36

90 лет комсомолу: пациент скорее жив?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ в Омске 29/10/2008

Комсомольское движение кануло в Лету вместе с Советским Союзом. Однако практически все россияне в возрасте от 35 лет побывали в его дружных рядах и вспоминают об этом с изрядной долей теплоты.

Москвичка Тамара Феофанова вот уже 52 года живёт в Омске. В 1956 году в составе комсомольского десанта Тамара Аркадьевна "высадилась" в нашем городе в надежде построить на нашей земле коммунизм со всеми вытекающими из него последствиями.

Горящая путёвочка

- В тот год, - вспоминает Тамара Аркадьевна, - в Омск приехали около шести тысяч новосёлов. Народ тянулся сюда со всех уголков страны. Каждый поезд с очередной партией "десанта" встречали сотни людей. Омичи обнимали и целовали гостей как родных, не забывая при этом вставлять в душевные приветственные речи фразы типа: "Рады приветствовать юных строителей коммунизма!" и "Даёшь пятилетку за три года!".

Прибывший по комсомольским путёвкам народ трудился на стройках, заводах, обслуживал городское хозяйство, мёл дворы и делал прочую неквалифицированную работу. В высокие кабинеты приглашали лишь тех, кто имел дружеские связи в партаппарате, но таких, как правило, было немного, и приезжали они в основном из Москвы, Ленинграда и ныне суверенной Республики Казахстан.

Что за свадьба без баяна

Тамара Аркадьевна хоть и была столичной штучкой, в президиумы комсомольских собраний не рвалась и в райкомы не хаживала. Её, как нормальную молодую девушку, больше заботила образовавшаяся перспектива удачного замужества и непреодолимое желание подарить стране пару-тройку новеньких строителей коммунизма.

Узнав о предстоящей свадьбе, представители райкома комсомола пообещали подарить молодожёнам однокомнатную квартиру. Правда, с условием, что на свадьбе не будет ни выпивки, ни плачущих мамаш, ни тем более такого атавизма, как баян.

В назначенный день и час гости собрались в общаге "Электроточприбора", чтобы поздравить молодых и выпить за их здоровье морсу. Однако, надо представить, как вытягивались их лица, когда морс на поверку оказывался первоклассной водкой, закрашенной вареньем.

- Самое смешное, - вспоминает Тамара Аркадьевна, - случилось с одним из опоздавших гостей. Запыхавшись, он влетел на пятый этаж, не сказав даже "здравствуйте", налил себе из ближайшего графина стакан такого "компоту". Выпил его залпом, буквально на одном дыхании, и через пару секунд, вытаращив глаза, потянулся за другим графином в надежде "смягчить удар". Каково же было удивление гостя, когда и во втором графине оказалось то же самое...

Кстати, несмотря на присутствие на свадьбе ответственных товарищей, квартиру супруги Феофановы всё же получили. Как полагает Тамара Аркадьевна, либо ничто человеческое не было им чуждо, либо комсомольский "морс" удался на славу.

Не комсомолка

Справедливости ради, надо отметить, что жизнь внутри комсомола не всегда была радужной и безоблачной. Жизнь - штука сложная, и иногда бывало так, что люди выбивались из общей массы.

Так случилось со студенткой тогда ещё Омского медицинского института Ириной Заяц. Поддавшись мимолётному увлечению, будущий терапевт 20 лет отроду оказалась в интересном положении, в то время как виновник "положения" растворился где-то на просторах необъятной Родины. Лучшая подруга, с которой поделилась своей бедой Ирина, растрезвонила неслыханную весть по институтским коридорам, и буквально на следующий день Ира стояла перед лицом комсомольской ячейки, снедаемая стыдом.

Сейчас трудно восстановить дословно всё то, что ей пришлось выслушать от товарищей по комсомолу. В своей прощальной записке девушка написала: "Прошу моих товарищей простить мой низкий поступок. Да, вы правы, я не достойна носить высокое звание комсомолки, и даже моя смерть не сможет искупить мой проступок. Мне нет места среди вас - честных строителей коммунизма. Прощайте...". Ирину нашли повешенной в туалете общежития. Она была на третьем месяце беременности.

Доживём до ста

Это, конечно, крайний случай, но таких историй по стране было великое множество. "Вылететь" из комсомола было гораздо проще, чем в него попасть, хотя, чтобы стать комсомольцем, нужно было приложить массу усилий.

Владимир Тарбеев сегодня работает в страховом бизнесе, "голубой воротничок" стал неотъемлемым атрибутом его жизни, но о своей далекой комсомольской юности Владимир Павлович вспоминает с неподдельной грустью:

- Никогда не забуду, как меня принимали в комсомол. Это было в 1968 году. 29 октября нас пригласили на бюро Ленинского райкома. Мне тогда было 13 лет, до дня рождения оставался ровно месяц. Я ночей не спал, зубрил устав. В итоге, на все вопросы строгих членов бюро ответил без запинки, сиял от радости: вот сейчас значок на груди появится... И вдруг мне говорят: "Извини, билет выдать тебе не можем, не имеем права нарушать устав: комсомольского возраста ещё не достиг". Я так тогда расстроился, что даже заплакал. Но через месяц получил-таки билет - в свой день рождения.

Мнение"ЗА"

Владимир Верхоланцев, президент группы компаний "Petra":

- Я прошёл все "политические" ступени от октябрёнка до комсомольца, как и было положено. Считаю, что при должном подходе к общественной жизни можно было получить серьёзную школу, сравнимую со школой менеджмента. Сегодняшние молодёжные движения - это уже не то. Сейчас всё упирается в политику, а тогда была именно общественная жизнь, интересная жизнь.

Мнение "ПРОТИВ"

Андрей Степанов, кандидат философских наук:

- Я был комсомольцем, правда, мне не понравилось. Считаю, что это обезличивало меня и моих сверстников. Комсомольские собрания, выезды на картошку... Возможно, кто-то находил в этом долю романтики, но для меня это была простая "принудиловка".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах