Примерное время чтения: 7 минут
203

Стейкхолдер и амбассадор. Филологи обсуждают, как защитить русский язык

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. АиФ в Омске № 13 29/03/2023
Как государство будет бороться с заимствованием слов?
Как государство будет бороться с заимствованием слов? / Татьяна Меель / АиФ

В закон  «О государственном языке Российской Федерации» 28 февраля 2023 года внесены изменения: новшества касаются заимствований. Прежние поправки датируются 2014 годом, тогда обсуждался вопрос о нецензурной лексике.

Государство решило контролировать, что, где и как говорить. Теперь никакого мата и иностранщины - правда, за исключением тех, что предусмотрены нормативными справочниками. Только эти справочники ещё предстоит составить.

Эксперты обсуждают поправки в закон о русском языке.
Эксперты обсуждают поправки в закон о русском языке. Фото: пресс-центр "МКР-Медиа"

Новые поправки обсудили доцент кафедры правоведения, государственного и муниципального управления ОмГПУ Татьяна Фролова и заведующий кафедрой русского языка и лингводидактики ОмГПУ Наталья Федяева в рамках Open Talk  –  мероприятие в формате открытого диалога. Его провели в международном пресс-центре МКР-Медиа.

«Заимствования языку не угрожают»

«С лёгкой руки наших журналистов этот документ стали называть «законом о защите русского языка», хотя на самом деле это стандартные юридические процедуры, связанные с изменением норм федерального закона о государственном языке Российской Федерации, – говорит доцент кафедры правоведения, государственного и муниципального управления ОмГПУ Татьяна Фролова.

В пояснительной записке к законопроекту указано, что он подчёркивает объединяющую роль русского языка, а также конкретизирует и расширяет сферы, в которых его использование является обязательным. «Проект федерального закона вводит такие понятия, как нормативные словари, нормативные грамматики и нормативные справочники, фиксирующие нормы современного русского литературного языка», – уточняется в документе. И определяются рамки, когда все эти словари и справочники должны появиться: 2025 год.

По поводу того, что считать современным русским языком, есть много версий. Иногда считают от Александра Сергеевича Пушкина, иногда от Великой Октябрьской социалистической революции, кто-то уверен, что современность – это только сейчас.

«Как бы мы ни считали, от Пушкина или от нашей мамы, будет в итоге примерно одинаковый расклад. Фонетическая и грамматическая системы не изменились на протяжении всего этого времени, а вот лексика, то есть слова языка, - это то, что подвергается изменению. Что-то исчезает, что-то появляется что-то возвращается, заимствования в том числе, – говорит завкафедрой русского языка и лингводидактики ОмГПУ Наталья Федяева. – У русского национального языка неоднородная структура, есть несколько его разновидностей, в том числе литературный язык. И это не язык художественной литературы, здесь нет ни в коем случае знака равенства. Литературный язык – это исторически сложившаяся высшая форма национального языка. В обществе воспринимается как эталонная. Именно ей мы специально учимся».

В новых поправках есть запретительные нормы: «Не допускается употребление слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка (в том числе нецензурной брани), за исключением иностранных слов, которые не имеют общеупотребительных аналогов в русском языке».

«Сколько заимствований в русском языке? Я вынуждена развести руками: нельзя посчитать ни слова в русском языке, у которых есть аналоги, ни слов заимствованных, у которых нет аналогов – это непростой вопрос, и надо представлять себе технику заимствований, – комментирует Наталья Федяева. – Заимствования как средство появления в языке новых слов – это естественный процесс, он не угрожает языку. Он даже способствует тому, чтобы в языке появлялись новые слова. Когда слово языком заимствуется, оно может прийти на пустующее место (если в момент заимствования никакого варианта не было, в большей степени это относится к техническим новшествам).

Другой вариант – слово может заимствоваться и вступать в конкурентную борьбу с уже имеющимися в языке. Чем эта борьба закончится, предсказать невозможно. Нужно учитывать множество факторов; здесь действует и такая тенденция, как экономия усилий, и желание красиво высказаться, и какая-то профессиональная дифференциация. Глядя на какое-то заимствование, которое нам может казаться сколь угодно нелепым, я всё равно поостерегусь говорить: «Долой! Оно нам не нужно!» Я скажу, что надо его с умом применять.

Приведу в пример слово «стейкхолдер» – заинтересованная сторона, причастная сторона. Кажется, зачем это слово нам, когда есть понятные словосочетания? «Стейк» – по-английски кусок мяса, но «стейк» имеет и другое значение – доля. В английском языке это разные слова и по-разному пишутся, а в русском языке выглядят одинаково. Нам кажется, что слово «стейкхолдер» можно легко и непринужденно запретить, но я не дам гарантию, что через два года этот «стейкхолдер» не окажется нужным представителям какой-нибудь профессиональной сферы, что это не будет важным термином. Поэтому запрещать вряд ли целесообразно, надо дать языку и носителям языка с новыми словами поработать, а там видно будет».

Проблема не языка, а речи

Раз заимствования для языка естественный процесс и система может найти для заимствований аналог, тогда в чём проблема, зачем нужен был этот закон?

«Надо слегка переместить акцент, – считает заведующий кафедрой русского языка и лингводидактики ОмГПУ. – Заимствования могут быть проблемой речи. Представьте себе, когда человек слышит непонятное для него слово, он может испытывать самые разные эмоции, и большинство из них неприятные. Ему может быть неприятно, что он должен знать это слово, но не знает, а вдруг это аргумент в том, что он неграмотный. Ему может быть очень важно понять текст, потому что от этого будет зависеть то, как он должен поступить. Ему может показаться, что собеседник, употребляя непонятные слова, старается уйти от ответа, завуалировать мотивы своих действий.

Почему нужно говорить такие слова, как «кэшбек» или «амбассадор»? Что это за погоня за красивостью? Такие мысли могут быть в голове у человека, и он раздражается конкретно на слова. А раздражаться-то надо не на слова, а на того, кто их употребляет без учёта интереса своего собеседника. На мой взгляд, здесь не запрещать заимствования надо, а проводить филологическое просвещение, филологическое воспитание».

Когда будут штрафовать?

Закон в большей степени отразится на чиновниках и госслужащих, работниках средств массовой информации и рекламщиках. Пока что бороться с заимствованиями будут на интуитивном уровне., так как нет подзаконных актов, регламентирующих, что можно, а что нельзя. Да и будут ли?

«В этих поправках нет чётких правовых границ, – говорит Татьяна Фролова,  – мы не видим ответственности субъекта за использование заимствованных слов. Нормы только должны войти в наше законодательство. Нужно закрепить и механизмы контроля, но их сложно будет обосновать – кто будет за этим следить?»

И ещё одна проблема – нормы языка меняются быстрее, чем норма закона. Так, в сентябре 2022 года активно обсуждалось, что в русский орфографический словарь, который издаёт Российская академия наук, включены 152 новых слова. И среди них были те, про которые мы точно знали, когда они появились: это была «пандемийная» группа. «Антиваксер», «антипрививочник» и так далее – мы точно знаем, что они вошли в язык в 2020 году. И только два года спустя их включили в словари.

При этом там же оказались слова, которые мы считали уже давно привычными. Например, «стобалльник». Или «шаурма» с «шавермой».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах