aif.ru counter
12.08.2013 11:51
Ольга Минайло
522

Из Омска в Канны: ткацкий станок из Большеречья покажут европейцам

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ в Омске 14/08/2013 Сюжет Омск в Каннах
Фото Александра Осинцева

Во многих музеях ткацкие станки не более чем обычный запылившийся экспонат, с которым никто толком и обращаться не умеет. В историческом комплексе «Старина Сибирская», что находится в Большеречье, на станке до сих пор ткут километры ткани и при желании научат этому ремеслу любого желающего.

За тот час, что мы были в «Старине Сибирской», на ткацкие станки пришли посмотреть две экскурсионные группы. Фото Александра Осинцева

В этом августе ткацкий станок из Большеречья покажут на фестивале российской культуры, который пройдёт с 23 по 27 августа в Каннах. Причём не только покажут, но и предоставят французам уникальную возможность прикоснуться к древнему ремеслу и попробовать своими руками соткать что-нибудь себе на память. Корреспонденты «АиФ в Омске» съездили в Большеречье, где мастерица Ирина Гуцько рассказала нам о том, чем вскоре будет удивлять европейцев.

Ирина Гуцько научит французов ткацкому мастерству. Фото Александра Осинцева

Клиенты из Австралии

Ирина Владимировна за ткацкий станок села ещё в 1991 году. После того, как не получилось поступить в университет, она пришла в культурно-досуговый центр, где молодёжь обучали ткачеству. Причём довольно серьёзно – это вам не курсы кройки и шитья. За станком отдыхать не приходилось – строгий учитель Александра Яковлевна Шеметова по два раза повторять не любила.

Фото Александра Осинцева
Фото Александра Осинцева

– Покажет один раз, как снуётся основа, и уйдёт (основа потом заправлялась в станок. – прим.), – вспоминает Ирина Владимировна. – А там основа – 40 метров! И сновать нужно от одной стены до другой, расстояние между ними – пять метров. На снование целый день уходит. Я однажды где-то в середине процесса поняла, что ошиблась, пришлось всю основу распускать. Мы тогда ткали вещи на продажу туристам. В самом прямом смысле из станков выходили километры дорожек, всевозможные коврики, полотенца, рушники, кушаки, скатерти, половички… Работы расходились по всему миру. Их увозили в Германию, Австралию, Черногорию, Англию, Америку. За рубежом очень ценится ручная работа. Мне иногда кажется, что у нас в Большеречье весь белый свет побывал.

На стене представлены виды тканых ковриков, кушаков и полотенец. Фото Александра Осинцева

В «Старине Сибирской» Ирины Владимировна начинала работать как руководитель кружка по ткачеству, сейчас она методист. Здесь, в историческом комплексе, можно увидеть самые настоящие образцы тканых вещей, найденные в этнографических экспедициях в районах Омской области. На стенах развешаны ручники, полотенца с орнаментом, пояса… Всё датируется концом XIX-началом XX века. Подобные вещи обычно сохранялись в приданом, однако, в наше время бабушкины сундуки давно уже выброшены или сожжены.

Сейчас подобный сундук с приданым можно увидеть разве что в музее. Фото Александра Осинцева

Хитрости с приданым

Принцип действия ткацкого станка для современного человека, привыкшего покупать одежду в магазине, отчасти напоминает запуск ракеты в космос – также масштабно, сложно и непонятно.

Причём сам процесс тканья в череде подготовительных работ оказывается самым элементарным по сравнению со всем остальным. А вы представьте, что лён ещё нужно было вырастить, собрать, обработать, заправить ткацкий станок…

Последнее – очень кропотливое занятие, на которое не у всех хватит терпения. Сложно вообразить, что на Руси девочек за станок сажали примерно в семь лет, как только маленькие ножки начинали доставать до педалей. К своему совершеннолетию барышни должны были наткать себе приданое, причём практически в промышленных масштабах. Родни обычно у мужа было много, и хватить презентов от молодой супруги должно было всем. Умение рукодельничать – значительный плюс к образу завидной невесты. Самые обидные слова в то время были «непряха» и «неткаха».

Узоры на коврике ткать очень сложно, но можно. Фото Александра Осинцева

Однако не у всех девушек были золотые руки, а замуж хотелось всем. Проблему решали хитростями. Например, за две-три деревни мать будущей невесты нанимала ткачиху, которая и занималась приданым. Разумеется, спустя некоторое время после свадьбы обман раскрывался, тогда непутёвую жену могли даже поколотить и отправить обратно в отчий дом. Однако возвращали их редко, так как делать это было довольно стыдно.

Кстати, ткацкий станок на Руси всегда называли кормильцем, и если горел дом, то в первую очередь из вещей старались вынести именно станок.

Из горящей избы первым выносили ткацкий станок. Фото Александра Осинцева

Конь в Каннах

Наблюдая за тем, как Ирина Владимировна ловко обращается с челноком, нажимает на педали и накручивает узелки, невольно начинаешь думать – сколько метров ткани в день можно соткать?

– Метров пять простой дорожки в день вполне, – поясняет мастерица. – С рисунком сложнее. Чтобы получилось полотно с орнаментом, нужно специальным образом закладывать основу. Поэтому пять сантиметров полотна с узором можно и целый день ткать.

«АиФ в Омске» не мог упустить шанс почувствовать себя Марьей-искусницей и опробовал ткацкий станок в деле. Усидчивость здесь не помешает, поскольку терпение заканчивается примерно минут через 15. Однако под чутким руководством Ирины Владимировны у нас всё-таки получилось поучаствовать в создании тканой дорожки. Скоро такая же возможность появится и у французов – в этом августе на фестивале российской культуры в Каннах Ирина Гуцько проведёт мастер-класс:

«АиФ в Омске» опробовал станок в деле. Фото Александра Осинцева

– Чему я буду учить публику? Сначала я хотела ткать полотенце, но потом решила, что это будет обычная дорожка, из которой получатся половички. Это несколько проще, чем полотенце. Иностранцы всегда очень внимательно слушают и с удовольствием садятся за станок. У них и к своей национальной культуре интерес огромный. Конечно, ткацкие станки были распространены по всему миру, но научиться основам ткачества – редкая возможность как в России, так и в Европе.

Кстати, во Францию из Большеречья повезут и большую фигуру коня, сделанную из камыша. Он будет запряжён в повозку на санях. «Застать» коня на месте у нас не получилось – его уже отправили в Европу. Но вот фигуры кузнеца и волка, также сделанные из камыша, нам очень понравились.

Волк, плетёный из сухого камыша. Фото Александра Осинцева
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество