aif.ru counter
51

Хранительница тюремного «очага»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ в Омске 16/06/2010

В 1945 году 18-летняя омичка Зоя окончила бухгалтерские курсы. Год спустя по распределению попала в недавно построенную колонию № 6, в плановый отдел. Сначала было неуютно и жутковато - всё-таки место работы уж очень специфическое для юной барышни. Того, что она проработает здесь всю жизнь, и в мыслях не было.

С первого рабочего дня в феврале 1946 года прошло уже 64 года. А Зоя Ропатан всё также ходит на службу. За это время в колонии поменялось 16(!) руководителей, уголовно-исправительная система не раз вставала с ног на голову и наоборот, а в самой колонии когда-то даже располагался дом малютки. На прошлой неделе в Омск приезжал глава ФСИН России, который осмотрел городские колонии и разъяснял предстоящую реформу уголовно-исправительной системы.

О том, насколько реально превратить все тюрьмы в колонии и чем сейчас живут омские осуждённые, мы поговорили с Зоей Ропатан.

Десять лет за слово

- Первый вопрос всё-таки не об исправительной системе в целом, а о Вас. Скажите, как можно проработать на одном месте столько лет?!

- Можно. И сразу могу сказать, что я не устала. Просто за шесть десятков лет ты привыкаешь к этой системе, к производству, к людям… Конечно, что касается людей, то грустно об этом говорить. У меня сменилось 16 руководителей, не считая простых сотрудников. Вы не представляете, скольких коллег я уже за это время похоронила. Люди уходят, а бабушка (указывает на себя. - Ред.) сидит и музеем занимается в колонии. Но всё, что здесь находится, - моя жизнь.

- А не страшно было в колонии работать? Пусть и в плановом отделе, но всё равно же, осуждённые вокруг, истории разные…

- Конечно, колония - это же не магазин и не офис какой-нибудь. Серьёзная структура, и начинать там было непросто. Отработаешь день, приходишь домой, и тебе по ночам осуждённые снятся. Это нормально? А потом привыкаешь. Колония ведь в 1946 году «молодая» была, ей всего три года исполнилось.

- Получается, «шестёрка» появилась в Омске в 1943 году? Может, я чего-то не понимаю, но в стране война, неужели преступников в это время некуда было девать и возникла необходимость ещё в одном исправительном учреждении?

- Так «шестёрка» же изначально была в Тюмени, её просто в 1943 году перевели в Омск. А что касается преступников, то в 1940-х годах практически все сидели не за убийства, а по 58-й статье. За политические преступления. Людям направо и налево по десять лет давали. За такие мелочи, которые сейчас современный человек просто не поймёт: как можно упрятать человека за решётку за пару слов? Но, поверьте, можно. Знала одного директора, солидного человека. Как-то он то ли в шутку, то ли всерьёз высказался на тему «а Германия лучше». За ним пришли следующим утром. Никогда не забуду, как наступила амнистия и людей стали повсеместно освобождать. Им давали документы, а они… умирали от разрыва сердца. У них просто сердце останавливалось от одной только мысли о том, что с десяток своих лет они «подарили» неизвестно кому и зачем.

Утонули в воровстве

- Колония сначала крохотная была, всего в два барака. Слышала, что здесь и дом малютки в своё время уместился.

- Чего здесь только не было. В конце 40-х годов прошлого века я отчёты в наше главное управление вообще на повозке, запряжённой лошадью, возила. В колонии действительно сначала два барака было. Потом решили, что осуждённые будут не только мужчины, но и женщины. Но недолго они соседствовали. Однако и за это время у нас успел появиться дом малютки.

- Женщин легче в условиях колонии исправить?

- Нет, чаще всего «перевоспитываются» всё-таки мужчины. Женщины в колониях по большому счёту вообще ничего не хотят делать. Попросят их, к примеру, в столовой картошку помочь почистить, так ни одна же не встанет! Говорят, что дома они этим грязным делом не занимались, а тут тем более не будут. У мужчин с этим проще - они встанут и без лишних разговоров всё сделают.

- Вы на своём веку сотни невыдуманных историй слышали и видели. Можете назвать основной порок века? За что сидят сейчас?

- Если 60 лет назад в основном страдали за политические преступления, то потом русские погрязли в воровстве. Да и сейчас, что тут скрывать, его хватает. К сожалению, от этого порока страна избавиться пока не может.

- А кроме воровства? Что-нибудь из области фантастики в колонии встречали?

- Когда-то давно у нас сидела женщина за то, что она… съела своего ребёнка. Семимесячного малыша сварила и съела, представляете? Потом, кстати, второго родила, но её материнских прав сразу лишили. Вот так бывает, но это - без комментариев.

- В Омск недавно приезжал глава ФСИН России, говорил о полном реформировании уголовно-исправительной системы. В нашем городе удастся переиначить то, что уже столько лет стабильно функционирует?

- Я думаю, да. За реформу взялись серьёзно, и основная цель - чтобы в России не существовало трудовых исправительных колоний, а вместо них появились тюрьмы и колонии-поселения. Это я понять могу, а вот нововведения наподобие домашнего ареста - нет. Хотя система совершенствуется, и противиться этому нельзя.

Досье

Зоя РОПАТАН родилась в 1928 году во Владивостоке. С 1939 года переехала в Омск. В колонии № 6 Зоя Никитична работает с 1946 года по настоящий момент. Сейчас является председателем совета ветеранов в ИК № 6 и руководителем местного музея.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество