aif.ru counter
306

Борис Щербаков о гонорарах, студентках и омской пожарной каланче

Фото: Елены Володиной

В рамках кинофорума «Золотой витязь» Омск посетил актёр Борис Щербаков. О чём думает и чем живёт народный артист России?

«Хоккеем переболел в молодости»

- Борис Васильевич, расскажите для начала про кинофестивали. Вот лично для вас «Золотой витязь» что значит?

- Участие в кинофоруме я принимаю уже во второй раз. Первый раз это было в Кисловодске, когда Коля (прим. ред.- Николай Бурляев) попросил меня провести открытие «Золотого витязя». Я тогда на качество номеров даже не смотрел, времени на репетиции практически не было. А в Омске на гала-концерте я испытал не просто восторг, а восхищение! Какие-то номера трогали до слёз и это были слёзы катарсиса, очищения. Такое грандиозное действо очень необходимо в наше время, когда люди забывают о нравственности, о доброте, человеческих отношениях. Чтобы не забывали, их нужно немножко так осаживать, напоминать, что вы всё-таки люди, верующие люди. Я вообще уверен, что и коммунисты были крёщенные. И члены правительства тоже. Ну не все, конечно, но каждый второй - точно.

- Что касается нового правительства в стране, то вы на него какие-то надежды возлагаете?

- Никаких. Нового министра культуры Мединского я не знаю. Что касается Авдеева, то это потрясающий человек, который был на своём месте. Интеллигентный, мягкий, умный, тактичный. Не зря он был послом во Франции в своё время. Кстати, если помните, в своё время, после Фурцевой, у нас министром культуры назначили Петра Демичева. Так он вообще химик по специальности и никакого отношения к культуре не имел. Дай бог, чтобы новый министр культурой хоть как-то занимался.

- Вас нельзя не спросить и о съёмках в рекламе банка. Многие артисты считают зазорным подобные проекты…

- Хорошо, что вы не спрашиваете о гонорарах! Это же, в конце концов, не реклама презервативов. Что здесь такого? Николь Кидман в рекламе снимается, и Джордж Клуни, и ещё много кто из актёров. Нет, я не сравниваю себя с этими артистами (смеётся). Но это наша работа. Та же Лена Яковлева со стиральным порошком с экранов не сходит. Но самое ужасное происходит тогда, когда идёт фильм, к примеру, о трагическом послевоенном времени. Главная героиня вся в слезах бегает, а потом – бах! Реклама. Где эта же героиня со стиральным порошком. Вот в этом смысле какая-то лажа получается.

-Что касается новых фильмов с вашим участием, то осенью выходит лента «Легенда №17», где вы сыграли отца Валерия Харламова. Сами как к хоккею относитесь? Смотрите? Болеете?

- Я очень болел тогда, когда сборная СССР играла с Канадой. Когда в команде были Фетисов, Васильев, Майоров… Вот тогда я безумно болел! Но потом с возрастом к этому виду спорта как-то поостыл, хотя до сих пор считаю, что трус не играет в хоккей. Ещё из моих новых работ – картина с рабочим названием «Обменяемся кольцами», которую закончили снимать месяц назад. Там мы с Леночкой Яковлевой играем. Слава богу, фильм без крови, насилия и выстрелов. Это лирическая мелодрама о любви двух уже немолодых людей.

- С тем, какой Борис Щербаков актёр - понятно, а какой он зритель?

- Ой, я очень благодарный зритель. Мне так всегда всё нравится! Когда смотришь какую-то очень хорошую вещь, это даёт такой колоссальный импульс к работе. Хочется сразу работать, что-то делать, повторить на таком же уровне. Из последнего мне безумно понравился фильм «Артист». Он не зря получил Оскар. Вроде немая лента, но как здорово снято. А вот из спектаклей ничего выделить не могу. Хотел сходить на спектакль Сукачева, где он дебютировал как режиссёр и где играют Миша Ефремов и Дима Певцов. Но мне сказали, что на сцене один мат. И я не пошёл. Не считаю, что это предмет искусства. Этого и так слишком много в жизни, а если ещё выносить это на сцену… Смотрел я как-то один спектакль, в котором сплошные маты. И где-то на пятой минуте от начала действия в зале встал человек и громко сказал: «Пошли вы на х..!». И ушёл. Вот это он правильно сделал. Я тогда не стал уходить в середине спектакля из-за уважения к артистам и дождался антракта.

«От ролей не отказываюсь»

- Вы считаете нужным, что молодых артистов сейчас нужно продвигать, продюсировать?

- Я ничего в этом не понимаю и не знаю, как это делается. К счастью, не преподаю. К счастью потому, что пока что нахожусь в таком возрасте, когда на молодых студенток смотрю не просто как на студенток. Поэтому лучше не преподавать, это очень большое искушение. К тому же, когда ты преподаёшь, то все эти ребята становятся для тебя твоими детьми. И ты отдаёшь им не только своё время, но и частичку себя. Вот будет их человек 15. И ведь нужно, чтобы каждый из этих 15 устроился в театр. А если не устроится? Значит, ты как педагог расписываешься в собственной беспомощности. Поэтому многие руководители курсов стараются, чтобы из их ребят сделали театр. Тогда они самоутверждаются, конкуренция ведь огромная. Но если ребята вдруг не устраиваются никуда, это что ж, значит, что я плохо преподавал? Поэтому предпочитаю не разочаровываться.

- Вам ближе игра в кино или театре?

- Я люблю свою профессию. У меня в дипломе написано: «Актёр театра и кино». Поэтому я стараюсь никогда не отказываться от ролей. Не понимаю, когда актёры или актрисы говорят: «Это не моё!». Что значит «не твоё»? Станиславский говорил, что если не твоё, то сделай своим. Ты же артист, давай! Люди деньги платят и смотрят на тебя. И им наплевать на твоё самочувствие, на то, болеешь ты или нет, температура ли у тебя. Это никого не волнует.

«Улыбочку шире»

- Борис Васильевич, вы изъездили всю страну. Скажите, оказываясь в новом городе, вы на что-нибудь конкретно внимание обращаете? Куда первым делом идёте?

- Я выступаю за традиции. Мне не очень нравится, когда приезжаешь в город, видишь, к примеру, аптеку. Приезжаешь через год, а на этом месте никакой аптеки нет. За границей, к примеру, сохранились кафе, которые уже, наверное, два века стоят. Венеция, Испания, Париж… Там на стенах можно увидеть автографы или рисунки Пикассо и Дали. А в Омске мне нравится пожарный на каланче. Первый раз я увидел его много лет назад и, приезжая сюда, радуюсь, что он до сих пор там. Ещё в каждом городе стараюсь посещать антикварные магазины. Нет, золото я там не покупаю. Во-первых, люблю серебро, во-вторых, старинные ювелирные украшения не потяну по деньгам. Я покупаю прялки, чесалки, кастрюльки медные, чайники. Однажды даже тащил из Болгарии утюг. Ну, а что делать, если он мне сильно понравился? Люблю реставрировать старые киоты, сейчас наличниками занимаюсь. Научился этому сам. Мне сын года два назад сказал: «Папа, почему твои работы никто не видит? Давай тебе выставку устроим?». Договорились с директором музея декоративно-прикладного искусства в Москве и организовали выставку. Кстати, её сам господин Авдеев посетил.

- Какое ваше жизненное кредо?

- Я могу сказать вам маленький четверостишием поэта Андрея Дементьева:

«Никогда, никогда ни о чем не жалейте -

Ни потерянных дней, ни сгоревшей любви.

Пусть другой гениально играет на флейте,

Но еще гениальнее слушали вы».

А ещё одна хорошая фраза была на одной радиостанции. Ди-джей там постоянно говорил: «Улыбочку шире». Вот так и у меня. Улыбочку шире и всё будет хорошо.

Досье

Борис Щербаков, советский и российский актёр театра и кино, народный артист России. Родился в 1949 году в Ленинграде. В 12 лет его отобрали на роль Глебки Прохорова в детском приключенческом фильме «Мандат». В 1967 году Щербаков окончил школу и попытался поступить в ЛГИТМИК, но не прошёл конкурс, отсеявшись на третьем туре. В дальнейшем поступил в Институт культуры имени Крупской на режиссёрский факультет, потом перевёлся в школу-студию МХАТ. Снялся более чем в 140 фильмах.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах