898

Омский капитан о том, чем плох гидроузел, насколько чище стала вода в реках и о речной романтике

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ в Омске 27/06/2012
Фото: Елены Володиной

Действительно, флот на Иртыше сократился, содержать столько кораблей, сколько использовали раньше, уже нецелесообразно. В последние годы вообще кажется, что судоходство и вовсе остановилось. Но нет! Пароходы мало-помалу ходят по реке, доставляя в северные районы России грузы и топливо. В преддверии дня работников морского и речного флота, отмечаемого 4 июля, наши корреспонденты встретились с Юрием Печкуровым, капитаном танкера, который, несмотря на трудности с судоходством на нашей реке, работает на родном предприятии и водит грузы по Оби и Иртышу.

- Юрий Александрович, как вы попали на флот? Наверное, это была мечта детства…

- Когда я окончил 8 классов, я узнал, что объявляется набор в речное училище. И тогда я решил поступать туда. Так сложилось, что мы рано потеряли маму, а в семье было 4 детей, и чтобы помочь отцу я ушёл учиться в училище, где предоставлялось бесплатное обмундирование и питание. А мечта действительно была либо поступить в военное морское училище, либо стать военным лётчиком. Но в небо меня не взяли: не прошёл медкомиссию, зато на флоте вот пригодился. И вот в 1981 году пришёл на работу в Иртышское пароходство. Первый год отработал вторым штурманом третьим помощником механика, потом ещё одну навигацию первым штурманом. А на пятый год работы стал капитаном. В свои неполные 25 лет я считался самым молодым капитаном. С тех пор и капитаню. Нынешняя навигация для меня уже 27-я.

-Мечта была стать военным лётчиком так и не сбылась. А не думали уйти всё-таки в военное училище?

- Когда с малолетства мечтаешь работать на флоте и попадаешь в хороший коллектив, а я могу сказать, что во всех командах и во всех коллективах были хорошие отношения, то менять уже ничего не хочется. На другом месте я себя и не представляю. Мне моя работа нравится и пока есть здоровье и пока прохожу медкомиссию – я буду работать. Одна проблема: нашему танкеру жить осталось до 31 декабря 2014 года.

- А почему?

- А потом его спишут. Подписан новый технический регламент и в целях защиты экологии однокорпусные танкера (в отличие от двухкорпусных) должны быть списаны. И если второй корпус нашему танкеру не приспособят – придётся искать работу на другом танкере или даже не в Омске. У меня ведь помимо речного диплома есть и морской диплом.

- А насколько это реально так легко менять море и реку?

- Речник в море сможет ходить, а моряк в реке сориентируется с трудом.

- А в чём разница работы на реке или в море? Кажется ведь, что в море романтики больше…

- Романтика есть и на море и в реке. Наш танкер, например, считается относительно большим по грузоподъемности и при этом маневренным и скоростным. Поэтому мы можем работать на малых реках, и мы ходим по всем притокам Оби и Иртыша. А это очень увлекательно: в этом деле есть своя специфика, требуется мастерство судовождения, опыт.

- Под вашим руководством трудится 8 человек. Легко ли капитану установить комфортный микроклимат в коллективе?

- Танкер, на котором я сейчас работаю – моё второе судно, на котором я был капитаном. И когда буксировщик списали, и меня сделали капитаном танкера, в 1994 году со мной пришла большая часть команды. От старого экипажа остался только старший помощник Роман Степанов, и он со мной работает до сих пор. Да и вообще у меня в команде большинство Печкуровых: я – капитан, Дмитрий, мой средний брат, служит механиком, моя жена - матрос, а жена Дмитрия- повар, а третьим помощником механика является племянник. Получается семейная династия.

- Не мешают родственные отношения на работе?

- Так получается, что в семье всегда был за старшего, всё-таки старший брат. Я как был узурпатором власти, с детства командовал – так и сейчас я старший и в семье, и на корабле (улыбается). Бывают, конечно, проблемы в отношениях: со стороны кому-то может не нравится, что у нас такой семейный экипаж. Но мы работаем хорошо и наш экипаж на хорошем счету. Более того, немаловажно, что технически наш танкер соответствует всем требованиям, в этом году был проведёно очередное освидетельствование: раз в пять лет проходит ремонт всех механизмов и это был трудный процесс. Денег не на всё хватает, не хватает запчастей и материалов, но мы это с честью выдержали, и 15 мая танкер был сдан в эксплуатацию. Это плюс нашему экипажу.

- Как надо работать, чтобы коллеги сказали, что капитан хороший?

- Скажем так, хороший капитан – это тот, у кого и корабль на хорошем счету, и техническое состояние на уровне и коллектив хороший. Ведь капитан без экипажа никто! Проблема в том, что техника стареет и люди стареют. И с каждым годом требований к кораблям всё больше и больше, а денег на постройку новых кораблей нет. Строить новое судно пароходству не выгодно. Потому что у нас сезонная работа: по пол года работы нету. Да и в навигацию перевозки сокращаются, по независимым от нас причинам.

- Почему сокращается флот? Ведь перевозить автомобильным транспортом дороже…

- Каждый, кто учился в институтах связанных с транспортом, знает, что водные перевозки всегда самые рентабельные и самые дешёвые. Но после проведения рыночных реформ, которые нам навязали, водному транспорту стало только хуже.

- Как-то нелогично. Ведь если флот рентабельнее всего, то почему им не пользуются?

- Флот перевозит значительные объемы грузов. А у коммерсанта нет денег на 1000 тонн бензина, а вот на 5 бензовозов такие деньги есть. Ну и плюс те блага, которые пришли на север ограничили нам работу. Я имею в виду газопроводы, линии электропередач, железную дорогу, построенную чуть ли не до побережья Ледовитого океана. Всё это сократило потребность в нашей работе. Вот и сократился флот.

-А люди куда уходят?

- Кто переучился на моряков, кто-то трудится в европейской части России. Наши судоводители с Иртыша и Оби считаются одними из лучших. Потому что река у нас очень сложная, много поворотов, свои особенности и судоводители становятся квалифицированными. Попадая на море, и имея опыт работы в реке, наши земляки ходят по Волге, Дону, Балтике, по Белому морю, заходят в Средиземное и Чёрное моря.

- Получается, что в Европейской части России флот востребован больше. Почему так происходит?

- Так у них и период навигации до 9 месяцев доходит, а у нас только 6. в Европейской части шлюзы закрывают в декабре, а начинают навигацию уже в марте. И когда происходит шлюзование, корабли класса река-море уходят работать в Чёрное и Каспийское море. Танкера работают круглый год. У нас же работа сезонная.

Полный финиш

- Как повлияет строительство гидроузла на судоходство?

- Гидроузел, который строят, приведёт судоходство на Иртыше практически к финишу. Почему? Очень просто объяснить. Платину строят в районе нефтяных причалов. И 2 причала уже закрыты. Возможно, что вообще нефтекомбинат на реку не будет работать. И потребность в наших танкерах вообще исчезнет.

По моему мнению, которое разделяет большинство капитанов, гидроузел в районе Омска – это далеко не благо. Был бы он выше по течению, выше устья Оми – было бы лучше. А представляете, сейчас уровень воды станет выше и в Оми может затормозиться течение. Река и так больная, а после постройки плотины течение остановится вообще. А это приведёт к цветению воды и активному появлению гнуса и мошкары.

- Так если в профессиональном сообществе, мягко говоря, не все за этот гидроузел, что можно сделать чтобы его не строили?

- Вообще-то цель сохранения высокого весеннего потока воды очень здравая. Это позволит контролировать сток воды. Сейчас, после весны вода очень быстро уходит, а так её можно будет регулировать сбросами. Только повторю, что гидроузел нужен выше Омска.

- Экологи каждый год закрывают омские пляжи и запрещают купаться в Иртыше. Вы замечаете, что вода стала грязнее?

- В 90-е годы начался кризис, и в Омске встала промышленность. Поэтому я наоборот скажу, что вредных стоков стало меньше и вода в реке стала чище! Ну и флота меньше стало работать, что тоже благотворно сказалось на чистоте реки. И потом, у нас появились определённые правила утилизации нефтесодержащих и фекальных вод с кораблей. Пароходство обладает своим специализированным флотом. На кораблях установлены специальные цистерны для сбора. Специальные суда их собирают, перерабатывают и сливают уже чистую воду. Это тоже приводит к тому, что река становится чище.

- А почему тогда экологи бьют тревогу?

- Я по полгода провожу на воде и своими глазами вижу, что река стала чище. Река ведь имеет свойство самоочищаться. Другое дело, что горожане сами её засоряют. Вот я недавно видел в телепередаче рейды по пляжам. Мне это очень обидно, что рядовой обыватель, который приезжает на берег Иртыша, гадит по всему берегу. Горы мусора-то и приводят к тому, что река в районе города такая грязная. А ведь там где мы ходим по Иртышу – там вода чистая. Но это уже за границами Омска.

Романтики остаются!

- Молодое поколение активно приходит в речной флот?

- До сих пор остались романтики-мечтатели. Я вам так скажу, если пацан придёт в речное училище, попадёт в нормальную группу с нормальными преподавателями, которые будут прививать ему любовь к флоту, а потом попадёт на практику в хорошую команду на хороший теплоход – этот парень останется.

- А есть у него перспективы работы на Иртыше?

- Зависит от того, как будет работать. Новичок должен отработать третьим помощником, потом вторым, потом старпомом. И если человек себя зарекомендовал хорошо, то и на капитанский мостик он может попасть. Но не в нашем пароходстве. У нас из-за сокращения флота есть ещё очередь из заслуженных опытных капитанов, которые ждут своего шанса. А вот в другие судоходные компании наших ребят с удовольствием возьмут. Мы даём квалифицированные кадры.

Про Назарова говорят хорошее

- Сейчас модно говорить о политике. Следите за новостями?

- Конечно, следим. Мне кино не надо, а вот новости узнать всегда важно. Правда на работе у нас есть некоторый отрыв от СМИ. Но как только удается на реке радио или телевидение поймать – сразу настраиваешь каналы и следишь за тем, что в мире происходит.

- Что думаете про изменения, которые произошли в Омской области?

- Обновление власти – это скорее благо, в той ситуации, что сложилась у нас. Виктор Назаров не является моим близким знакомым, но с моим товарищем он учился в одной группе. Мы 30 лет дружим с товарищем и он про Назарова только хорошие слова говорит. Ну и то, что Виктор Назаров пришёл из «Газпрома» тоже хорошо. Мы надеемся, что крупнейший холдинг приведёт в город финансовые вливания. Хочется верить, что всё изменится в лучшую сторону.

- Как оцениваете информационную войну, которую вели губернатор и мэр?

- Мне не нравилось, что власть что-то делила между собой. Все должны в одной упряжке работать. Я считаю, что вертикаль власти должна существовать, один другому должен подчиняться. Многие говорят про демократию и про выборность… А я скажу, что для меня назначенец лучше, чем выбранный руководитель. Потому что можно с назначенца спросить. А у выбранных такая долгая процедура отрешения от должности и все эти депутатские неприкосновенности… От этого надо отходить!

У меня в армии замполит был, с большим жизненным опытом, очень хороший человек. И он говорил, что если бы каждый человек хотя бы на 50% выполнял свои обязанности – нашей стране бы равных не было! И я с ним согласен! А получается, что каждый прячется за кем-то, или начинает о своём кармане думать. Вот у нас на флоте единоначалие никто не отменял. Капитан руководит коллективом. И от того, как капитан будет руководить – так и будет жить коллектив.

Дом – лучший отдых

- Навигация длится полгода, а как коротаете остальное время?

- Дом, больница, корабль (смеётся), вот так и чередуется. Да и зимний ремонт никто не отменял. А в прошлом году была учёба повышение квалификации. Вообще речники в отпуске находят себе дело: кто-то корабль охраняет, кто-то едет на моря по контракту работать, кто-то отдыхает. Мне, честно говоря, зимы и не хватает. За навигацию очень много дел накапливается.

- Ну а увлечения у вас есть, такие, чтобы душу отвести?

- У нас в семье главное увлечение – этот дом. Его мы построили своими руками. В 1990 году речникам выделили участки по 8 соток земли со всеми коммуникациями. А тогда ведь тяжело было заниматься строительством: стройматериалов не было. С кирпичом трудно, шлакоблоков нет, цемент приходилось доставать. Оттого, что сами строили где то и стены кривоваты (улыбается). Ну не было ведь тогда ни уровней ничего такого. На глаз определяли: банку ставили с водой и смотрели ровно или нет. А три года назад, перед пенсией, пока есть возможность, решили сделать в доме ремонт. И вот уже три года этим занимаемся. Вот и получается, что 17 лет живём и уже 17 лет постоянно что-то переделываем и перестраиваем. И нам совсем не скучно.

Досье:

Юрий Александрович Печкуров родился в Омской области в Васиском районе (сейчас это Тарский район) в селе Васис. Окончил омское речное училище. С 1981 года работает на Иртышском пароходстве. Капитан танкера. Женат, двое дочерей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

                     
        Самое интересное в регионах