54

Миротворец

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ в Омске 31/10/2007

"Многие офицеры удостаиваются Ордена за личное мужество спустя десятилетия безупречной службы. Я получил эту награду буквально за несколько минут, стоя в оцеплении, закрывая спиной югославских ребятишек от обстрела сепаратистов", - говорит Игорь Денисов, человек, на глазах которого разрастался международный конфликт на юге Европы. Он был единственным омичом, осуществляющим миротворческую деятельность в самой кровавой войне на Балканах в качестве полицейского наблюдателя.

Мировое сообщество отмечает 10-летие со дня окончания балканского кризиса, в результате которого с карты мира исчезло государство Югославия. Игорь Денисов оказался одним из первых полицейских наблюдателей на Балканах. Пять лет мотался он по горячим точкам Югославии. Участвовал во всех миссиях ООН: Сербия и Хорватия, Македония, Босния и Герцеговина.

На войне без оружия

- Мы, полицейские наблюдатели, по контракту не имели права носить оружие, вспоминает Игорь Денисов. - Так что любой конфликт, спровоцированный воинственными народами, можно было решить только одним путем. Путем дипломатических переговоров. На нашем "вооружении" были лишь каски, бронежилеты, радиостанции и машины. На кузове каждого автомобиля был установлен голубой флаг, обязательно с подсветкой, чтобы ночью по ошибке не обстреляли. Но обстреливали, будто бы случайно... Выжить нам помогало то, что все конфликтующие стороны все же считались с авторитетом ООН.

А вскоре после ввода контингента ООН, в Югославию были направлены войска НАТО. Это, на мой взгляд, шаг чисто политический. Германия, Бельгия, Италия скорее использовали Хорватию как плацдарм для закрепления своего влияния в Западной Европе. США также поддерживали хорватов и боснийцев для того, чтобы пристойно выглядеть в глазах арабского мира, а в дальнейшем получить доступ к колоссальным ресурсам мусульманских стран.

Спасла фамилия

- Какую же сторону поддерживали ооновские миротворцы?

- Мы обязаны были сохранять нейтралитет. И такая позиция, особенно со стороны российских миротворцев, не всегда была понятна сербам, видевшим в нас своих православных братьев. Наше правительство практически ограничилось благими пожеланиями Белграду о "мирных демократичных способах разрешения конфликта". Мы вообще не давали никакой оценки действиям сепаратистов. Реакция сербов была соответствующей: они стали называть нас предателями. Неординарный случай, произошедший в одной из стычек в городе Книне, дал нам возможность реабилитироваться в глазах православных жителей Югославии. Тогда наша работа полицейских пересекалась с деятельностью военных наблюдателей ООН. Одним из последних был капитан Кантария. Фамилия известна по школьным учебникам. В 1945 году дед капитана водружал знамя над Рейхстагом. Мы находились на демаркационной полосе между Хорватией и Сербской Краиной. Когда сербы в очередной раз готовились к вылазке, капитан Кантария снял свой шлем с обозначениями ООН, сорвал знаки отличия офицера, взял в руки автомат и вместе с сербами совершил бросок на территорию хорватов. Беспрецедентный шаг. Смелому бойцу грозил, как минимум, вылет из миссии или трибунал, как максимум - смерть во время жесткой атаки. Тогда сербам удалось прорвать линию хорватов и вернуться с победой. Все мы ожидали скандала. Однако этот инцидент ООН не придала огласке. Возможно, Кантария спасла фамилия...

Мина из консервной банки

- Воюющие стороны считали шиком выпустить автоматную очередь в сторону полицейских наблюдателей. Бывало, проезжаешь пограничный пост, а в твою гражданскую машину целятся из базуки. И не поймешь: то ли они шутят, то ли хотят, чтобы мы остановились. Ощущение не из приятных. Невольно сползаешь с сиденья, хотя понимаешь: базука - она и танк разорвет. Рисковали мы даже больше, чем наши военные наблюдатели. Как-то в начале миссии патрулировали границу, не зная в деталях маршрута. Наш "фольксваген" был набит под завязку. В автомобиле ехали двое русских, француз и два парня из Египта. Вообще наши экипажи были смешанными. И вот тогда мы наехали на растяжку. Если бы мина была заводской, вряд ли кто в живых остался. Однако и консервная банка с гвоздями и болтами так изрешетила нашу машину, что смотреть страшно было. Я сидел впереди, меня в шею ранило. Не повезло тем, кто сидел сзади. Один из полицейских получил смертельное ранение. Спустя некоторое время я уже настолько привык к опасности в любой момент подорваться на мине, что даже по приезде в Омске два месяца не мог ходить по газонам. Только четко по асфальту, как в Югославии.

Спальник как бабский сарафан

- ООН заботилась о своих миротворцах?

- Ежегодно государства, входящие в состав ООН, выделяли на содержание своих войск 640 млн долларов - цифра закрытая, добытая из служебных источников. Зарплаты у нас не было. Выдавали 90 долларов "суточных". В Омске я за месяц не зарабатывал и половины этого. Большая часть "суточных" уходила у меня на поездки в Омск. Этим я спасался от тоски по близким. Каждая страна помогала чем могла своим полицейским. Россия обычно запаздывала с помощью. Однажды партизаны отравили воду в источнике. Нам пришлось пить исключительно пиво. Целый месяц ходили пьяными. Прислали нам обеззараживающие воду таблетки. Но кто мог гарантировать их эффективность? С улыбкой вспоминаю наши спальники. Ребят из других стран обеспечили солидными спальными мешками. А нам прислали мешки из ткани для бабских сарафанов: все в цветочек. Стыдно было... Каски нам с родины выслали тоже необычные. Один неловкий поворот головой, и переносица перебита - настолько они были тяжелыми. А вот отечественные бронежилеты нам подчас жизнь спасали. На мой взгляд, такие казусы происходили "по неопытности" нашего государства. Ведь балканская миссия для России была первой....

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах