486

Адова бочка. Пожилая омичка несколько десятилетий живёт в холодной времянке

Так выглядит временное жилище омички внутри. Здесь она провела полжизни.
Так выглядит временное жилище омички внутри. Здесь она провела полжизни. / Наталья Виркунен / АиФ

64-летняя жительница Омска Светлана Чернова полжизни живёт в металлической бочке. В 2010 и 2016 годах региональная редакция «АиФ» уже писала о небольшом квартале из шести железных времянок в районе Старый Кировск. В преддверии суровой зимы, какую обещают синоптики, местные и федеральные СМИ в октябре 2021-го снова вспомнили о нерешённой проблеме. На глазах у корреспондента к пятачку с железными бочками подъехал мужчина, узнавший о Светлане из сюжета по местному каналу, и предложил ей переехать в собственный частный дом.

Будучи ещё сотрудниками некогда соседнего железобетонного завода, обитатели бочек получили такое жильё в ожидании нормальных квартир. Наша героиня в былые советские времена работала на этом заводе крановщицей, 25 лет от звонка до звонка. В том, что трудящимся дадут своё и комфортабельное, тогда никто усомниться не мог. А вот что заставят десятилетия коротать в неотапливаемых бочках – помыслить было невозможно.

Роковое стечение

Два года назад отсюда уехали все, кроме нашей героини.
Два года назад отсюда уехали все, кроме нашей героини. Фото: АиФ/ Наталья Виркунен

Но экономика в 90-е рухнула, завод развалился, про временных жильцов напрочь забыли и не вспоминали вплоть до 2010 года. Тогда, как утверждает сама Чернова, первыми на вопиющую проблему обратили внимание корреспонденты «АиФ в Омске». Несмотря на поднятую в прессе шумиху, встать на очередь ни у кого так и не получилось – адово жильё не попадало под программу переселения из ветхого и аварийного фонда, муниципалитет не нашёл решения, как отчитаться за жильцов по документам. Квартир не дали. Максимум предложили въехать в дом престарелых. Но и на такой быт свободолюбивая Светлана не согласна до сих пор.

«Лет десять назад был какой-то объезд заброшенного жилья, говорят, к нам тоже приезжали, а меня дома не было. Спрашивали, не хотим ли мы решить свою жилищную проблему. Тут тогда компании гуляли у наших соседей, они пили, как обычно, и в подпитии от помощи отказались, сказали, что им и так хорошо!» - рассказывает женщина.

Последние надежды на получение благоустроенных квадратных метров растаяли даже у маргинальных соседей Светланы, около двух лет назад. Когда прошла инвентаризация бесхозяйных городских сетей, и в бочках отключили единственный ресурс – электричество, - съехали все. Подключиться снова невозможно. Несмотря на прописку Светланы по адресу старого завода, управляющие компании обслуживать бочку не могут, квитанции выставлять – тоже.

В основном бедовые жильцы разбрелись по сердобольным родственникам. Три времянки увезли, возможно продали или сдали на металлолом, ещё две стоят закрытые и уже полуразрушенные. Одной только Светлане некуда пойти – её бочка хоть отдалённо намекает, что здесь ещё живут. Мусор вокруг убран, завалов из сломанных досок нет, замка на двери не висит. Детей у женщины нет, родня от неё открещивается, самим, мол, жить как-то надо. Вот и ютится одинокая пенсионерка 34 года в проржавевшей железной бочке на подпорках, без какой-либо надежды на спокойную и тихую старость. В «доме» Светланы нет ни воды, ни света, ни газа, ни отопления. Вокруг – пустырь и забор расположенной рядом промзоны. Поэтому каждый день пожилой женщины – это бесконечная борьба с нечеловеческими жилищными условиями.

Компанию жиличке составляет только дворняга Черныш.
Компанию жиличке составляет только дворняга Черныш. Фото: АиФ/ Наталья Виркунен

«Когда нас сюда заселили, я в первый год даже обрадовалась, что поживу какое-то время на земле, в своём домике, но столкнулась с бытом, со всем этим кошмаром, и быстро разочаровалась, а кошмар всё не заканчивается», - рассказала Чернова.

Жить по-спартански

Летом, когда в раскалённой на солнцепёке металлической ёмкости – невыносимая жара, Светлана копается в огороде – его она разбила рядом, по обе стороны от бочки. Выращивает помидоры, кабачки, клубнику.

Кругом - горы мусора.
Кругом - горы мусора. Фото: АиФ/ Наталья Виркунен

Помыться Светлану пускают раз в неделю жители соседней пятиэтажки, по выходным. Они к женщине уже привыкли, порядочность и чистоплотность сомнения не вызывают. А вот с наступлением холодов ежедневный быт много осложняется. Тепло не задерживается, а в морозную зиму бочка полностью промерзает. Последние два года женщина в качестве освещения использует туристические кемпинговые фонари, которые приходится покупать каждую неделю-две. Свечи и керосинки в изолированном помещении сжигают весь кислород. Несколько лет назад, во время предыдущего визита «АиФ» вокруг времянок ещё было чисто – мусор выносили сами жильцы. Сейчас одинокой пенсионерке и это не под силу, кругом одни развалы из стройматериалов, старых досок и давнишних отходов.

«Вот, что смогла до наступления холодов, сделала. Утеплила свою бочку. Здесь же даже в валенках ноги промерзают», - пояснила Светлана, показывая на покошенный ряд стареньких застеклённых оконных рам. Их она установила под ёмкостью и до самой земли, чтобы изолировать пространство между металлическим дном и почвой. В таком случае, считает Светлана, плюсовая температура хоть немного, но будет держаться, и ей не придётся обогревать улицу. 

Ночью пенсионерка дважды встаёт, чтобы досыпать угли в печку-буржуйку. В сутки осенью тратит на прогрев пятиколограммовый пакет, зимой – ещё больше. Утро начинается с похода за водой и приготовления пищи. Сейчас у Светланы почти праздник: соседи подарили газовую плитку с двумя конфорками, и сразу с наполненным баллоном. Раньше пользовалась совсем старенькой.

Так выглядит кухня пожилой обладательницы дома-бочки.
Так выглядит кухня пожилой обладательницы дома-бочки. Фото: АиФ/ Наталья Виркунен

Пару лет назад женщина решилась и купила современное газовое оборудование, бойлер для нагрева воды, долго присматривалась, выбирала... Пенсионных 14 тыс. руб. на заветную покупку, разумеется, не хватило, пришлось брать кредит. Оборудование даже установить не успела: его украли местные бомжи, которые то и дело совершают набеги на бочку Светланы. По её словам, акты воровства и вандализма происходят даже когда она дома, знают, что женщина вряд ли сможет дать им отпор. Что уж говорить о времени, если пенсионерка отлучается по делам. В общем, ценные приборы украли, а кредит Светлана выплачивает до сих пор.

Незваные гости

Светлана по-настоящему обрадовалась, когда ей подарили газовую плитку с баллоном.
Светлана по-настоящему обрадовалась, когда ей подарили газовую плитку с баллоном. Фото: АиФ/ Наталья Виркунен

«45 тыс. руб. ещё выплатить осталось, - сетует Светлана. – Ну, да бог с ними, наверное, им нужнее».

На входе в железную ёмкость из листов ДСП пенсионерка соорудила небольшое хозяйственное помещение, покрасила «стены» голубой краской, проложила высокие полки для хранения вещей, соорудила самостоятельно приставную лестницу для удобства, но и простенькую деревяшку вынесли неизвестные.  

«Лестницу тоже украли. Я как-то в больнице на Кабанова лежала два месяца, а потом в хосписе три месяца, прихожу – а бомжи тут орудуют у меня вовсю, весь огород разворовали. Но я не унываю, это меня отец так приучил, не сетовать, не ныть. Он у меня военный разведчик был, и нас приучил жить по-спартански, и характер воспитал, - хвалится Светлана. - Сегодня вот пойду в прокуратуру, они мне вчера звонили, когда увидели по телевизору, может, наконец, предложат что-то нормальное».

Бороться с нечеловеческими условиями у Светланы уже нет сил.
Бороться с нечеловеческими условиями у Светланы уже нет сил. Фото: АиФ/ Наталья Виркунен

Сейчас в углу более чем скромного жилища друг на друге ютятся два новеньких дивана, обитых велюром, их Светлана не расставляет, боится, что незваные гости загадят, и бережёт для квартиры. Хотя за время прозябания в металлической бочке Светлана полностью разочаровалась в системе и чиновниках. По её словам, в самый первый раз, когда подходила очередь получить жильё через завод, Светлану несправедливо опередили проворные коллеги. В нулевые, когда попала в бесконечную муниципальную очередь на жильё от государства, да и квартиру-таки на бумаге почти уже выделили, по факту снова заселили кого-то другого.

Насильно в дом престарелых

«Мне сказали, что там семья, дети, инвалиды, кто угодно… им нужнее. А я одна, могу подождать. И крыша, мол, над головой у меня какая-никакая есть, а у них нет и такой! - добавила героиня. – Давали комнату в коммуналке когда-то от завода, ещё до бочки. И я жила какое-то время, но там хуже некуда. Местные пьют, гуляют, потом начинают дебоширить, приходилось постоянно отбиваться. Надоела неспокойная жизнь. Пошла в бочку, чтобы ускорить процесс получения своего жилья. Сказали, мол, махом в таком случае дадут».

Женщина подпёрла свою бочку чем пришлось, чтобы тепло медленнее уходило.
Женщина подпёрла свою бочку чем пришлось, чтобы тепло медленнее уходило. Фото: АиФ/ Наталья Виркунен

Когда закончится этот мах длиною в 34 года, Светлана уже затрудняется сказать.

«Предлагали временное какое-то жильё на зиму, но я отказываюсь тоже. Что я потом снова в бочку свою пойду? Наша территория нигде не числится, а на переселение в постоянное жильё нужен документ, что мы тут законно заселённые и план бочек. Таких документов у меня нет, раньше были, но разнесла по ведомствам и техплан и техпаспорт, копий не сделала, а теперь их не найти, - завершила Светлана. – В дом престарелых пытаются насильно оформить, а я не хочу. Вчера как пришли снова, как сказали, я даже приуныла. Думаю, по-быстрому слиняю на какое-то время, пока шумиха не уляжется с моим переселением. Продаю и раздаю сейчас самое ценное, чтобы сбежать налегке».

Кто протянет руку?

Пока мы беседовали с пенсионеркой, к замусоренному пятачку с железными бочками медленно подъехала иномарка. Из неё вышел мужчина, на вид пенсионного возраста. Представился – Николай. Оказалось, что мужчина, увидев сюжет по местному каналу о Светлане, готов предоставить ей для проживания собственный частный дом.

«Живу в двух кварталах отсюда, с женой, у нас свой частный дом, места всем хватит, я её даже пропишу к себе, а то как она будет зимой?» – задался вопросом неожиданный гость.

Супруга с Николаем согласна. Всё что требуется от Светланы – порядочность, чистоплотность, добросовестность. Женщина, от предложения, несколько оторопела, но не отказала. Обрадовалась. Обменялись номерами.

Здесь Светлана хранит свои вещи. Порядок не наводит, потому что домик часто разоряют бомжи.
Здесь Светлана хранит свои вещи. Порядок не наводит, потому что домик часто разоряют бомжи. Фото: АиФ/ Наталья Виркунен

Сначала Светлана всё же решила ещё разок испытать судьбу и встретиться в который раз с местными чиновниками – вдруг, наконец, заселят в отдельное жильё.

«А нет, так пойду к Николаю. У него свой дом, а я люблю на земле, огород очень люблю», - прокомментировала наша героиня. Поэтому эта история ещё не окончена. «АиФ в Омске» обязательно напишет продолжение. 

Комментарии по сложившейся у Светланы Романовой ситуации дал юрист Юрий Кобзев:

«Конечно же, в 21-ом веке граждане социально ориентированного государства, которым, по Конституции, является Российская Федерация, не должны жить в бочках и тому подобных помещениях, не приспособленных для постоянного проживания. Президент РФ неоднократно подчеркивал, что в России за счёт усилий власти не должно быть лиц, не имеющих определённого образа жизни. В указанной ситуации муниципалитет ни при каких обстоятельствах не должен был оставлять нашу героиню одну с её проблемой.

Во-первых, человек прожил трудовую жизнь, заработал право на государственное пособие в виде пенсии, и несмотря ни на что, не теряет человеческого достоинства. Не по своей вине оказалась в нечеловеческих условиях и приспосабливается к жизни как умеет.

Во-вторых, обязанность предоставлять квартиры, в том числе и таким гражданам, возложена на муниципальные органы. Для получения муниципального жилья нужно состоять на очереди, быть признанным малоимущим и нуждающимся в жилье. Пп. 3 п. 1 ст. 51 Жилищного кодекса РФ прямо указывает на то, что гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются те, кто проживает в помещениях, не отвечающих установленным для жилых помещений требованиям, то есть всё, как в нашем случае.

Должностные лица, как только узнали о проживании человека в бочке, должны были составить соответствующие акты и разъяснить пенсионерке наличие у неё права на муниципальное жильё, и предложить представить документы, свидетельствующие о том, что она малоимущая и нуждающаяся в жилье. Наконец, на время, пока собираются документы, чиновники могли помочь ей по линии социальной защиты. Например, через «Центр социальной адаптации» или КУ «Центр социальной поддержки населения». Социальная помощь предоставляется отдельным категориям граждан, в том числе оказавшимся в трудной жизненной ситуации, включая предоставление приютов, вещей и других материальных ценностей, в соответствии с муниципальными правовыми актами города Омска.

Ничего из перечисленного также сделано не было. В связи с этим чиновникам следует обратить самое пристальное внимание на стиль своей работы, который должен соответствовать уже современным требованиям».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах