aif.ru counter
151

Надежда Калинина: «Я против крепостного права в культуре»

Накануне в культурной среде Омска произошло ЧП – главного балетмейстера музыкального театра Надежду Калинину… уволили за прогулы. Что произошло на самом деле?

Напомним, что талантливый хореограф из Петербурга приехала в Омск в 2009 году. В 2010, став главным балетмейстером, Надежда Калинина обратила своими постановками внимание культурной общественности страны на омский музыкальный театр. Балет-фантазия «Шинель» стал лауреатом многих престижных фестивалей, а балет «Обнажённое танго» каждый раз собирает аншлаги. Надежда была гостем одного из номеров АиФ.  Как говорится, ничто не предвещало беды.

Что случилось в закулисье театральной жизни, Надежда Калинина рассказала в интервью «АиФ в Омске».

«Вины за собой не чувствую»

- Надежда, что всё-таки произошло? Увольнение «за прогулы» звучит как-то глупо и смешно.

- Я рассказывала о случившемся инциденте многим людям, и все сходятся во мнении, что это, по крайней мере, смешно. Сегодня я пришла на уже бывшую работу, а ко мне относились, как будто я для театра враг. На вахте не пустили. Извинились, но не пустили. Доходило до абсурда: в приёмную Бориса Львовича (прим. Ротберга, директора музыкального театра), в туалет, в мой кабинет, меня сопровождал охранник. Что ж, мне очень приятно, что ко мне относятся как к вип-персоне. Но это очень неприятная ситуация, показательная, в первую очередь, для театра.

Всё началось этим летом, когда мне поступило предложение от режиссёра Юрия Александрова – выступить хореографом-постановщиком в опере «Кармен» в Петрозаводске. Третье предложение за последнее время, от предыдущих я отказывалась, так как была занята работой в музыкальном театре. Ближайших премьер в театре не намечалось. Если бы были – никуда бы не поехала! Но я ещё до начала сезона просила Бориса Львовича отпустить меня в Петрозаводск. Это ведь важно не только для меня, но и для имиджа театра. Но мне сказали, что я должна сидеть на месте. Потом директор уехал на месяц. Пришлось написать заявление на отпуск за свой счёт и отнести его на подпись замдиректора… Да, его никто не подписал. Я понимала, что такой исход, какой в итоге и получился, возможен. Но всё-таки рассчитывала на здравый смысл.

Возьмите любой театр – главные балетмейстеры никогда не сидят на месте! Если человек востребован – это гордость театра. Куда бы я не приезжала, всегда рассказывала о музыкальном театре, показывала записи. Многие мало, что про Омск знают, а нужно ведь быть в курсе событий. Одного Интернета мало. В Петрозаводске я общалась с режиссёром Большого театра Каппом, Окуневым, Александровым… Дирижером, который в Мариинском театре 12 лет работал и человеком из комиссии «Золотой маски». Необходимо встречаться, потому что такие люди в Омск навряд ли приедут.

- А оставлять на целый месяц балетную труппу было не страшно?

- Как руководитель балетной труппы я уезжала со спокойной совестью. Заранее предупредила об отъезде весь руководящий состав театра, поговорила с режиссёром, дирижёрами. Всё было распланировано с балетными репетиторами на месяц вперёд. После каждого спектакля я звонила в Омск, контролировала всё по телефону. Никаким бегством это не было. Поэтому, представляете моё удивление, когда мне в ноябре звонит артист балета (не из администрации театра!) и говорит о том, что приказ о моём увольнении повесили на стену и все, что называется, в шоке? Мне сейчас даже документы никто на руки не отдал, их выслали заказным письмом на мой домашний адрес в Петербург.

- Неприятный осадок по отношению к театру остался?

- К театру нет. Это же мой первый «ребёнок», который, наверное, останется самым любимым. В театре было много сделано, было много планов. Неприятный осадок остался от бюрократии, от того, что к творческим руководителям у нас в стране такое отношение. Я правда не знаю, почему так произошло. Я не жалуюсь ни на что. Да, с директором иногда были разногласия, но это бывает в любом коллективе. За многое Борису Львовичу я благодарна. В частности за то, что взял на роль главного балетмейстера молодого, неопытного на тот момент хореографа. А дальше… возникло ощущение, что меня ломают. Странно, что сейчас говорят о прогулах, а о том времени, когда мне в театре приходилось ночевать – ни слова. Во время постановки балета «Шинель» я уходила с работы в семь утра, артисты были заняты в нерабочее время. Мы доводили спектакль до совершенства. Почему же к работника культуры относятся как к крепостным? Я уверена, что незаменимых людей нет, но всё равно – очень обидно.

Я в своё время переехала в Омск из Санкт-Петербурга, где у меня осталась квартира, машина, и если на то пошло, личная жизнь тоже. Это определённое самоотречение. Ведь в Питере я на месте не сидела – поставила четыре спектакля в «Мюзик - Холле», Мариинском театре, Аничковом дворце… Да, у меня не было своей балетной труппы и в роли главного балетмейстера было интересно себя попробовать.

- С провинциальными театрами не пропало желание в дальнейшем работать и творить?

- Нет. Я понимаю, что у каждого театра своя кухня, свои плюсы и минусы. И так не бывает, когда все друг другом довольны.

В поисках компромисса

- Надежда, что касается вашего балета «Обнажённое танго» (про триумфальную премьеру мы писали в апреле - прим.ред.), авторские права на него – у вас?

- Это отдельная ситуация. Я отказалась от авторских прав через РАО на постановки, сделанные в омском музыкальном театре. «Обнажённое танго» изначально было под контролем театра, который обязан выплачивать авторские проценты с кассового сбора спектакля. Отдельно отказалась от «Шинели» и «Свободной пары».

По сути, поставить «Обнажённое танго» в других театрах страны я не имею права, но если выбросить оттуда несколько номеров и назвать по-другому, то почему бы и нет?

- Кстати, билеты на «Обнажённое танго» в Омске раскупают за пару дней. В театре такого давно не было. Что привлекает зрителей в этом балете? Современная постановка?

- Я считаю, что для того, чтобы билеты раскупали, и на спектакле был аншлаг, нужно просто делать качественный продукт. И это не обязательно будет современный спектакль. Классическую вещь можно поставить так, что люди потянуться к искусству. Лично я просто пытаюсь делать качественный продукт, который мне по душе. А если он нравится мне, я рассчитываю, что он понравится и публике.

Кстати, качества можно добиться только постоянным контролем. Невозможно сделать идеальный спектакль, если он идёт два раза в год при репертуаре 67 спектаклей. Нужны репетиции, потому что всё забывается! Особенно это относится к техническому оснащению – свет, звук, монтировка. Хочется надеяться, что «Обнажённое танго» будут держать в форме. Потому что в противном случае зрители перестанут на него ходить. Да, наверное, он тоже когда-нибудь выйдет из моды. Может, лет через десять люди посмотрят и скажут: «Боже, что тогда ставили! Вот время-то было!». Но на данный момент театр может гордиться этой постановкой.

- Надежда, вы не жалеет, что месяц назад вы всё-таки поехали в Петрозаводск, а не остались в Омске?

- Жалела, наверное, если бы в тот момент осталась в Омске. Остаться – значит сломаться. Это сила характера. Если я не буду сильной волевой личностью, я не буду ни руководителем, ни балетмейстером. И директора театров должны это понимать. Я пыталась найти компромисс с директором театра. Была готова на него пойти, грубо говоря, сделать следующий спектакль бесплатно или не получать зарплату два месяца… Но Борис Львович на компромисс не пошёл.

«Спасибо за работу!»

- Что в первую очередь будете вспоминать об Омске? Артистов, театр, город?

- Конечно, артистов, которые вдохновляли. И такие артисты, такие индивидуальности, есть далеко не в каждом театре. Их нужно любить, ценить и давать им свободу. Тогда они принесут театру намного больше, чем в них вложено. Всё-таки именно артисты создают имя театру. Куда мы без них со своими гениальными идеями?

Буду вспоминать женский кордебалет, в котором есть девушки удивительной красоты. Редко встретишь, чтобы основной костяк был таким красивым. Мне приятно осознавать, что парни «растанцевались» просто на глазах. Я благодарна как репетиторам, так и директору балета за взаимопонимание. Иногда даже артисты не верили, а они верили и говорили: «Надюша, всё будет хорошо». Даже сегодня, уходя из кабинета, я сказала: «Спасибо за работу!». Я не злой человек и обид не держу. Мне говорят, чтобы я шла в суд. А зачем? На это нет ни времени, ни желания. Если я не нужна театру, значит, директор так решил.

- Жалеете о том, что не успели сделать?

- Не успела поставить балет «Пиковая дама», премьера которой была намечена на весну 2012 года. Ещё жалею о том, что не сделала класс хореографии в обязательном порядке у солистов-вокалистов. Мне очень хотелось, чтобы солисты тоже умели танцевать. Это необходимо. Жалею, что не всем артистам смогла поднять уровень зарплаты.

- О том, что будете делать после Омска, уже решили?

- До 10 декабря я буду в Омске, потом поеду в Питер, потом – в другие города. Благо, предложения от режиссёров уже поступили.

Смотрите также:

Оставить комментарий (8)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах