aif.ru counter
379

Офицер запаса ФСБ РФ – о реалиях нашего общества

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. АиФ в Омске 13/07/2011

Через 12 лет написал рапорт «по собственному», хотя к тому времени был начальником отделения в звании подполковника.

Однако Сергей Мизя, ныне бизнесмен и подполковник запаса, говорит, что служить и работать – это разные вещи. Он работал до тех пор, пока не понял, что его знания и опыт «конторе» уже не нужны.

Вакуум заполнил рэкет

- Сергей Герасимович, Вы были в числе тех, кто первым начал борьбу с организованной преступностью. Откуда она вообще взялась в Омске?

- Она в то время была по всей стране, если помните. Всё имеет экономические предпосылки, и где появляется вакуум, его тут же занимает что-то другое, в том числе и преступность. Почему появился рэкет? Он появился там, где были всевозможные «серые» схемы, «левые» доходы. Их и утаить совсем невозможно, и обнародовать жалко – придётся налоги платить государству или сидеть в тюрьме. Об этом определённый круг лиц знал, вот и «просили» всевозможными способами» делиться – это чистой воды рэкет.

В то время в милиции появился шестой отдел, у нас в КГБ тоже создали аналогичную структуру, но мы больше ориентировались на экономику и сращивание преступности с властью. Но называть ту борьбу эффективной я бы не стал: государство к стремительному росту «бригадного движения» не было готово, не было законодательной базы. Вот вам пример: областной студенческий штаб при обкоме комсомола зарегистрировал кучу предприятий, и они стали торговать: магнитофоны, компьютеры, коньяк «Наполеон». Предприятия «Ишим», «Тобол» и др. торгуют, везут в Омск в том числе и из-за границы товары, а о такой «мелочи», как сообщить о своей деятельности в налоговую, … забыли. Не поставили на учёт ни одно предприятие! Думаете, мы кого-нибудь посадили? Никого. Не было статьи в уголовном кодексе. Предприятия, правда, позакрывали.

Но есть, конечно, и другие примеры, когда нам в Омске удалось предотвратить хищения с крупным ущербом. В конце 90-х в России было множество махинаций с фальшивыми авизо (банковское требование о перечислении денег – Ред.). Мы нашли чисто технический способ, как отличить фальшивку от настоящего авизо, тогда ведь электронного обмена документами ещё не было, всё через телетайп, и таких требований в день проходило по банку тысячи. Ушлые чеченские парни, под интеллектуальным руководством парней не менее ушлой национальности из Москвы просто украли таблицу кодов, по которым РКЦ шифровало авизо и перечисляло деньги. Приходит в Омск депеша якобы из Первоуральска о том, что некая фирма перечисляет деньги омской фирме (на самом деле телеграмму отстучали в Чечне), РКЦ деньги зачисляет. В Омске их снимают со счёта наличными, и исчезают вместе с деньгами. А суммы при этом были огромными, сопоставимыми с сегодняшними десятками миллионов! Мы возбудили пять дел по статье «хищение в особо крупных размерах», пятерых лиц чеченской национальности задержали и осудили. Больше в Омске подобного не было, видать, поняли, что у нас этот фокус не пройдёт, а в других регионах – множество.

Своих не сдают

- А что касается борьбы с коррупцией, вы ведь ею тоже занимались? Она изменилась или осталась прежней?

- Сегодня почему-то, если верить СМИ, главными коррупционерами у нас являются учителя и врачи-взяточники. Но это не коррупция! Ибо коррупция – это продажность власти. Ни учитель, ни врач властью не обладают. Чиновник минздрава, который покупает томограф по цене в три раза дороже, чем есть на рынке, это коррупционер. А обычный врач – нет. В своё время, занимаясь фактами коррупции, нам удалось доказать факт получения взятки председателем райсовета народных депутатов. Мы это доказали и запротоколировали, но… не смогли его посадить из-за депутатской неприкосновенности, райсовет проголосовал против. А сегодня вообще в стране происходят удивительные вещи. Например, министр финансов Московской области, по заключению Счётной палаты, похитил или незаконно вывел за границу 92 млрд, после чего сбежал во Францию. А где был в это время губернатор? Генерал армии, между прочим, офицер, летает на своём французском вертолете по такому же Подмосковью, «убитому», как и наша Омская область, сидит у себя в кресле, получает бешеную зарплату. И как будто он ничего не видел, когда из бюджета уводили 92 млрд. Ну Бога-то побойтесь чуть-чуть!

Или все знали, что есть такой Лужков, и у него есть «талантливая» жена, (а сейчас таких талантливых жён развелось немеряно, которые зарабатывают бешеные миллионы). Так же не бывает! Бизнес – это очень сложная вещь, и далеко не каждый может им заниматься. Украсть и распилить – на это много ума не надо. А вот реально заниматься бизнесом трудно. И когда такие «талантливые» жёны, дети или преклонного возраста маменьки чиновников, творят чудеса в бизнесе это и есть коррупция!

У нас с ней никто не будет бороться, пока не будет закона, как в Европе: если ты стал чиновником, будь любезен, отчитывайся и о доходах, и о расходах. А выводы о том, соответствуют ли они друг другу, пусть уже делают те, кому положено. Если министр в Германии взяла служебную машину и поехала на юг, она лишилась должности. А у нас был министр «без штанов», и вдруг его «талантливая» жена начинает зарабатывать миллионы, - это нормально.

У нас даже признаков гражданского общества нет, и нет ни условий для борьбы с коррупцией. Чайку, генпрокурора, Совет Федерации оставляет на своём месте, хотя у него в связи с «делом казино» посадили кучу прокуроров, а следом застрелился прокурор, надзирающий за борьбой с экстремизмом и терроризмом. Как можно было такого генпрокурора оставлять, я лично не понимаю, но Совет федерации РФ проголосовал за его кандидатуру единогласно.

Первый признак гражданского общества – свободная пресса, которая помогает в том числе бороться с коррупцией тем, кто должен с ней бороться. А у нас что? Если конституция говорит, что каждый человек имеет право получать информацию любым законным путем, то, согласно закону о персональных данных, никто не может получить ничего. Даже то, что вы сейчас записываете нашу беседу на диктофон, не получив от меня письменного на то согласия, это нарушение закона. Вы грубо вторгаетесь в мою частную жизнь. И как вам работать – я лично не знаю.

Самозащита общества

- Каков же выход, на Ваш взгляд?

- Я думаю, что не благодаря власти, а вопреки ей медленно и постепенно общество поймёт, что оно должно себя защищать. Последние события в Свердловске, когда люди вышли на защиту против наркобарона и вора в законе – тому пример. Да, их посадят за убийство, но другим будет неповадно.

- Кстати, что касается наркобаронов. С ними, будучи офицером КГБ, Вам приходилось сталкиваться?

- Во-первых, у меня была другая работа, во-вторых, я, подполковник, о наркотиках слышал. Но так чтобы сталкиваться с ними вплотную, такого не было. А сейчас наркота же сплошь и рядом! Поэтому я считаю, что смертная казнь совершенно необходима для всех наркоторговцев, независимо от возраста. Не для употребляющих, а для наркоторговцев, которых поймали с килограммами наркоты. Наркоманов можно и лечить, хотя я считаю наркоманию и алкоголизм условными болезнями, но лишь когда торговцев зельем будем расстреливать, эта зараза потихонечку сойдёт на нет.

- Почему Вы говорите, что наркомания – условная болезнь?

- Есть некая мифология о том, что наркоман – он, бедный, по-другому не может, он болен. Но ведь эти же люди, попадая на зону, ломаются «насухую» и ждут до тех пор, пока у них не будет условий, чтобы получать наркотик. Сидят там и пять, и десять лет, и всё нормально. А выходят и опять начинают употреблять. Поэтому и говорю, что это условная болезнь.

- Вы сказали, что не в восторге от моратория на смертную казнь. «АиФ» несколько лет борется за ужесточение, вплоть до лишения жизни, для педофилов-убийц.

- Я это поддерживаю. В России отмена смертной казни – это преступление против народа. Мы сделали как в Европе, Америке. Да в Америке в половине штатов действуют казни! Если им надо, они из того штата, где казнь запрещена, перевезут в тот, где разрешена, и на электрический стул. За многие вещи, - наркоторговлю, педофилию и возможно другие особо тяжкие преступления смертная казнь жизненно необходима для России. Понятно, что здесь много вопросов с точки зрения доказательной базы, так можно загнать в камеру смертников кучу народа. Так мы итак их убиваем – Чечня, дороги, и так далее. Мы свой народ бьём, да ещё и лечим как попало.

- Есть ли, на Ваш взгляд, рецепт от всех этих болезней общества?

- Нужно просто жить, четко определив для себя гражданскую позицию, и обязательно заниматься делом. Как можно быстрей влить свежую кровь в экономику, и мы тогда будем двигаться вперёд. Что нам ещё остается? Я, например, не вижу себя за границей, мне там скучно, там чужая страна, чужие люди. Ни в Европе, ни в Америке я в качестве предпринимателя не нужен, я там могу вести только вегетативный образ жизни. А в полицейских государствах типа Германии или Канады я жить не смогу. Там в собственной машине закуришь, на тебя тут же кто-нибудь «настучит».

- Так, может, так порядка быстрей добьешься?

- Да, они искренне считают это демократией. Но я так не думаю.

- Как Вы считаете, сегодня Ваша бывшая «контора» нужна государству?

- А как же! Вот у нас на прошлой неделе была выставка вооружений. Как вы думаете, там только военные были? Нет, конечно, шпионы тоже! И кто будет защищать стратегическую безопасность страны? А борьба с экстремизмом, терроризмом? У нас вон в 100 км. от Омска начинается исламское государство! А радикальный ислам – это же колоссальная проблема для нашей страны. Мы по сути дела страна с открытыми границами, рядом нищие Таджикистан, Узбекистан, а дальше Афганистан – мировая героиновая «плантация». Надо эту заразу остановить на нашей границе.

В СССР не было экстремизма, а сейчас с этим следует бороться. Надо пересматривать идеологию, что-то надо делать с Интернетом, может, как в Китае, - закрывать доступ к определённым сайтам. Потому что Россия многонациональная страна, если начнутся какие-то бунты, межэтнические конфликты, это может привести к катастрофе. Так что работы ФСБ хватит.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество