aif.ru counter
16.01.2008 00:00
16

Три десятка Калашниковых

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. АиФ в Омске 16/01/2008

В этой семье не делят детей на "своих" и "чужих". Здесь все родные. Даже те, кто впервые переступил порог этого дома в сложном подростковом возрасте, называют Людмилу и Александра Калашниковых только мамой и папой. Теперь они - лучшая приемная семья Омской области, лауреаты премии губернатора.

Идея разделить собственный кров с брошенными ребятами для Александра Калашникова, директора школы в поселке Новая Станица, была, можно сказать, выстраданной. Сам выпускник детского дома, Александр Дмитриевич был уверен, что в казенных стенах ребята жить не должны. Когда собственные дети (а их было уже трое) чуть подросли, он стал уговаривать супругу взять ребят на воспитание. Целый год длился "переговорный процесс", и все-таки глава семьи своего добился: в 1989 году решением Ленинского райисполкома был образован семейный детский дом Калашниковых.

"В те времена было строго, детей выбирать, как сейчас, никто не позволял, - вспоминает Людмила Николаевна. - Просто приехали в Черлакский детдом (Александр Дмитриевич хотел взять ребят именно оттуда, где вырос сам), нам сказали: вот ваши дети, забирайте". Так у Калашниковых оказалось вместе с родными девять детей. Причем приемные были старше, и это стало для семьи серьезным испытанием. "Сейчас я говорю всем желающим, что берут детей на воспитание: родные должны быть старше, чтобы вы уже знали, как управляться с грудничком или что делать с первоклашкой, как пережить сложности подросткового возраста, - говорит мама Люда. - Но это уже наш приобретенный опыт. А что было тогда... вспомнить страшно".

О драках и гуляниях

Это сейчас, собравшись вместе, они со смехом вспоминают, как дралась со всеми Яна: семь лет была главной, и вдруг появились те, кто старше. Смириться с этим не могла, вот и отстаивала своё право на первенство.

А Женя, который в детском доме был в числе лидеров, три дня просто не выходил из комнаты. И не ел. Так думали родители, пока не заметили под подушкой у "голодающего" кусок маминого свежеиспеченного пирога. Посмеялись вместе, и контакт с мальчиком был установлен.

"А когда они гулять стали по вечерам, как же я переживала, - вспоминает мама Люда. - Ночь, я сижу тихонько в кухне, жду своих старшеньких. Вдруг форточка открывается, а в ней - голова. Явились, живы-здоровы, слава Богу. Потом терпеть надоело, стала воевать. Они поначалу фыркали, дескать, нам уже по 18, имеем право. Но и я ответила, что имею право высыпаться, так как утром встаю корову доить. Все-таки победила, стали вовремя домой приходить".

Вечер, который собрал почти всех Калашниковых за одним столом, продолжается... чтением сочинений. Папа достает листочки в линеечку и зачитывает вслух все, что когда-то десяти-, одиннадцати- и двенадцатилетними они писали о маме. Авторы лишь переглядываются: "Это я писал? Не может быть!". Но под каждым словом, говорят, готовы подписаться вновь и вновь. Самая красивая - мама. Самая молодая - мама. Самая лучшая хозяйка - опять она. И добрая, и понимающая, и веселая, и певица отменная... А мама отвечает одной фразой: "Я счастлива, что вы все у меня есть".

Портретная галерея

Все - это еще и новое поколение семьи. Когда старшие выросли и обзавелись собственными семьями, в доме стало пусто. И Людмила Николаевна потихоньку от мужа ... поехала в детский дом, приглядывать новых детей. Но они уже были опытными родителями: вначале приглашали погостить на каникулы, выходные. И лишь те, кто прижился, остались у Калашниковых. Таких оказалось пятеро. Но тут пошли и внуки, их здесь тоже не различают: от своих ли детей, от приемных. На стене в гостиной - портретная галерея. "Это Аленка, Димы дочка", - представляет нам папа-дедушка красавицу на фото и наяву. Это Светины, их трое... Это Антон, кадет. Это второй Антон, школьник"... Через пару минут у нас голова идет кругом, и мы уже просто не понимаем, кто есть кто. Но Калашниковы-старшие в "семейном древе" ориентируются прекрасно: "У нас часто имена совпадают. Если брать с зятьями-снохами, то у нас три Антона, три Светы, два Жени. А еще у нас уже шесть внуков, седьмой на подходе".

Сколько народу в общей сложности относят себя к Калашниковым, нам так подсчитать и не удалось. Сбились где-то на середине третьего десятка. Тем более что старший сын Дима тоже волею судеб оказался приёмным папой: оформил опеку над тремя младшими братьями-сестрами жены. Хотя папа своих деток ненамного старше, слушаются его беспрекословно. "Дима и для наших - безусловный авторитет, - говорит Александр Дмитриевич. - Иной раз скажу, что Диме пожалуюсь, так все, что требовалось, за минуту выполнят". Дима же нередко забирает "маминых" детей к себе погостить и советуется с мамой в вопросах воспитания.

Впрочем, все они, старшие, имея свои семьи, всегда идут и едут к маме с папой - за советом и помощью либо сами помочь. Когда случилась беда, и у Калашниковых в одночасье сгорел дом, за год его возвели заново. Деньги большой семье выделили губернатор и мэр, а рабочие руки - собственные. Отстроили так, что любо-дорого посмотреть!

Опять же, когда сразу две дочери в один год собрались замуж, свадьбу гуляли всей семьей. Папе пришлось одновременно двух невест выводить, передавать мужьям с рук на руки. Сотрудники ЗАГСа долго качали головами - такой двойной церемонии на их памяти не было. Но все получилось замечательно, семья как-никак помогала.

Любое дело здесь всегда спорится, потому что объединены Калашниковы не просто кровом или одной фамилией - где-то на высшем уровне переплелись их судьбы, да так, что уже не расплести связующую нить. А они этого и не хотят. Побольше бы таких самоотверженных людей, великих родителей, как Александр Дмитриевич и Людмила Николаевна! Может, тогда и опустели бы у нас Руси детские дома....

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество