о ближних. Вообще, по словам Николаева, кто бы ни пришел к казакам, его выслушают и постараются помочь: «Мы всегда поможем, кто бы ни обратился. Но мы всегда разбираемся, кто прав, кто виноват. И если к нам обратится казак за помощью, но будет не прав, то мы сами ему «всыпем плетей». Это основная проблема диаспор – они защищают своих, а не стремятся к справедливости. Если ты защищаешь подлеца, то ты и сам становишься таким же». Видно, что атаман действительно «болеет» за свое дело, что очень не похоже на все чаще кричащих «Любо! Любо! Любо!» на площадях в Москве показных казаков.

Кстати, свое отношение к «ряженым» казакам Алексей не скрывает: «Это просто дискриминация казачества. Часто можно встретить пьяного человека в казачьей форме на каких-то государственных праздниках. Откуда такие берутся, я не знаю – казаки вообще пьют очень редко и мало». Атаман объясняет, что такая «алкогольная слава» у казачества связанна с военной хитростью. Казаки сами распускали слухи о своих загулах, чтобы заманить расслабленного противника в свое логово.

Другое дело патрулирование улиц. «Казаки могли бы навести порядок в стране, если бы власть обратилась за помощью. Другой разговор, насколько это искренне. Сейчас не совсем понятно, с какими намерениями это делается. Пока, похоже, что власть пытается противопоставить казаков недовольному правительством народу, это лишь дискредитирует казачество в глазах общественности», - высказывает свое мнение атаман.

Отношение к действующей власти у Николаева однозначное: «Казаки всегда за народ. Если власть делает что-то не так, мы не будем молчать. И не важно, кто перед нами, президент, губернатор или кто-то еще. Если, вдруг, сделает что-то хорошо, то мы поддержим. Но сейчас власть все чаще выступает не на стороне граждан».

На митинге против кремниевого завода. Фото: Роман Ковалёв

Историю своего избрания атаманом Алексей Николаев тоже скромно опускает: «Атаман избирается на «Круге» - это высший управленческий орган казачества. Высшая форма демократии. На «круге» каждый имеет право высказаться, сказать все, что думает в лицо любому и атаману тоже. Атамана могут снять, если он провинился».

Казаки всегда являлись военной опорой России. Во время военного конфликта в Приднестровье сам Алексей, вместе с другими казаками, защищал мирных жителей: «Казаки очень многое сделали для урегулирования конфликта, - вспоминает Николаев. –нас там очень уважали, например, поехавшему в Приднестровье немцу советовали, приедешь – ищи немцев или казаков, так он к нам и пришел. Сейчас история искажена, везде пишут, что Лебедь (генерал Александр Лебедь) был главным действующим лицом, на самом деле он был лишь «свадебным генералом» и заключил в итоге предательский мир». Видно, что эти события очень глубоко отложились в памяти атамана, и он не без боли в сердце вспоминает о них.

В современной армии, в отличие от царской России, казачьи традиции утеряны: «Сейчас практически ничего не осталось от казачьих полков. Раньше в них набирали только казаков, и они служили под казачьим началом. Сегодня от этих полков осталось одно название – туда набирают всех подряд», - негодует сибирский атаман.

Демонстрировать свою решительность Николаеву приходилось и в Омске. Казачий собор назван так не случайно. Строили его сибирские казаки, и он был их гордостью. В девяностые в соборе стали проводить служения разнообразные, новые для России, религиозные течения, играли даже джаз: «Там был орган, и он очень нравился разным «исполнителям». Кого там только не было, и негры даже. Я, может быть, люблю джаз, но не в соборе же его играть, для каждого искусства должно быть свое место, - Алексей вспоминает эту историю с неподдельной гордостью. – Ну и нам пришлось силой возвращать святыню. Мы просто пришли, заняли собор и никого не пускали. Мы требовали прекратить эту вакханалию и вернуть храм в исходное состояние. К нам приходил и глава администрации и церковное начальство. Пугали ОМОНом, но мы говорили «Давайте и ОМОН и кого угодно, мы все равно не сдадимся». В Итоге казакам удалось отстоять собор».

Кроме собора, топографической близостью к казакам может похвастаться и рынок. На месте нынешнего казачьего рынка и раньше был, как не сложно догадаться, казачий рынок, но если сейчас это только название, то раньше он на самом деле принадлежал казакам, и они вели там торговлю. Привозили разнообразные продукты и товары из своих походов.

На вопрос о численности казаков Алексей отвечает уклончиво: «Много, не все они состоят в казачьих организациях. Но человек, рожденный казаком, всегда остается казаком».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах