aif.ru counter
508

Прокурорская арифметика. О профессиональной этике гособвинителя

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1-2. АиФ в Омске 05/01/2015 Сюжет Гость редакции: самые интересные интервью
ДЛя прокурора главное соблюсти законность и защитить интересы потерпевшего.
ДЛя прокурора главное соблюсти законность и защитить интересы потерпевшего. © / www.russianlook.com

Начальник уголовно-судебного управления областной прокуратуры Елена Тебенькова в своём интервью «АиФ в Омске» накануне Дня работника прокуратуры рассказала о роли прокурора в уголовном процессе и о присущем каждому государственному обвинителю профессиональном азарте.

О заблуждениях и сериалах

Марина Прожога, omsk.aif.ru: Елена Михайловна, большинство людей воспринимает прокурора как человека, выступающего только в роли обвинителя в суде. Насколько это представление верно?

Елена Тебенькова: Да, действительно, есть такое мнение, но это заблуждение. Конечно, в первую очередь, в ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение. Но основной задачей прокурора в судебном заседании является обеспечение его законности и обоснованности. Своё мнение мы формируем после исследований всех доказательств в судебном заседании. Если в суде доказательства изменились, открылись новые подробности дела, и прокурор пришёл к мнению, что обвинение не подтвердилось или действия обвиняемого должны быть квалифицированы другой, менее тяжкой статьёй, то обвинитель вправе изменить обвинение в сторону смягчения и скорректировать правовую оценку преступления и само деяние.

Елена Тебенькова. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

Допустим, следствие обвиняет человека в том, что он совершил кражу с причинением значительного ущерба, а мы видим, что значительный ущерб не причинен. Или следствие обвиняет человека в краже целого перечня имущества, а в деле имеются доказательства только в части хищения. В таких ситуациях государственный обвинитель поддерживает обвинение только в том объеме, который нашел свое подтверждение в суде.

– А нам в сериалах показывают, что прокурор всеми правдами и неправдами отстаивает свою точку зрения, ни на йоту не уступает адвокату…

– А я потому и не люблю смотреть сериалы, что правды в них нет, там всё на самом деле не так, как бывает в жизни. Хотя прокурор и представляет сторону обвинения, в судебном заседании он должен проконтролировать соблюдение закона и по отношению к подсудимому. Нет у обвинителя такой цели – всеми возможными способами, образно говоря, упечь человека за решётку. Обвиняемый должен быть осуждён только на основании безупречных, процессуально непогрешимых доказательствах. Если обвинение подтвердилось, мы стоим за него горой. Но никаких сомнений в виновности человека быть не должно. Презумпция невиновности: все сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

Иногда мы говорим, что не согласны с наказанием, считаем, что оно должно быть более суровым, а суд с этим не соглашается - это нормально! Но должна сказать, что 8 из 10 наших требований по мере наказания в суде удовлетворяются.

О хладнокровии и сострадании

– Верно, ли что при расчёте наказания применяются специальные формулы? А если неверно посчитают?

– В 1997 году вступил в силу новый Уголовный кодекс РФ, он действительно содержит много математических правил при подсчёте наказания. Допустим, за покушение на преступление наказание не может превышать ¾ от максимального срока. Если дело рассматривается в отношении несовершеннолетнего, то ему наказание в виде лишения свободы за особо тяжкое преступление может быть определено на срок не более 10 лет, и тогда от 10 лет высчитываем ¾. А если в деле, например, имеется явка с повинной, то сначала высчитываем ¾, а потом от них 2/3 максимального наказания, как того требует закон. Одним словом – действительно сплошная математика, и судьи тоже люди, они могут ошибаться, так же, как и мы. Бывает, что человек обращается в прокуратуру с жалобой, когда уже отбывает наказание. И таких жалоб очень много. Если действительно мы находим судебную ошибку, то обращаемся в областной суд с кассационным представлением, в котором предлагаем ее исправить, в том числе и путем смягчения виновным наказания.

– Но жаловаться-то хочет, наверняка каждый осуждённый. Обычно они считают, что любое наказание незаслуженное. Или это не так?

– В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ есть возможность ряд уголовных дел, кроме особо тяжких, рассматривать без исследования доказательств. И есть немало примеров, когда человек говорит: «Я согласен с обвинением, которое мне предъявлено органами предварительного расследования». И тогда суд не вызывает свидетелей, не исследует материалы дела, а назначает наказание по специальным правилам. В таких случаях осужденному назначается наказание не более 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания. Это называется рассмотрением дел в особом порядке, и в Омской области около 60% рассматривается именно так, без проведения судебного следствия.

С одной стороны, прокуроры должны быть заинтересованы в том, что человек согласен на особый порядок - это экономит рабочее время, нет необходимости вызывать людей в суд. Но иногда люди не осознают последствий своего согласия на особый порядок. В силу необразованности, юридической безграмотности они не могут правильно оценить работу следствия. Поэтому гособвинитель должен тщательно изучить обвинение, предъявленное человеку, и установить, подтверждается ли оно, правильная ли квалификация дана действиям подсудимого. Если прокуроры видят, что из объёма обвинения что-то надо исключить или следствие ошиблось в квалификации, мы возражаем против особого порядка и тем самым соблюдаем права подсудимого. Наши возражения являются обязательными для суда. В таких случаях суд должен рассмотреть всё дело по существу. 

– В последние годы часто приходится слышать о прекращении дел «за примирением сторон». Это нормально?

– Да, закон предусматривает возможность прекращения уголовных дел в суде за примирением сторон. Если потерпевший помирился с подсудимым по делам небольшой и средней тяжести, то дело может быть прекращено. Но прокурор не всегда с этим согласен. 

Мы часто сталкиваемся с такими ситуациями, когда по делам, где потерпевшими по делу являются дети, инициатива о прекращении уголовного преследования, исходит от мам, которые продолжают проживать с мужьями, сожителями, обвиняющимися в жестоком обращении с детьми. По таким делам единственным заинтересованным лицом в защите прав ребёнка выступает прокурор, который убеждает суд в необходимости наказания  виновного.

– Страшная статистика…

– Я скажу больше: каждый третий ребёнок пострадал чаще всего от папы или маминого сожителя, а 86% насильственных преступлений против детей совершаются в состоянии алкогольного опьянения. Вот в таких случаях мы выступаем против прекращения дела, кроме того, просим суд вынести частные постановления. То есть одновременно с постановлением приговора указать органам профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, опеки и попечительства на упущения в их работе, позволившие подсудимым совершить преступление.

Вообще всегда западают в душу дела, в которых потерпевшими являются дети. Я помню, как рассматривалось нашумевшее дело об убийстве мальчика-первоклассника, я поддерживала обвинение в суде. Смотрела на фотографии погибшего ребёнка – сердце сжималось, думала: такой светлый малыш. Его убийца, родной отец, был настолько хладнокровен в суде, не испытывал никакого раскаяния и даже смог посеять сомнение в своей виновности у жителей своей деревни. Я удовлетворена тем, что суд назначил подсудимому пожизненное лишение свободы, и от рук этого человека уже никто не пострадает.

– Есть профессии, в компетенции которых находится жизнь и судьба человека: врач, судья, прокурор… Общество обычно предъявляет к таким людям повышенные требования. А какими качествами должны, на Ваш взгляд, обладать гособвинители? Возможно, хладнокровием, беспристрастностью?

– Как раз наоборот. Многие думают, что прокурор – это такой человек-машина, и зря. На самом деле мы учим своих молодых работников чувствовать чужую боль. Прокурору в суде приходится сталкиваться с судьбами людей и принимать очень непростые решения, от которых зависит будущее не только подсудимого, но и членов его семьи, а также вера потерпевшей стороны в справедливость. Должность прокурора обязывает его быть справедливым и объективным. И в этом проявляется каждодневное мужество и благородство профессии государственного обвинителя.

О работе и наградах

– Какая для Вас самая большая награда в работе? Знаю, вы имеете знаки отличия.

– Для меня самая большая награда, когда ко мне после процесса подходят потерпевшие и говорят: «А вы выступали лучше, чем адвокат!». И вот в такие моменты ты понимаешь, что сделал всё, чтобы потерпевший почувствовал, что прокурор выполнил свою миссию –  защитил его интересы.          

Мы в своих прениях, когда обращаемся к суду, особенно когда работаем с присяжными, должны донести до них то, что потерпевший не может сказать своими словами, чтобы он понял: прокурор сказал за него всё. Тогда он встаёт и говорит: «Я поддерживаю прокурора. Всё, что он сказал, – это правильно». И, конечно, наши выступления более эмоциональные в суде присяжных. Я горжусь тем, что с момента существования суда присяжных в Омске, а это более 10 лет, мы не проиграли ни одного процесса.

– А что помогает в работе?

– Когда занимаешься любимым делом, оно не бывает в тягость. Меня как-то дочь спросила: «Мама, ты 20 лет ходишь на работу в одно и то же место! Тебе не надоело?» А я ей ответила: «Нет! Потому что наша работа интересная и дела никогда не повторяются». Работа в судебном процессе захватывает, ведь идёт своеобразное соперничество, состязание профессионалов. А ещё в любой работе всегда очень помогает, когда тебя окружают надёжные, порядочные люди. И я хочу сказать, что у нас в уголовно-судебном управлении работают настолько преданные своему делу, неравнодушные люди, способные прочувствовать чужую боль, что находиться в таком коллективе очень комфортно и интересно. Мы стараемся в каждом вновь прибывшем работнике воспитать эти чувства. И радует, что добрые традиции управления передаются из поколения в поколение. Когда тебя окружают единомышленники, тебе легко работать. Я счастлива и я получаю удовольствие, когда я иду на работу, когда понимаю, что опять увижу людей, с которыми мне приятно общаться. Коллектив – это то, что нивелирует издержки профессии, боль и страдания людей, с которыми нам приходится сталкиваться по долгу службы. И, конечно, очень помогает поддержка семьи и близких людей.  

Досье
Елена Тебенькова, в 1990 году окончила ОмГУ им. Достоевского, по специальности юриспруденция и в тот же год начала свою деятельность в качестве стажёра Исилькульскульской межрайонной прокуратуры. С сентября 2004 года возглавляет уголовно-судебное управление прокуратуры Омской области. Отмечена нагрудными знаками «Почётный работник прокуратуры РФ», «За безупречную службу» и медалью «290 лет прокуратуре России».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах