368

Валентина Шершнёва: «Театры в стране нужно не сокращать, а увеличивать»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. АиФ в Омске 27/03/2013
Фото Андрея Бахтеева

Омск, 1 апреля – АиФ-Омск. - Представляете, если бы театра не существовало? Куда бы ходили люди? Театр необходим обществу точно так же, как образование или медицина. Национальная идея нашей страны заключается в культуре, - уверена Валентина Шершнёва, актриса музыкального театра и глава омского отделения Союза театральных деятелей России.

32 года – именно столько длится её роман с музыкальным театром и городом Омском. Хотя в жизни этой актрисы мог быть совсем другой сценарий.

- Когда я приехала в Омск в 1981 году, то город мне страшно не понравился, показался серым и тусклым, - вспоминает Валентина Алексеевна. - Меня уговорили остаться, и сейчас я понимаю, что чем дольше живу в Омске, тем больше в него влюбляюсь.

Фото Андрея Бахтеева

Дефицит стульев

- Валентина Алексеевна, о чём приходится думать главе омского отделения СТД? Бытовые вопросы у вас творчество не победили?

- Я лет 20 была первым замом, но когда садишься в кресло руководителя, начинаешь за всё отвечать. Зарплату выплатить, ремонт сделать, концерт организовать… У кого-то юбилей, а у кого-то похороны. Свободного вечера у меня практически не бывает, я постоянно куда-то иду. Вот сейчас весь март проходил конкурс-фестиваль «Лучшая театральная работа», где спектакли нужно внимательно смотреть и оценивать не с точки зрения простого зрителя. Ещё в голове мысли о том, что нашему Дому актёра нужен ремонт. К примеру, крыльцо лопнуло – переделывать нужно. А где деньги взять? Мы же общественная организация, бюджета нет. Стараемся сами по чуть-чуть всё делать: занавески поменяли, диваны в фойе приобрели, стулья. Не поверите, даже со стульями был дефицит. Так что помимо творчества проблем хватает.

- Вы упомянули про организацию похорон артистов. Часто случается, что творческие люди под конец жизни остаются совсем одни?

- Жизнь идёт, и часто случается так, что организовать похороны или некому, или родственники не в силах этого сделать. Мы пытаемся изыскивать средства. Последний раз хоронили заслуженную артистку России. У неё остался сын-инвалид, который живёт в доме престарелых, и организовать похороны был не в состоянии. Помогли три омских театра, в которых работала артистка. На собранные деньги на северном кладбище даже памятник удалось установить.

- Прежнее поколение уходит, а молодёжь сейчас в актёрскую профессию рвётся? Низкие зарплаты их не пугают?

- Приходят, у нас в музыкальном театре, к примеру, сильно омолодился хор. Но рядом должны работать люди в возрасте, учиться ведь у кого-то надо. Связь поколений должна быть. А то в некоторых театрах наберут одну молодёжь, они играют и бабушек, и дедушек. Но это же не дело! Чтобы старика сыграть, жизнь прожить нужно. Что касается низких зарплат в культуре, так что поделаешь? Куда идти, если ты уже связал свою жизнь с творчеством? Конечно, хотелось бы иметь настолько высокую зарплату, на сколько, по твоему мнению, ты достоин.

Фото Андрея Бахтеева

Культурные «соты»

- Вы больше 30 лет наблюдаете за реакцией зрителя со сцены. Люди, которые сейчас приходят в театр, сильно изменились? Во время спектаклей по залу не ходят?

- Случается, конечно, но сейчас во время спектакля всё-таки не шумят. Я не скажу, что народ у нас стал культурнее. Скорее, внимательнее. Бывает, что люди говорят: «Я не люблю оперу». Но ведь они просто не знают, за что её можно любить. Когда человеку это объясняешь, он становится более лояльным к этому сложному искусству, потому что профессиональное искусство лёгким никогда не бывает. Иногда выходишь на сцену и чувствуешь – мёртвый зал. Никакой реакции. И вдруг после спектакля зал взрывается аплодисментами. Значит, смысл происходящего на сцене до зрителя дошёл. Иногда наоборот – выходишь на сцену и сразу чувствуешь дыхание зала. Но расслабляться нельзя. Что греха таить, артисты люди честолюбивые. В нашей профессии, если что-то недопел, так дотанцевал. Недотанцевал, так договорил. Есть чем прикрыться, но, тем не менее, любой спектакль нужно играть одинаково хорошо.

- В современном театре прослеживается какая-то нездоровая тенденция к антрепризам. Сделали на скорую руку спектакль и отправили его на гастроли. Это нормально?

- Антреприза – не искусство, а частная лавочка. Слепили спектакль, показали и отправили на гастроли. Общество меняется, и театр тоже изменился. Но репертуарный театр - это достояние именно России. На нём воспитаны целые поколения, и мы должны им гордиться. Здесь у артистов идёт постоянная работа над ролью. Сегодня ты играешь так, а через неделю по-другому. Но, знаете, как-то всё труднее и труднее становится театрам выживать, хотя его роль в обществе огромна. Вот если бы у нас не было театра, куда люди ходили бы? Человек должен выйти из театра и задуматься: а что бы я сделал на месте героев? Театр необходим так же, как образование или медицина. Национальная идея нашей страны заключается в культуре. Образованный и воспитанный человек по-другому устраивает свою жизнь. Это можно сравнить с сотами в улье, из которых складывается страна. Культуры нам не хватает, и театры нужно не сокращать, а увеличивать. Тогда и политика и экономика России будет другой.

- И тем не менее есть спектакли, в которых и нецензурные выражение присутствуют, и артисты голыми бегают… С этим-то что делать?

- Это влияние времени, но театр всё равно не опустились на потребу толпы. Зрителей нужно уметь заинтересовать, чтобы после спектакля у него возникло желание что-то узнать, прочитать. Именно поэтому театров должно быть больше, чтобы конкуренция была. Но конкуренция доказательная, а не на выживание. Артист должен быть умным, образованным, сердечным и не злым.

Фото Андрея Бахтеева

- Хочется спросить про гастроли на селе: такое ощущение, что у нас по районам Омской области практически один музыкальный театр и ездит…

- Раньше мы собирали бригады, выезжали летом на неделю в какой-нибудь один район области и выступали во всех деревнях. Ехали по бездорожью, давали концерты на улицах перед доярками и хлеборобами. С началом перестройки всё закончилось, хотя министерство культуры не против сельских гастролей на высоком уровне. Пока с этим всё сложно, но разовые поездки у нас случаются. Нас так зрители принимают! Сельчанам ведь культуры не хватает. Именно профессиональной культуры, потому что самодеятельностью они закормлены. Пусть она у них на хорошем уровне, но это всё равно самодеятельность.

Страсть на сцене

- Валентина Алексеевна, Вам никогда не хотелось уехать из Омска, работать в каком-нибудь столичном театре?

- Когда я приехала в Омск с юга России в 1981 году, то город мне страшно не понравился, показался серым и тусклым. Меня уговорили остаться, и сейчас я понимаю, что чем дольше живу в Омске, тем больше я в него влюбляюсь. Хотя муж, который родом из Воронежа, уговаривал туда переехать. Меня даже были готовы взять в филармонию, но мне же нужно играть, страсть выдавать на сцене. Филармонии мне мало (смеётся).

- Недавно Вы стали лауреатом премии имени Любови Полищук. Звания и награды важны для артиста?

- Приятно, когда тебя оценивает руководство театра, области, страны. Раньше звания по-другому получали, а сейчас посмотришь на нашу эстраду, так у нас там все или заслуженные, или народные. Я помню, когда начались разговоры, что надо отменить артистам все звания. Дескать, за границей ничего подобного нет. Но так платите артистам в России такую же зарплату, как за рубежом!

Фото Андрея Бахтеева

- К Полищук, кстати, как относитесь?

- Хорошо, потому что я сама человек подобного плана. Могу играть драму, танцевать, даже как-то играла в спектакле, где нужно было ходить на пуантах. Любовь Полищук люблю за то, что она была синтетической актрисой. И потом, у нас не так много актёров из Омска, которые уехали в столицу и не забыли свой родной город. Их здесь тоже не забывают, и это здорово.

- Валентина Алексеевна, у Вас за столько лет работы на сцене что-то неожиданное происходило? Текст забыли или споткнулись и упали?

- Наверное, нет ни одного артиста, который не забывал бы текст на сцене, поэтому нужно уметь импровизировать. И повторять роль перед каждым спектаклем. На сцене я не падала, но спотыкалась, особенно если на ногах туфли на высоком каблуке. Ещё помню один смешной случай, но он произошёл не со мной, а с моим партнёром по спектаклю. У нас был дуэт про любовь, я пела арию, он отвечал и вдруг… у него вылетает вставная челюсть и прыгает по сцене. За кулисами хохот стоял неимоверный, зрители тоже это увидели и смеялись. А я пела. Он мне потом ещё долго говори: «Я не понимаю, как ты допела?». Не знаю. Наверное, оттого что на сцене у нас сложился актёрский ансамбль, что в современном театре встречается всё реже.

Досье

Валентина Шершнёва, народная артистка России, солистка музыкального театра и глава омского отделения СТД России. Выпускница Саратовской государственной консерватории им. Собинова. Преподает вокал в Омском колледже культуры и искусств, является профессором факультета культуры искусств ОмГУ им. Достоевского и факультета искусств ОмГПУ.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах