aif.ru counter
338

«Зойкина квартира», или Дом «свиданий» на сцене «Пятого театра»

Фото: Фото Александра Барановского, пресс-служба «Пятого театра»

«Дом свиданий» воссоздали на сцене «Пятого театре». Новый сезон здесь начали премьерой спектакля по пьесе Михаила Булгакова «Зойкина квартира». С «квартирами» у автора, как известно, всегда складывались особые отношения. В новом спектакле «Пятого театра» можно не только задуматься над удачно зарифмованными реалиями дня сегодняшнего и дня ушедшего, но ещё и с головой окунуться (и даже утонуть) в атмосфере 1920-х годов. Того времени, когда от чувства новизны у граждан страны советов кружилась голова, а земля порой уходила из-под ног. Революционный танец на руинах царской России был занятием изысканным и вполне соответствовал духу времени.

От плинтуса до корсета

Сюжет для пьесы был взят Булгаковым из реальной жизни. В Москве в 20-е годы прошлого века, в самый разгар НЭПа, предприимчивая дамочка Зоя Денисовна Пельц, не желая уступать требованиям домкома «уплотнить» свою квартиру, превращает её в пошивочную мастерскую. «Ателье мод», как называет мастерскую Зоя Денисовна, мгновенно становится модным местом столицы советской страны – к огромному неудовольствию домкома и особенно его председателя по фамилии Портупея. Под вполне благопристойной вывеской которого скрывается не что иное, как «весёлый» дом.

Несмотря на это, спектакль «Пятого театра» получился весьма сдержанным и вместе с тем идейным. Так, например, все обращения Портупеи, начинающиеся со слов «Товарищи!» сопровождалось включением света в зрительном зале. Невольно вздрагиваешь и оглядываешься по сторонам. Ну чем не комсомольское собрание первой трети XX века? Атмосферу создавали и декорации в изысканно-красных тонах. В одной цветовой гамме строго выдержано практически всё, что попадает в поле видимости зрителя. От плинтуса на полу до корсета на манекене в пошивочной мастерской Зои Денисовны.

«Это не мода на Булгакова»

Все главные роли спектакля – стопроцентное попадание режиссёра в булгаковский замысел. Зойка – рассудительная и решительная Лариса Гольштейн, обаятельный Аметистов - Борис Косицын, харизматичный Гусь – Сергей Зубенко.

- В «Пятом театре» играют хорошие артисты, которые способны воплотить в жизнь любой творческий замысле, - говорит режиссёр постановки Анатолий Праудин. – А что касается выбора этой пьесы для создания спектакля, то всё обусловлено сопричастностью к процессам, которые происходят сегодня в обществе. Дело не в моде на Булгакова, а в том, что режиссёры с удовольствием обращаются к авторам, которые писали в те времена. Все авторы непростые – нужно поймать поэтику произведения, уловить стилистику и разобраться в происходящем. Это непростая и кропотливая работа. Надеюсь, что скоро спектакль «раздышится» и обретёт свободу.

Кокаином распятые

Стоит отметить, что прежде «Пятый театр» никогда не обращался к произведениям Михаила Булгакова. Жанр своего первого сценического прочтения этого автора театр и режиссёр определили как «булгаковский балаганчик». Особое внимание в этом балаганчике внимательный зритель обратит на музыкальное сопровождение «Зойкиной квартиры». Песни на стихи Александра Вертинского идеально характеризуют ту эпоху. Не все поэты могли похвастаться столь хлёсткими и яркими метафорами про «одиноких глупых девочек», которые, ко всему прочему, «кокаином распятые в мокрых бульварах Москвы». Вдогонку к песне «Кокаинетка» в исполнении Обольянинова (Сергея Шоколова) под гитару прозвучала «Маленькая балерина» и «В бананово-лимонном Сингапуре». На грифе гитары, как напоминание о происходящем, красный бант. Такая вот постреволюционная романтика в которой, по замыслу режиссёра, можно найти отражение сегодняшнего дня. Понял ли такой творческий ход Булгаков? Наверное. Всё-таки прошёл почти век, а «ателье мод» и «кокаина» в той же Москве меньше не стало.

Кстати

Премьера пьесы «Зойкина квартира» состоялась в театре им. Вахтангова 28 октября 1926 года. Сам театр годом ранее предложил Булгакову написать пьесу. За три недели до премьеры в еженедельном журнале «Новый зритель» напечатали интервью Булгакова о «Зойкиной квартире», в котором писатель определил жанр пьесы так: «Это трагическая буффонада, в которой в форме масок показан ряд дельцов нэпманского пошива в наши дни в Москве». Окончательно сняли спектакль со сцены решением Главреперткома, утверждённом коллегией Наркомата просвещения в марте 1929 года. Причину объяснили следующим: «За искажение советской действительности».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах