aif.ru counter
166

Координатор содружества по поиску детей о том, как стать поисковиком и почему беглых детей не ищут всем миром

Фото Максима Кармаева

Кто может стать поисковиком, как работают внештатные полицейские, что надо знать родителям, в случае беды? Обо всём этом «АиФ» беседовал с Татьяной Пульной, координатором «Доброспас-Омск».

Omsk.aif.ru: – Татьяна, как вообще всё начиналось? За этим стоит что-то личное?

Татьяна Пульная: – В Омске волонтёрское движение существует с апреля 2011. Это общественная добровольная организация, совершенно некоммерческая. Нас никто не финансирует. Поисковую деятельность ведём за свой счёт. А насчёт личного? У меня есть дети, и я каждый день волнуюсь за их жизнь, это чувство знакомо любому родителю.

Omsk.aif.ru: – С полицией контактируете?

Т.П.: – Сейчас да, поэтому и работать стало проще. Раньше мы информацию находили только в Интернете, пытались прозванивать полицию, но там не всегда отвечали. Они имеют право не рассказывать о том что делают и что происходит. Но чаще всего всё-таки шли навстречу. Первое, что мы спрашивали: нужна ли помощь? Есть случаи, где помощь волонтёров нежелательна вообще. Сейчас всё лучше и проще. Мы познакомились со многими отделениями полиции, нас знают, этим летом мы уже общались с начальником розыска по омской области. Он оставил нам свои контакты, чтобы в любое время мы могли позвонить и узнать что-то, так как именно к нему стекается вся информация по происшествиям, включая всех пропавших детей и людей. Он нам сообщал, нужна ли помощь, беглецы ли это или действительно пропавшие, нужна ли помощь?

Omsk.aif.ru: – А вы ищете и беглецов?

Т.П.: – С беглецами с одной стороны проще, с другой сложнее. В полиции всех их знают поимённо, за ними наблюдают и знают места, где они могут быть, где их могут найти, поэтому волонтёров в таких случаях обычно не привлекают. Если мы начнём распространять информацию, они будут прятаться. А так у полиции есть места. Они по ним проходят и в течение недели возвращают бегунков домой. А вот по домашним, конечно, сложнее. Если это первый случай, то УМВД поднимает весь оперативный состав, в редких случаях подключаемся мы, когда уже новость появляется на сайте. То есть когда информация становится общедоступной. Бывает, что информация приходит сначала и к нам. А потом появляется в общем доступе, бывают ситуации, что к нам обращаются одновременно с полицией. В последнее время мы стали на слуху, так что бывает и такое. Все действия согласуем с полицией и родственниками, если есть необходимость подключаем волонтёров для расклейки объявлений. И вот первый раз в октябре этого года нас подключили к непосредственному поиску. Нас позвали, для того чтобы прочесать нежилую территорию.

Omsk.aif.ru: – Первый раз групповой выход?

Т.П.: – Вообще выход. Раньше нам не приходилось участвовать в поиске как таковом. Мы расклеивали ориентировки, распространяли информацию, беседовали с родственниками, знакомыми, собирали информацию. Могу сказать, что порой в получении сведений мы опережали сотрудников правоохранительных органов. Происходило это потому что полицейские на каждый свой шаг должны получить разрешение, а мы не связаны регламентом. Действовали сами за себя, желая помочь. Сообщать что-то нам или нет – это просто решение человека. То, что полицейские узнавали за несколько дней, я узнавала за несколько часов общения в Интернете. Социальные сети – большая помощь поисковику, но они, сожалению доступны только тем, кто в них зарегистрирован. Дети до 12 лет, как правило, туда не попадают, а также взрослые, не дружащие с компьютером.

Omsk.aif.ru: – Быстро удалось в первый раз поднять людей?

Т.П.: – Да. Но в этот раз всё пошло изначально не так, как должно быть. Выход должен был состояться в воскресенье 14 октября, а в четверг 11–ого позвонил знакомый и сообщил, что его девушка пропала. Я ему объяснила, что если бы не знала его и девушку заочно, из разговоров, то не стала так бы экстренно собирать людей. Я подготовила ориентировку, а он получил разрешение в полиции и у родителей на её размещение в Интернете. Нам удалось поднять около полусотни человек. Это много, обычно на поиски взрослого человека люди откликаются хуже, чем на поиски ребёнка. Приехали знакомые, друзья девушки, подключились волонтеры содружества «Доброспас». К вечеру мы нашли тело Полины.

Omsk.aif.ru: – Что испытывали в тот момент? Первый выход в качестве отряда поисковиков увенчался успехом, вы доказали, что можете оказывать реальную помощь в поиске людей, но слишком страшная находка ждала вас ...

Т.П.: – Я умею абстрагироваться от ситуации, я взрослый человек и много чего видела в жизни. Кроме того, уже догадывалась, что скорее всего девушки нет в живых, слишком долго она не давала о себе знать. Хотя слабая надежда на то, что её удерживают где-то силой всё же была. (Выражение лица моей собеседницы меняется, становится холоднее, и я понимаю, что до конца абстрагироваться Татьяне, всё же не удаётся – прим. автора) – Мы позвонили в полицию и сообщили, что нашли Полину.

Omsk.aif.ru: – Кто в таких ситуациях сообщает родственникам о смерти пропавшего?

Т.П.: – Полиция. Их приглашают на опознание, потому что вероятность ошибок и совпадений велика.

Omsk.aif.ru: – Татьяна, а как набираете волонтёров? Ведь среди них могут оказаться банальные болтуны?

Т.П.: – Волонтёром «Доброспаса» может стать любой человек, мы их не набираем и не вербуем (смеётся), они приходят к нам сами. Пол, возраст, образование – не имеют значения. Волонтёры работают бескорыстно, как правило, после работы время, в выходные дни. Никакого правового статуса мы не имеем. Если готовы пожертвовать свободным временем, то пожалуйста, вступайте в наше содружество. Но это личное дело каждого. У меня на работе до последнего времени даже не знали, чем занимаюсь именно потому, что не хочу людей ставить в позу обязанного. А то ведь дело благое, некоторые начинают чувствовать свою вину за то, что не идут в волонтёры. А насчёт болтунов… Никто кроме меня не связан подпиской о неразглашении информации, и волонтёры знают ровно столько сколько нужно знать для того, чтобы помочь, а не навредить.

Omsk.aif.ru: – А как ведёте поиск? Сами волонтеры не боятся потеряться, ведь бывать приходится в разных местах – заброшенные гаражи, лес, конечные остановки…

Т.П.: – По одному никто не ходит. Если мы идём прочесывать территорию, становимся шеренгой на расстоянии 5 м друг от друга. Так положено, чтобы мы визуально находились в поле зрения друг друга. Так удаётся осмотреть буквально каждый клочок земли в лесу, найти даже самые мелкие предметы – сотовый телефон, заколку, браслет, колечко… То, что потом поможет следствию восстановить картину произошедшего, найти человека. Иногда поисковики выстраиваются на расстоянии 50 м, но я считаю, что в таком случае увидеть, что-нибудь в кустах уже не удастся.

Omsk.aif.ru: – А какой–то инструктаж с вами не проводят полицейские?

Т.П.: – Пока нет, но в соглашении о сотрудничестве, которое я подписала в этом году с полицией, указано, что в дальнейшем будут проводиться совместно с полицией мероприятия, где будут рассказывать о том, как себя вести.

Omsk.aif.ru: – А как вообще омичи реагируют на пропажу людей в мегаполисе?

Т.П.: – Объявления о пропаже детей мало кого оставляют равнодушными. В последнее время у нас резко возросло число подписчиков и количество посещений. Поднять людей на поиски ребёнка я думаю нетрудно. В других городах, – наше сообщество всероссийское и мы общаемся с ними, есть проблемы с тем, чтобы поднять людей. Омичи очень отзывчивые, особенно люди в районах, на селе. Они всегда готовы выйти на поиск сами, расскажут всю информацию, какой обладают.

Omsk.aif.ru: – Что должны знать родители и как действовать в случае беды? Могут ли они обратиться к вам за помощью?

Т.П.: – Родителям необходимо знать телефоны всех друзей своего сына, дочери. Забейте их себе в мобильник, выпишите на листок. Конечно, для этого с ребёнком должны быть доверительные отношения. Но если даже они не такие хорошие, как хотелось бы, постарайтесь объяснить ему, что контакты необходимы не для того, чтобы звонить его друзьям и ругать их, а чтобы знать, куда обращаться, если он задержится. У родителей должна быть нормальная фотография ребёнка.

Кроме того, я бы рекомендовала, хотя некоторые протестуют против этого, иметь ребёнку страничку «В контакте». Несмотря на определённое, скажем, зло, которое несёт Интернет, родители всегда будут знать с кем общался ребёнок и у него будет фотография на странице. Если ребёнок не появился дома в обычное время, на часах полночь, – не ждите утра, обращайтесь в полицию, заявление примут сразу. Нет необходимости обзванивать все больницы, морги и т.д. Звоните сразу в Бюро несчастных случаев (БРС) по телефону 37–04. Туда стекается полная информация о всех происшествиях за сутки. И конечно можно обращаться в «Доброспас».

Omsk.aif.ru: – А что делать, если потерялся взрослый? Раньше трёх дней заявление ведь не примут…

Т.П.: – А это очередная ошибка большинства людей. Заявление примут сразу, таковы правила, но активный поиск действительно начнётся на третьи сутки. Тем не менее, в это время родственники будут получать официальную информацию от полиции, а не сидеть в «подвешенном» состоянии. И не стоит здесь сильно винить полицейских. Дело в том, что сотрудники МВД знают, что немало взрослых «потеряшек» хотят быть потерянными. Так они убегают от старой жизни. Проходят годы, их дело пылится на полке как «висяк», а он вдруг объявляется жив-здоров.

Omsk.aif.ru: – Поисковику наверняка нужны какие-то особые знания? Что может помочь в поиске людей?

Т.П.: – Опыт, почерпнутый из книг, фильмов, сериалов. Я всегда смотрю сериалы «След», читаю Маринину. Там всё очень правильно описывается. Как вести себя когда обнаружил какой–то предмет, тело и т.д.

Omsk.aif.ru: – Татьяна, а что вашему движению нужно, для того чтобы работать с большей пользой?

Т.П.: – Думаем сделать нарукавные повязки со словами «поиск», чтобы во время выхода люди видели, что это не просто толпа бродит, а – поисковики, было немного свободных денег – напечатали визитки… Что нужно? По большому счёту для того, чтобы помогать, нужно только желание.

 * Нам удалось сфотографировать лишь Татьяну, координатора содружества «Доброспас», хотя первоначально журналисты предполагали принять участие в выходе волонтёрского движения на поиск. По причинам безопасности сотрудники правоохранительных органов в такой съемке отказали.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах