Примерное время чтения: 8 минут
335

«Папаши» и «Слепые». ЦСД-Омск покажет две премьеры подряд

Подробности премьер озвучили на
Подробности премьер озвучили на "культурном завтраке". / Ольга Коробова / АиФ

На «культурном завтраке» «с Омской правдой», который традиционно проходит в ресторане «Где же кролик?» режиссёры и актёры ЦСД-Омск рассказали о двух премьерах, которые планируют выпустить с разницей в пять дней. Это «Папаши» по пьесе Давида Декка и «Слепые» по Морису Метерлинку.

Ненормальный родитель

Итак, всё началось с фестиваля независимых театров «Ещё один», на который был приглашён Эльшан Мамедов, завкафедрой продюсерского факультета ГИТИСа. Как настоящий продюсер, он тут же предложил омичам целый список пьес, который можно было бы поставить в ЦСД. Главреж Ярослав Максименко говорит, что он поставил бы вообще всё, что предложил Эльшан, но там, во-первых, есть вещи «густонаселённые», во-вторых, достаточно затратные в плане сценического оформления.

Герои - разведённые отцы, Фото: Центр современной драматургии Омск

Поэтому начали с «Папаш» (16+) - там всего два героя. Оба молодых мужчины из пьесы Декка «Жеронимо», которая в русском варианте стала «Папашами», разведены. И у обоих настолько не сложились отношения с бывшими супругами, что и детей от них прячут, и они вынуждены постоянно бегать с какими-то бумагами, проходить все круги бюрократии – суды, адвокаты, и т. д. Они вроде бы совершенно нормальные отцы, но названы уничижительным, по мнению режиссёра, словом «папаши».

«Я прихожу со своим сыном в поликлинику и там говорят: «Папаша, пройдите сюда». Звучит так, будто есть нормальный родитель – мама, а есть папаша. Нормальный родитель не смог и пришел этот криворукий. Что, на мой взгляд, унизительно, - приводит пример из собственного опыта Ярослав Максименко. - Эта история про то же самое. Два главных героя – классные отцы. Они по ряду причин разошлись со своими жёнами, а весь государственный аппарат на стороне женщины. Но мужчины борются за свои права, хотят быть со своими детьми».

Интересно, что «папаш» будут играть два пока бездетных актёра – Антон Булавков и Иван Курамов.  Ярослав сразу представлял именно их в этих ролях, но какие-то вещи он актёрам просто растолковывал, как говорится, на пальцах. И собственный сын Ярослава и Зарины занят в спектакле – он отвечает на звонок одного из отцов. По сути – голос за кадром, но Ваня очень ответственно отнёсся к своей роли.

Герои Ивана Курамова и Антона Булавкова быстро сошлись на почте общих интересов. Фото: Центр современной драматургии Омск

Не менее серьёзно к своему «отцовству» на сцене относится и Иван Курамов. По его словам, он даже и не думал, что в жизни могут быть такие проблемы.   

«62 страницы текста нам говорят, насколько героям трудно, сложно, невыносимо. Я удивлялся, что эти два персонажа могут ещё где-то пошутить и смеяться. Но на первой же странице они говорят: «Уже и так понятно, мы проиграли». Несмотря на это, они все равно продолжают биться за своих детей», - рассказал актёр.

Хотя жанр спектакля определён как комедийная мелодрама, и там, по словам ребят, на самом деле много юмора, всё же эта постановка вызывает много вопросов и побуждает к размышлению. Так ли уж плохи эти папаши? Наверное, нет. Но тему чувств «воскресного папы» в обществе обсуждать не принято, они вроде как сами виноваты и по определению не могут быть нормальными.

«В ЦСД такое часто бывает: нам кажется, что мы ставим комедию, а получается драма», - говорит Ярослав Максименко.

Что в итоге получилось, можно будет увидеть 15 и 29 апреля.

Символизм Метерлинка

Произведение Метерлинка - сплошной символизм. Фото: Центр современной драматургии Омск

Действие спектакля «Слепые» (16+) по одноимённой пьесе Мориса Метерлинка происходит в «старом-старом, первобытном северном лесу под высоким звёздным небом».

Его ставят режиссёры Стас Черкасов и Ксения Лысенко, которые определяют жанр как аудиальный перфоманс. Почему аудиальный? Всем известно, что у незрячих людей отлично развит слух, ведь они в своей жизни полагаются на слух и осязание. Зритель  в какой-то мере должен ощутить то же самое, что и слепой, то есть больше полагаться на свой слух, нежели на зрение. Поэтому из декораций – свет и тьма, звуки и песок под ногами слепых.

Актёры работают на фоне светового экрана, который установлен за ними, то есть фактически зритель видит их силуэты. Но если актёр поворачивается в профиль, можно разглядеть лицо и глаза: взгляд  направлен вглубь себя, глаза не двигаются – такая есть особенность у незрячих.

Справа - руководитель "Проекта П" Антон Болбат и режиссёр Стас Черкасов. Фото: АиФ/ Ольга Коробова

По сюжету пьесы где-то (без привязки к географическим точкам) сидит группа незрячих людей, поровну мужчин и женщин. Они ждут проводника, который должен отвести их в приют для таких же, как они, слепых. Но проводник, которым был священник, сидит недалеко от них, под деревом, только он… мёртв.

Незрячие люди слышат то шум реки, то звуки моря, то шелест птичьих крыльев. Эти звуки их пугают, но они не трогаются с места, всё ещё ожидая проводника. Наконец им открывается правда, они понимают, что не смогут дойти до приюта одни, без сопровождения.

На коленях у одной из женщин был ребёнок, и только он, зрячий, может увидеть, кто же подходит к ним. Слепая поднимает ребёнка, и он отчаянно кричит. Что означает этот крик?

Как признаётся режиссёр Ксения Лысенко, после первого прочтения пьесы она была уверена, что «отчаянный крик ребёнка» означает приближающуюся смерть. Но чем больше они работали с этим материалом, тем больше режиссёр склонялась к мысли, что не всё так однозначно. И выводы должен сделать сам зритель – что он увидит в этих символах?

«Пьесу не хочется привязывать к какому-то времени или пространству. Это может происходить везде. То, что люди слепые, - это символ. Пьеса не описывает людей со слепотой, она о бездействии. Эту историю можно перенести на любую сферу: семейную, рабочую, общественную», - поделился режиссёр Стас Черкасов.

Интересно, что в спектакле звуки будут не записанными и звучащими из колонок, они будут живыми. Для этого режиссёры задействовали «Проект П». Голосом ребята озвучивают предметы и природные явления.

«Поначалу мы, актёры, должны были делать то, что в итоге делает «Проект П», - признался актёр Владимир Кин. – Но мы поняли, что ребята делают это круче».

В общем, в итоге режиссёры решили, что вокалисты должны так же,  как и артисты, быть полноценными участниками спектакля.  

«Где-то у нас классические звуки: католические песнопения, латинские тексты, а где-то крики, хрипы, стуки. Из всего, что рождается на сцене, из всех звуков должен появиться еще один смысловой пласт», - рассказал руководитель «Проекта П» Антон Болбат.

Что касается финала, то режиссёры также видит его открытым. Стас даже попросил «Проект П» подобрать такую финальную песню, которая бы никуда не вела, была бы не мажорной и не минорной. Что получилось в итоге? Премьера «Слепых» состоится 20 апреля в ЦСД-Омск.  

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах