339

Помощь должна идти от сердца. Как актёр Омской драмы стал волонтёром

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ в Омске № 24 09/06/2020 Сюжет Помогать легко. Как развивается волонтёрство в Омском регионе

Добровольцы занимаются разными вещами: работают на стройках века, защищают природу, помогают в организации больших мероприятий, оказывают адресную помощь – у кого к чему лежит душа. Объединяет всех волонтёров стремление помочь.

Артист омского драматического театра Егор Уланов рассказал корреспонденту «АиФ в Омске», почему помощь должна быть безвозмездной, как он стал волонтёром и чему могут научить «солнечные» дети.

Выход для деятельной натуры

Светлана Казанцева, «АиФ в Омске»: Егор, однажды вы сказали, что работа в театре - это служение, а не зарабатывание денег. А что для вас волонтёрство?

Егор Уланов: Это тоже служение, но только добровольное и безвозмездное. В добровольчестве, я считаю, заключается суть нашей жизни. Мы живём для того, чтобы отдавать, сколько можешь, по мере своих сил. Если я могу помочь человеку, так почему бы мне это не сделать, тем более в нынешних условиях пандемии?

Не вижу смысла сидеть дома и ругать государство. Вместо этого можно пойти и сделать что-нибудь полезное, тем более что от тебя ничего не требуется - только ты сам. В волонтёрстве не важно, кто ты по профессии, важен ты как человек, который может прийти и помочь. Мне кажется это интересным.

- Интересно в каком плане?

- Самоизоляция проявила скрытые умения и наглядно показала, что я физически не могу сидеть дома. Возможно, это прозвучит меркантильно, но волонтёрство позволило мне на законных основаниях выходить из дома, вести активный образ жизни.

Актёр задействован во многих постановках театра.
Актёр задействован во многих постановках театра. Фото: Омский академический театр драмы

- И тогда вы присоединились к проекту #мывместе. Как быстро влились в ряды добровольцев?

- Я зашёл на сайт волонтёров и отправил заявку. Мне позвонили через два дня - и понеслось. Но, хочу сказать, стать волонтёром непросто. Сначала нужно пройти обучение и выполнить тестовые задания на знание правил работы и техники безопасности. Как оказалось, с первого раза никто эти тесты не сдаёт - там есть нюансы, на которые люди не обращают внимания: к примеру, признаком заболевания ОРВИ у человека является не чихание, а покрасневшее лицо. Как бы то ни было, тесты я сдал и стал волонтёром.

- Как часто волонтёрите?

- Как правило, три-четыре дня в неделю. Это оптимальный вариант, та грань, когда не происходит эмоционального перенапряжения. Наши благополучатели - это старшее поколение, которое за время вынужденного сидения дома успело соскучиться по общению. Примечательно, что люди не жалуются, они просто делятся своими мыслями. Часто нас спрашивают, врачи мы или нет, потому что в их понимании такого рода помощь могут оказывать только медики.

- Не каждому дано стать волонтёром, потому что не все искренне желают помогать.

- Это верно. Многие знакомые интересовались, как стать волонтёром. Я делился опытом, объяснял алгоритм действий. Но никто так и не влился в ряды добровольцев, срезались на каких-то этапах: то желание исчезло, то времени нет. У меня на это время есть. Не вижу сложности в том, чтобы покататься на машине по городу и развезти продукты. Более того, эта работа увлекает, затягивает, я без неё уже не мыслю своей жизни. Мои дни расписаны по часам.

- Как актёра вас узнают?

- Мы работаем в масках. Пожилые люди, которые даже бывали в нашем театре и видели меня на сцене, не связывают меня-актёра со мной-добровольцем. Узнают волонтёры, когда видят меня без маски, начинают делиться впечатлениями от посещения спектаклей, и это очень интересно.

Егор Уланов волонтёрит три-четыре дня в неделю.
Егор Уланов волонтёрит три-четыре дня в неделю. Фото: Омский академический театр драмы

Без штампов и рамок

- Помимо проекта #мывместе ещё где-то заняты?

- Есть глобальный проект - театральная студия организации «Планета друзей», которая оказывает помощь детям с синдромом Дауна. Хотя я не считаю это чисто волонтёрским делом, когда помогаешь просто так, ничего не имея взамен, кроме благодарности. Мне за два месяца волонтёрской работы в проекте #мывместе пожелали здоровья и добра столько, сколько не желали за всю жизнь. Спрашивали имя, чтобы в церкви поставить свечку за здравие. В таких ситуациях мне всегда становится неудобно, потому что я ничего особенного не сделал, но оказывается, что мой маленький жест - привоз продуктов и необходимых лекарств - значит для людей очень много.

А работа с детьми в «Планете друзей» - это и творчество, и эмоционально-энергетический обмен с прекрасными ребятами, их родителями и теми людьми, которые организовали эту деятельность и посвятили ей себя.

- Как «Планета друзей» появилась в вашей жизни?

- Это вышло случайно. Мы с моим коллегой и другом Игорем Костиным в одной из театральных студий обучали маленьких детей актёрскому мастерству, и нам поступило предложение от «Планеты друзей» позаниматься с особенными детьми. На тот момент их студия осталась без руководителя. Мы с Игорем по­думали и решили, что возьмёмся за это непростое дело. Не важно, что оно не приносит дохода, это жест нашей доброй воли, искупление того плохого, что мы, возможно, когда-то совершили.

- Отрабатываете карму?

- Совершенно верно. Поначалу именно такая мысль и была, чтобы идти к особенным детям с добрыми и чистыми помыслами.

- Как прошла первая встреча?

- Мы зашли в зал, ребята нас уже ждали. Руководитель «Планеты друзей» Наталья Мишенина нас представила и ушла, закрыв дверь. С того момента началось наше общение, которое длится уже три года. И я сейчас понимаю, что без них моя жизнь станет беднее.

Люди с синдромом Дауна чистейшие, недаром их называют солнечными. Они искренни в своих словах и поступках, не думают, как на них посмотрят и что скажут. У них нет второго и третьего дна, как у всех нас. Нам надо учиться у них открытости, жизни без штампов и рамок, которые мы сами себе придумываем. Общение с такими людьми я воспринимаю как бонус от жизни, получаю от этого удовольствие, хотя не скажу, что общение далось просто.

Во время режима самоизоляции удаётся сочетать помощь людям и игру в театре.
Во время режима самоизоляции удаётся сочетать помощь людям и игру в театре. Фото: Омский академический театр драмы

- Вы учите «солнечных» детей держаться на сцене, а сами чему-нибудь у них учитесь?

- Учусь внимательности к человеку. Эти дети легко и быстро тебя «считывают» и через какое-то время начинают транслировать твоё внутреннее состояние. Был случай: однажды я приехал эмоционально выжатый после сложной репетиции, без настроения, но работать-то надо. Началась репетиция, я старался не выдать своё «разобранное» состояние, но через час вижу, что с детьми происходит что-то не то: они вялые, кто-то заплакал… До меня потом дошло, что они считали моё состояние и показали его: «Егор, ты сейчас вот такой». У «солнечных» детей это происходит автоматически.

Случай показал, что мы часто зациклены на себе, по большому счёту нас не интересует состояние других людей. И когда мы начинаем осуждать человека за какие-то поступки, то не спрашиваем, при каких обстоятельствах он это сделал, просто нелицеприятно высказываемся.

- В театре вы используете те находки, которые примечаете на репетициях с особенными детьми?

- К роли стал подходить с чистыми помыслами и использовать такую фишку, как конечность поступка. «Солнечные» дети не выстраивают ассоциативных цепочек; если они хотят что-то сделать, они идут и делают. И в этом никогда нет никакого негатива. Недавно был случай: мы развозили социальные продуктовые наборы по адресам, которые дали социальные службы. Звоню в дверь, та открывается, и выходит девочка из «Планеты друзей». Она меня узнала, хотя я был в маске, кинулась обниматься. Это была такая чистая эмоция, что нельзя было остаться равнодушным. Девочка начала рассказывать, как она соскучилась, как хочет заниматься - все слова шли от сердца. Я вдруг понял, что тоже очень соскучился, что мне не хватает этой энергии чистоты и непосредственности.

Делай, пока можешь

- Как вы нашли баланс между работой и добровольчеством?

- Пока действует режим самоизоляции, времени хватает на всё. Как будет потом, не знаю. На «Планету друзей» время есть. Думаю, что и на другие волонтёрские проекты его хватит.

Можно было бы потратить свободное время на отдых, но отдыхать-то не хочется. Надо делать, пока можешь.

- На Западе волонтёрство - обязательный этап, прохождение которого гарантирует определённые преференции: поступление на госслужбу, высокий социальный статус и прочее. На ваш взгляд, стоит ли так насаждать добровольчество, или желание помогать изначально должно идти от сердца, а не от ума?

- Помощь должна идти только от сердца. Волонтёрство нельзя переводить в плоскость коммерции или пиара, делать бюрократическим рычагом влияния. От этого теряется смысл добровольчества. Волонтёром может стать любой человек независимо от статуса и уровня дохода, главное, чтобы было искреннее желание делать добро.

У меня многие спрашивали, сколько платят волонтёрам. Когда узнавали, что это бесплатная работа, удивлялись. Как людям объяснить, что от безвозмездной помощи можно получать удовольствие и потраченное время идёт во благо? Если хочешь стать волонтёром, просто становишься им без объяснения причин. Как только начинаешь анализировать, исчезает глобальный смысл.

- Волонтёрство - хорошая школа общения?

- Это прекрасная школа жизни. Я познакомился с интересными людьми и понял, что многого не знаю из того, что происходит в мире. Судьба свела со студентами-медиками. Одна девушка восхитила своей целеустремлённостью: она хочет стать детским хирургом-офтальмологом и планомерно идёт к своей цели. Ещё один коллега-волонтёр - предприниматель, занимающийся торговлей с Китаем, сейчас пишет книгу, как русскому человеку вести бизнес в Поднебесной. У нас великолепные люди, я рад, что познакомился с ними. Если бы не волонтёрство, наверное, вряд ли бы мы встретились.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах