aif.ru counter
325

«Отец» в омской драме: глаза героя крупным планом

На сцене Омского театра драмы представили премьеру спектакля московского режиссёра Павла Зобнина.
На сцене Омского театра драмы представили премьеру спектакля московского режиссёра Павла Зобнина. © / Андрей Кудрявцев / Омский академический театр драмы

Павел Зобнин известен в Омске по недавней премьере Пятого театра «Неодушевленная Галина номер два» и спектаклю «Стеклянный зверинец», поставленному в Омском театре драмы в 2006 году.

Одну из главных ролей тогда исполнил Михаил Окунев, он же солирует и в «Отце».

Следы былого

Камерная сцена превратилась в гостиную ротмистра Адольфа (Михаил Окунев). Художник спектакля Евгений Лемешонок детально воссоздает мансарду – вот большие балки, обозначающие свод крыши, вот высокие заиндевевшие окна, на подоконнике – камни, коллекция ротмистра, на стенах, если присмотреться, заметны следы от фотографий, которые зачем-то сняли и сложили грудой на секретере. В доме готовятся к Рождеству, в углу стоит огромная коробка с праздничными украшениями, которые Лаура, жена Адольфа, вот-вот развесит по дому.

Детально проработанный быт героев здесь становится особым постановочным приемом – зритель должен стать соучастником, полноправным свидетелем истории ротмистра, режиссёр за весь спектакль ни разу не отойдет от психологической правды и текста пьесы. Павел Зобнин известен тем, что ставит драматургические тексты внимательно и подробно. Быт семьи ротмистра в первой половине спектакля разворачивается перед нами медленно и детально, персонажи существуют неторопливо, и кажется, что конфликт, который движет всё повествование, и не случится вовсе. Но убаюкав зрителя этой беспечной неторопливостью, Зобнин вдруг переходит к активным действиям. Главный герой пьесы за своей мирной жизнью тоже не сразу замечает, что его жена, вольно или невольно, готовит диверсию.

«Отец» омской драмы – это спектакль с небольшим количеством действующих лиц, но с большим количеством блестящих актерских работ, которым сопереживаешь острее благодаря тому, что спектакль идет в камерном пространстве. Рассадка в этом спектакле выполнена таким образом, что зрителей в отдалении практически нет, все сидят рядом со сценой, в два-три ряда, практически являясь стенами гостиной.

Музыкальным лейтмотивом спектакля становится рождественский гимн Silent night, нежная песня, наполненная предвкушением волшебства и чистоты. В спектакле Зобнина эта метафора работает от обратного: от тихих вечеров за разговором, рюмкой коньяка и украшением дома к драме, когда жена решает объявить своего мужа сумасшедшим и вселяет в него подозрения о том, что дочка ему не родная. Ротмистр Михаила Окунева кажется, вовсе не поддается на провокации Лауры (Анна Ходюн), он не впадает в ярость, а ищет подкрепление своим подозрениям в книгах, своим поведением и рассуждениями убеждает доктора (Иван Маленьких) в своем психологическом здоровье. Но против одинокого ротмистра работает машина, запущенная самой судьбой, Лаура лишь придает ей первый импульс к движению, дальше история с сумасшествием развивает скорость будто бы сама по себе.

Семейные секреты

Дуэт Окунева и Ходюн – захватывающая история нездоровых семейных отношений, их персонажи глубоки и противоречивы каждый по-своему, они тонки и настолько противоположены друг другу, что сложно представить их вне этой тихой домашней войны. Сильна в спектакле тема ностальгии – воспоминания есть, но они убраны от глаз (вот откуда следы от портретов на стене), в секретере Лаура найдет коробку, в которой ее муж хранил сентиментальные сувениры: куклу своей жены, письма…

Каждый женский образ в спектакле – острое переживание.
Каждый женский образ в спектакле – острое переживание. Фото: Омский академический театр драмы/ Андрей Кудрявцев

Каждый женский образ в спектакле – острое переживание: юная Берта, дочь Лауры и ротмистра (Кристина Лапшина) становится яблоком раздора и импульсом к философским размышлениям о том, кто имеет больше власти над ребёнком: отец или мать; кормилица Маргарита (народный артист РФ Валерия Прокоп), единственный человек, который постоянно зовёт ротмистра по имени, женщина, заменившая ему мать, в драматическом диалоге с уставшим полусумасшедшим героем Михаила Окунева усыпляет его, возбуждает воспоминания о детстве, и будто бы пеленает, но не в одеяло, а в смирительную рубашку. В один миг из глаз Валерии Прокоп катятся две блестящие слезы – как свидетельство неотвратимой трагической развязки.

Постановка Павла Зобнина позволяет рассмотреть крупным планом ведущих артистов драматического театра и в очередной раз задуматься о том, сколько же секретов и тайн хранят самые благопристойный семьи.

16+

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество