493

Омичи сочли питерский «Дневник онаниста» откровенным, но смешным

Фото Максима Кармаева

Омск, 28 мая - АиФ-Омск. Кому из нас не хотелось бы встать на пьедестал и громко, от души сказать те три буквы, которые обычно пишут на заборах? Герой рассказа Юза Алешковского «Николай Николаевич», бывший зэк Коля, в выражениях не стесняется. Более того, мужской орган здесь становится чуть ли не главным персонажем и эпицентром мироздания.

Да, количество нецензурных выражений в спектакле зашкаливает, но стойкого неприятия данный факт не вызывает даже у борцов с матом на сцене. Оно и понятно, всё-таки «Дневник онаниста» поставлен по вполне классической советской прозе. В спектакле уличный мат выступает литературным средством. Откровенным, шокирующим, но поданным питерским театром с юмором и долей театрального изящества.

Максима Кармаева

В сюжете спектакля – история молодого вора-карманника, которого принимают в научно-исследовательский институт в качестве донора спермы. И вот тут у героя начинается своя научная работа по исследованию глубин сознания в зависимости от глубины сексуальных ощущений. Онанизм здесь – способ мышления, заканчивающийся… любовью. Чужой медицинский опыт у героя спектакля трансформируется в личный и духовный. Отдельного слово заслуживает и главный герой в исполнении Андрея Папанина. Персонаж получился ярким, эмоционально насыщенным, искренним. Этакий интеллигентный неврастеник.

Максима Кармаева

- Я к этой работе отношусь очень хорошо, - прокомментировала спектакль Марина Дмитриевская, театральный критик, профессор СПбГАТИ, главный редактор «Петербургского театрального журнала». – Брать такое произведение для постановки – художественный риск. Здесь много обсценной лексикой, но Алешковский тем и знаменит. Текст у него сколь блистательный, столь и опасный. Конечно, это литература, но здесь низким языком открывается космос. Здесь мастерски завязано всё и недаром герой ходит в планетарий. Во всех темах есть космос, модель мира и человека в ней, любовь, комизм и гротеск. Я борец с матом на сцене, но это не сквернословие из трёх букв, которое мы каждый день слышим на улице. Такая лексика травмирует меня не на сцене, а когда я в ночном метро домой возвращаюсь. И нашей власти можно посоветовать решать проблему с улицей, а потом уже со сценой. Но не в лексике дело. Материал имеет глубокое экзистенциальное содержание. Такой вот парадокс. Алешковский же не о трёх буквах писал, а передавал своё мироощущение. Это написано интеллигентным, умным и начитанным писателем.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах