Примерное время чтения: 12 минут
717

Поле битвы – наука. Трагедия советского биолога Константина Мурашкинского

Профессор К. Е. Мурашкинский ведет лабораторное занятие, 1946 год.
Профессор К. Е. Мурашкинский ведет лабораторное занятие, 1946 год. ОмГАУ

В мире советской и мировой фитопатологии и микологии – наук, задачей которых является изучение болезней растений и изыскание мер борьбы с ними, существует ряд учёных, вклад исследований которых весьма значителен. К этой плеяде относится Константин Евгеньевич Мурашкинский, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Омского сельскохозяйственного института.

В его судьбе были учёба в Московском университете и Московском сельхозинституте, Первая мировая и Гражданская войны. Он служил в царской армии, в белой армии и у Деникина, и у Колчака. Стал участником Великого Сибирского Ледяного похода.

С весны 1920 года Мурашкинский находится на сугубо гражданской службе. С сельхозинститутом в Омске связан карьерный взлёт Константина Евгеньевича как учёного, и мировое признание. Он автор работ по изучению и борьбе с болезнями растений, а с этим связана извечная битва за высокий урожай. Его относят к блестящим педагогам, воспитавшим не одно поколение агробиологов.

«В период так называемой «лысенковщины» он крепко стоял на страже академической науки перед преступным дилетантизмом, став героем и жертвой этой борьбы», – пишет о нём кандидат исторических наук Дмитрий Петин.

Дореволюционный период

Исследователи биографии Константина Мурашкинского обращают больше внимания на его противостояние с «лысенковщиной» и трагическую кончину. Однако в судьбе этого человека много любопытнейших подробностей. Одна такая касается его военной службы. В автобиографиях он кратко сообщал об этом периоде своей жизни: был военным чиновником «старой» и белой армий.


Исследование малоизвестных страниц биографии советского биолога К. Е. Мурашкинского было реализовано при поддержке Российского научного фонда. Проект «Белое офицерство в советском Омске: социальный портрет и проблема адаптации» (ноябрь 1919 – 1927).


«Обращение к комплексу неопубликованных источников 1920–1930-х гг. – автобиографии, анкеты, делопроизводство Омского губернского и окружного военкоматов, Омского горисполкома, связанное с пребыванием Мурашкинского на особом учёте бывших белых, лишением избирательных прав, – позволило детализировать обстоятельства военной службы будущего советского учёного, а также влияние тех событий на его судьбу», – отметил Дмитрий Петин.

Константин Мурашкинский родился 10/22 мая 1884 года в семье мелкого чиновника. Когда ему было четыре года, умер отец. Воспитанием будущего корифея науки занималась мать, работавшая учительницей. Мурашкинский учился в Нижегородской гимназии и её окончил, за четыре года выучился в двух высших учебных заведениях – Московском университете на естественном отделении физико-математического факультета (1910 г.) и Московском сельхозинституте на сельскохозяйственном отделении (1913 г.).

Исследовательская стезя его влекла неимоверно, первые работы он опубликовал в 20 лет. Его интересы как учёного были сформированы под влиянием С. И. Ростовцева и А. А. Ячевского – основоположников российской микологии и фитопатологии.

В 1912 году в его жизни впервые появилась армия. «Между обучением в вузах Мурашкинский отбыл воинскую повинность. По законодательству тех лет как лицо с высшим образовательным цензом он поступил на военную службу вольноопределяющимся 1-го разряда в 1-й лейб-гренадерский Екатеринославский Императора Александра II полк (эта расквартированная в Москве элитная воинская часть вела историю со времен Семилетней войны).

Константин Евгеньевич, указывая, что был уволен в запас в сентябре 1912 г. младшим унтер-офицером, не сообщал причину неполучения чина офицера: нежелание пройти аттестацию, неудачная её сдача или иное», – рассказал подробности этого периода жизни Мурашкинского Дмитрий Петин.

Далее Мурашкинский служил в Московском губернском земстве, организовал работу опытной сельскохозяйственной станции. Наука была главным в его жизни увлечением, которое прервала Первая мировая война. Попал он в тыловые части. В 124-м пехотном запасном полку, который дислоцировался на Урале в городе Камышлове, он получил должность младшего офицера роты.

«6 июля 1916 года Высочайшим приказом прапорщик Мурашкинский был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени «за отлично-ревностную службу и особые труды, вызванные обстоятельствами текущей войны». К сожалению, не представилось возможным детализировать скрытые общей формулировкой заслуги Константина Евгеньевича на военном поприще, ставшие основанием к получению ордена. Награда не была боевой. Сам Мурашкинский позднее об ордене не упоминал», – обращает внимание на этот факт биографии Дмитрий Петин.

К.Е. Мурашкинский, 1940-е годы.
К.Е. Мурашкинский, 1940-е годы. Фото: ОмГАУ

Всё же повоевать Мурашкинскому пришлось – с турками. В марте 1917 года его перевели в 490-й пехотный Ржевский полк, который действовал против войск Османской империи на Кавказском фронте. Но вскоре Константин Евгеньевич был переведён из офицеров в военные чиновники. Занимался сельскохозяйственными заготовками в одном из полков 5-го корпуса Кавказской армии.

Путь на восток

Грянувшую Октябрьскую социалистическую революцию Мурашкинский не принял. Продолжал тянуть интендантскую лямку, затем как специалиста-фитопатолога его назначили заведующим подотделом борьбы с вредителями сельскохозяйственных растений Терского областного продовольственного комитета в городе Владикавказе.

Когда в феврале 1919 года Северный Кавказ захватили части Вооружённых сил юга России, Мурашкинский был призван в армию А. И. Деникина. Назначение получил в Екатеринодар (ныне Краснодар) в Управление продовольствия Особого совещания при Главнокомандующем ВСЮР. Вскоре от службы был освобождён, но по какой причине – неясно.

«Затем, перейдя две (!) линии фронта, прибыл в Омск – столицу антибольшевистского востока России. Мотивы этого решения по известным нам источникам не прослеживаются. В июне 1919 года его вновь мобилизовали, направив чиновником для поручений в «Омское интендантство». Точный статус этой тыловой структуры не установлен, но именно так Константин Евгеньевич указывал во всех последующих документах свое первое место службы в армии А. В. Колчака», – отмечает Дмитрий Петин.

В ноябре 1919 года Красная армия захватила Омск, Мурашкинский бежит вместе с частями белой гвардии на восток. Отступление было тяжелейшее, усугублявшееся морозами и полной деморализацией армии. Великий Сибирский Ледяной поход стал одним из самых ярких и драматичных событий Гражданской войны, закончившимся крахом войск Верховного главнокомандующего русской армии. Под городом Канском в конце декабря 1919 года Мурашкинский сдался в плен красным партизанам. Отныне его жизнь и служба были исключительно мирными.

Бывший белогвардеец и лишенец

Мурашкинский прошёл проверку в Особом отделе 5-й Армии. С 21 мая 1920 года он поступил на кафедру фитопатологии Сибирского института сельского хозяйства и промышленности – так тогда назывался Омский государственный аграрный университет имени П. А. Столыпина.

За такими как он советские органы безопасности осуществляли надзор. Его фамилия была в списках особого учёта у омских чекистов. В 1924 году планировалась заграничная командировка учёного - Мурашкинского ждали в Германии и Нидерландах. Чтобы выехать в другие страны, требовалось с особого учёта сняться – что и произошло. В архивных документах есть сведения, что ему требовался и заграничный паспорт. Состоялась ли та поездка, нет сведений, хотя формально на неё от чекистов было получено разрешение. Зато в СССР он помотался изрядно по городам и весям.

Профессор Мурашкинский.
Профессор Мурашкинский. Фото: Rusalbom.ru

Немало перипетий в судьбе Мурашкинского было связано с его службой в белой армии. В 1927 году его лишают избирательных прав – была такая ограничительная мера, которая могла серьёзно повлиять на судьбу человека, приведя к различным жизненным неурядицам. Константин Евгеньевич предоставил хорошие служебные характеристики, и его правовой статус был восстановлен.

Годы репрессий он благополучно пережил, хотя среди его коллег по вузу были жертвы большого террора. В 1937 году был расстрелян бывший генерал-майор Николай Николаевич Артамонов, обвиненный в создании офицерской контрреволюционной белогвардейской организации.


«К.Е. Мурашкинский был высокого роста, статный, с военной выправкой. Его внешними приметами были небольшие усики, а на голове носил маленькую тёмную шапочку типа аракчина. Взгляд был приветливым, располагающим к себе», – писала о нём студентка тех лет и научный сотрудник кафедры растениеводства Евгения Васильевна Багаева. По этой ссылке размещены её воспоминания.


«Беспартийного биолога Мурашкинского политика не интересовала. Он всецело жил наукой и преподаванием, о чём говорит характеристика от 31 января 1938 г.: «Педагог хороший. В общественной жизни института принимает слабое участие, выполняя отдельные поручения. Лично замкнут». Трагический финал судьбы учёного не был связан с его антисоветской службой, но имел идеологические корни. Профессор Мурашкинский – категорический противник академика Лысенко – осенью 1948 г. подвергся резкой травле и покончил с собой, повесившись», – говорит Дмитрий Петин.

Трофим Денисович Лысенко.
Трофим Денисович Лысенко. Фото: ru.wikipedia.org

Открытый протест и травля

Трагедия произошла 25 сентября 1948 года. А до этого летом в Москве состоялась та самая разгромная сессия Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина, на которой академик Т. Д. Лысенко выступил с докладом «О положении в биологической науке». Считается, что именно с этим связана беспощадная, а для многих и смертельная, травля приверженцев академической науки.

Т. Д. Лысенко в Омске уже осенью участвовал в выездной сессии ВАСХНИЛ, что состоялась на базе СибНИИСХ. Мурашкинский и Лысенко оказались на разных позициях, разговор был жёстким, по его окончании Константин Евгеньевич покинул заседание. Воспринималось это как открытый протест.

А в институте пошли гулять сплетни. Припомнили профессору и его белогвардейское прошлое, и совершенно убийственным аргументом в той травле стал тот факт, что в 1943 году в нацистской Германии была издана работа о борьбе с грибком, поражающим древесину, которая используется в самолётостроении. Статью Мурашкинский написал ещё в 1923 году, а всякое общение с заграницей прекратил задолго до войны. Всё это он написал в объяснительной записке. А на следующий день профессор покончил собой. Хоронили его без огласки.

Фото К.Е. Мурашкинского 1940 года.
Фото К.Е. Мурашкинского 1940 года. Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

Нужно сказать несколько слов о его семье. Жена Мурашкинского – Маргарита Карловна Зилинг (1896—1950) – тоже учёный в области микологии и фитопатологии. Их сын Карл Константинович Зилинг (1935–2001) стал доктором физико-математических наук.


Именем К. Е. Мурашкинского назван род грибов Murashkinskija. Их описал Франц Петрак – один из самых продуктивных систематиков своего времени.


 «Судьба Константина Евгеньевича Мурашкинского – пример того, когда для представителя «бывших людей» знания были залогом успешного встраивания в наполненный политизированными противоречиями советский социум. Военная (но не боевая по факту) служба, о каковой Мурашкинский говорил мало, стала для него неким вынужденным обязательством и жизненным уроком. Приняв правила новой эпохи, ревностный служитель науки не разделял офицерской субкультуры, не входил в существовавшие в 1920–е гг. в Омске неформальные сообщества бывших белых. Этот факт, а вместе с тем специфика знания, замкнутость и минимальное общение с окружающими по вопросам, не относящимся к служебной сфере, стали в 1930–е гг. для ученого факторами «политической безопасности».

Востребованный специалист, он имел твёрдую профессиональную позицию. Стоя на страже академической науки перед преступным дилетантизмом, став героем и жертвой этой борьбы, Мурашкинский воспитал новые поколения аграриев в заложенных дореволюционной высшей школой лучших традициях, приверженцем каковых он остался» – подчеркнул Дмитрий Петин.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах