715

Человек, который допрашивал Колчака. Биография омского социал-демократа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ в Омске № 24 12/06/2019

Омские архивисты провели историко-биографическое исследование, которое раскрывает ранее не известные сведения из жизни омского революционера Константина Андреевича Попова. Личность колоритная, но, увы, забытая. Очень уважаемый своими современниками, но забытый в наши дни.

Второстепенный персонаж сериала

В 2008 году на экраны страны вышел фильм «Адмиралъ» с Константином Хабенским в роли Колчака и Елизаветой Боярской в роли возлюбленной Верховного правителя Анны Тимирёвой, а год спустя показали его расширенную версию – 10-серийный историко-художественный сериал. Его создатели решили кое-где использовать одну из разновидностей нелинейной драматургии – реверсивную композицию. История рассказывалась от конца к началу.

Где-то на 20-й минуте 1- ой серии зрителю показывают допрос Колчака в Иркутске. Адмирала вводят в мрачную комнату, где его ждут хмурые и нелюбезные люди. Кто-то курит, кто-то пьёт чай и угрюмо рассматривает Верховного правителя. Предлагают сесть, тот проверяет на прочность стул и садиться. Занимают свои места и эти четверо. «Гражданин Колчак, вы присутствуете перед следственной комиссией в составе председателя Попова, заместитель – Дейнеке, члены комиссии – Алексеевский и Лукьяничев», - говорит актёр Виктор Раков, играющий в этом фильме Константина Андреевича Попова. «Кого представляет ваша следственная комиссия?» - спрашивает Хабенский - Колчак. Ему отвечают: «Наша комиссия создана эсеро-меньшевистским центром. Александр Васильевич, начнём допрос?». Колчак кашляет и ёжится, будто нездоровится. Ему предлагают чаю. Раков - Попов продолжает допрос: «Вы – адмирал Колчак?». «Да, я адмирал Колчак».


Показанный артистом Раковым персонаж не имеет ничего общего с Константином Андреевичем Поповым.  


Кто же этот Попов? Персонаж невыдуманный, а настоящий. Революционер с огромным опытом подпольной работы, социал-демократ, ссыльный и каторжанин, а ещё присяжный поверенный, гласный городской думы, руководитель омской объединённой организации РСДРП. Жизнь его тесно связана с Омском, кстати, в то время, когда адмирал Колчак стал Верховным правителем России и Верховным главнокомандующим Русской армии, Попов сидел в тюрьме. «Это парадокс, но в Иркутске бывший политзаключенный города Омска допрашивал бывшего Верховного правителя Белой России», - говорит главный архивист Исторического архива Омской области, кандидат исторических наук Максим Стельмак.

Экспозиция Центра изучения истории Гражданской войны о Константине Попове.
Экспозиция Центра изучения истории Гражданской войны о Константине Попове. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

Политически неблагонадёжный

Константин Андреевич Попов родился 29 октября по новому стилю 1876 года в Омске. Исследователям ещё предстоит ответить с точностью, кто же был его отец. Но, по всей видимости, это дворянин, хоть и небогатый и не особо знатного рода. Был мелким чиновником, часто разъезжал по сибирским городам и весям, вместе с семьёй. Жил и в Тобольске, и в Красноярске, но в конце концов осел в Омске. Константин и закончил Первую мужскую гимназию, которая располагалась на ул. Тарской.

Здание Первой Омской мужской гимназии. Сейчас здесь располагается  Институт развития образования Омской области.
Здание Первой Омской мужской гимназии. Сейчас здесь располагается Институт развития образования Омской области. Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

«Семья была довольно большая, - рассказывает Максим Стельмак. - Не знаю, всех ли братьев и сестёр удалось установить. Была старшая сестра Мария, которая родилась в 1870 году, стала учительницей, сведений, что она  участвовала в революционном движении, нет, но она поддерживала брата. Младше Константина был Владимир. Также особо данных пока обнаружить не удалось, но он в 1916 году воевал на фронтах Первой мировой войны. Скорей всего погиб. Был и старший брат – Пётр. Много данных нет, но, видимо, он повлиял на Константина больше всего. Известно, что, когда Попов учился в гимназии, уже тогда он имел отношение к революционному движению. Помогая брату, составлял нелегальную библиотеку, переписывал различные нелегальные издания. Установлено, что Пётр арестовывался жандармерией, только вот судьбу его проследить сложно. По документам жандармерии 1914 года он проходил как сочувствующий революционерам».

Добавим, что из гимназических лет судьба связывает Константина Попова с Леонидом Ивановичем Шумиловским, они ровесники. Впоследствии Шумиловский был министром труда во всех омских антибольшевистских правительствах, в том числе и при Колчаке.

В 1894 году Попов закончил гимназию и решил ехать в Дербтский университет (современный Тарту). Там, параллельно с учёбой, занимается революционной деятельностью. Знакомится с Виргилием Шансером, который ведёт университетский кружок, а это профессиональный революционер, большевик. Он в 1905 году станет одним из активных участников Декабрьского вооружённого восстания в Москве, будет неоднократно арестован, сослан, совершит побег, тяжело заболеет и умрёт в 1911 году.

Тарту. Здание университета, 1910 год.
Тарту. Здание университета, 1910 год. Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

«Судя по всему, незадолго до окончания университета, Константин Попов попадает под негласный надзор полиции, - продолжает Максим Стельмак. -  Зато университет он успешно оканчивает, один из успешных студентов и, видимо, за успехи в учёбе, его отправляют в Петербург. Попова берут на работу в казённую палату – организация относилась к министерству финансов. Служба в государственном столичном учреждении была недолгой. Примерно в это время он вступает в РСДРП, затем под псевдонимом «Пётр Федорович» составляет нелегальные листовки и воззвания. В апреле 1899 года он был арестован. Почти год проводит в Петропавловской крепости. После освобождения ему запрещают проживать в Петербурге, в Москве».

Константин Попов едет в Харьков, там работает и продолжает революционную деятельность. Его арестовывают опять, и на сей раз ссылают в Вятскую губернию. В 1903 году он был отправлен в Якутскую ссылку. В Иркутской пересыльной тюрьме он вновь встретился с Шанцером, с которым он уже вместе добирался до места ссылки – Олёкминска.

Попову дали пять лет ссылки, но в 1905 году объявлена амнистия, освобождение получают многие политические ссыльные и заключённые. В Иркутске он включается в работу местной организации РСДРП. Его утверждают делегатом IV съезда Российской социал-демократической рабочей партии. Попов готовился к поездке в Стокгольм, но заболевает тифом – поездка его так и не состоялась.

Разгон конференции и недоразумения

В августе 1906 года он прибывает в Омск, свой родной город. В этот период знакомится с Валерианом Куйбышевым. 20 ноября 1906 года в Омске начала свою работу городская конференция РСДРП, но все её участники были арестованы. Этот случай особенно примечателен.

Музей В. В. Куйбышева, 1965 год.
Музей В. В. Куйбышева, 1965 год. Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

Встреча проходила в комнате небольшого, только что построенного деревянного дома по ул. Скаковая (угол улиц Масленникова и Куйбышева, здания сейчас не существует). В работе конференции принимало участие 38 человек, было тесно, но это не смущало. Никто из делегатов и не догадывался, что к дому стянуты силы омской жандармерии, казачьих войск. По агентурным данным полиции, это была сходка не то боевиков, не то анархистов, которые готовятся к экспроприации. Опасных заговорщиков решено было «брать». Каково ж было изумление, когда ни бомб, ни оружия в доме не оказалось. Агент явно набивал себе цену или ж был недостаточно информирован.

Участники конференции были доставлены в полицейское управление, а после в Омскую областную тюрьму. Суд состоялся 1 марта 1907 года, но защита арестованных умудрились на недоразумениях построить свою линию, и все 38 арестованных в итоге были приговорены к одному месяцу заключения.


Константин Попов участвовал в работе V съезда РСДРП, который состоялся 30 апреля (13 мая) — 19 мая (1 июня) 1907 года в Лондоне. 


После освобождения Попов был избран делегатом от омской организации на V съезд РСДРП, который состоялся в Лондоне. На съезде он выступал как член большевистской фракции под псевдонимом Степной. Там он познакомился с Лениным и Троцким. Из-за границы Константин вернулся в Омск, и опять был арестован. Его сослали теперь уже в Вологодскую губернию. После возвращения из ссылки, какое то время он вёл деятельность в Санкт-Петербурге и 1910 году вновь вернулся в Омск, следующие 12 лет его жизни, хоть и с небольшими перерывами, будут связаны с родным городом.

Присяжный поверенный

Свой «мирный» профессиональный путь Константин Попов начал с помощника присяжного поверенного, а с 1914 года он – полноценный присяжный поверенный, т.е. адвокат. Он активно включается в общественную жизнь, занимается журналистикой и пишет в газету «Омский вестник». В итоге её тираж значительно вырос благодаря критическим материалам, правда, издатель прекращает с ним сотрудничество. Попов не унывает и становится редактором-издателем общественно-литературного журнала «Думы». Редакция находится у него в квартире.

Полицейская управа. Омск, 1910 год
Полицейская управа. Омск, 1910 год Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

Константин Андреевич Попов работал в обществе «Просвещение», созданного для содействия развития образования населения города, он сотрудничал в «Обществе самообразования и физического развития», в «Обществе разумных развлечений». В 1914 г. он становится гласным Омской городской думы, это означало, что РСДРП на местах постепенно включались в работу, связанную с городским самоуправлением.

Не забывает о неблагонадёжном горожанине жандармерия. Обыски в доме проходят с завидной регулярностью. То ищут сбежавших каторжан, то листовки. В 1914 году сотрудниками жандармерии была дана Попову кличка наблюдения «Чёрный», видимо, из-за цвета волос. Так что светловолосый артист Раков совсем не попал в образ брюнета Попова.

«У него было семья и трое детей, - рассказывает Максим Стельмак. – Это был обычный спокойный, уравновешенный человек. Был активным, оптимистичным, жизнерадостным. По долгу профессиональному много выступал. Защищал в суде в том числе и политических».

Когда началась война, то ненадолго его призвали в армию, затем по состоянию здоровья его демобилизовали. Попов был ярым противником войны, в ту пору в жарких дискуссиях ему оппонировал кадет Валентин Жардецкий. Будущий поклонник Колчака, апологет режима и сторонник крайне правых взглядов.

Здание Омской тюрьмы по ул. Тобольская, 1919 год.
Здание Омской тюрьмы по ул. Тобольская, 1919 год. Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

В январе 1916 года Попов был арестован и обвинён в «пораженчестве»,  а также в том, что зачитал на одном из вечеров произведение Льва Толстого «Неужели так надо?», которое «по содержанию своему является преступным изданием». Кстати, тут же за него вступились коллеги из числа гласных городской думы. Его отпустили, но усилили надзор.

Жандармы - стратеги и сексот Красильников

Видимо, изрядно досаждал Попов жандармам, пришлось против него выдумывать провокацию. 15 января 1917 года Константин Андреевич  получает анонимное письмо – очень красочное и эмоциональное. В каждой строчке беспокойство за судьбу, кто-то анонимный предупреждал его о провокаторах и предателях, о подлом окружении, упоминались конкретные имена. Так досталось сотруднику газеты «Омский вестник» Михайлову, что это змея, пригретая на груди, низкий человек, вероломный обманщик. Тайно встречающийся с жандармами и посвящавший их во все дела господина Попова. Человек, написавший письмо остерегался называть своего имени, пояснил, что боится рисковать.

«Не знаю, поверил ли письму Попов, но рассказал об этом письме соратникам, - говорит Максим Стельмак. – Как выяснилось, был такой секретный сотрудник Иван Дмитриевич Красильников, который работал на полицию с 1909 года под кличкой Иванов. Это он написал по заданию жандармерии это письмо. Цели были очевидными: войти в доверие, посеять сомнения, а также дискредитировать честного и ничего не подозревающего Михайлова. Ещё одно – требовалось отвести подозрения от сотрудника газеты «Омский телеграф», который тоже был сексотом. И ещё – явно готовился арест Попова, его пытались дезориентировать. А этот Красильников – Иванов потом дал показания. Оказался он ещё и самым высокооплачиваемым провокатором, его курировал сам полковник Козлов, начальник омской жандармерии. Сексот этот был морфинистом, судьба его неизвестна, после революции был арестован, но из Омска он уехал, когда его освободили летом 1917 года, решив, что он уже не сможет никому причинить вреда».

Арестовать Попова не успели – грянула революция. О событиях 1917 года в Петрограде в Омске стало известно далеко не сразу. Как и повсеместно, Заявили о свержении царского правительства и организации новой власти. Попов стал главой омского совета рабочих и солдатских депутатов. В это время он считает себя меньшевиком-интернационалистом, был «за» постепенные преобразования в стране. Из-за этого часто спорит с 19-летним Залманом Лобковым, весьма темпераментным юношей. После Февральской революции 1917-го тот стал одним из организаторов отрядов Красной гвардии, председателем городского комитета РСДРП(б). 

От расстрела спас тиф

Октябрьский переворот в Петрограде Попов принял, но ему было ясно, что события эти не имеют ничего общего с социальной революцией. Позже он осудил упразднение судебных установлений и роспуск Омской городской думы. Попов считал, что ведётся борьба против идеи самоуправления.

7 июня 1918 года в Омск после кровавых боёв на станции Марьяновка вошли силы чехословацкого корпуса. Константину Андреевичу удаётся уйти в подполье, но вскоре его арестовывает контрразведка чехов. Третий раз он оказался в здании Омской областной тюрьмы.

Поговаривали, что его отпустят через три месяца, но в тюрьме он пробыл около 14 месяцев. Какой бы была его судьба неизвестно, если бы он тяжело не заболел тифом. В ночь с 22 на 23 декабря 1918 года в Омске произошло восстание против адмирала Колчака. Одна из групп освободила политических заключённых из тюрьмы, но Попов был плох и находился в тифозном бараке. Восстание было жестоко подавлено, а выпущенных политзаключённых вернули обратно. Некоторые были расстреляны без суда и следствия на берегу Иртыша. Константина Попова опять спасло то, что он был болен. У офицеров не было желания входит в заразный барак.

Во время заключения Попов сидел в  одной камере с венгерским интернационалистом Карою Лигети. Тот передал текст своего стихотворения-завещания, благодаря этому оно было опубликовано. Красный мадьяр Лигети был расстрелян летом 1919 года.

Памятник Лигети был демонтирован в 2001 году на части. Сейчас многие из них утрачены и краеведы хотят попытаться его установить.
Памятник Лигети был демонтирован в 2001 году на части. Сейчас многие из них утрачены и краеведы хотят попытаться его восстановить. Фото: Омский государственный историко-краеведческий музей

Колчаковцы решают перевести Попова из омской тюрьмы. Уж очень тот был хлопотным «сидельцем». По пути, видимо, надеялись, что ослабленный тифом человек умрёт. Ну или казаки атамана Семёнова, особенно не любившие врагов, могли без церемоний убить арестованного. Поезд шёл в Забайкалье, но на станции Слюдянка был совершён массовый побег.

«Попову удаётся добраться до Иркутска, - продолжает рассказ Максим Стельмак. - Раздобыв фальшивый паспорт, он работает в иркутском подполье до января 1920 года.  Его назначают председателем чрезвычайной следственной комиссии, которая вела допрос  Колчака. Существует мнение, что именно Попов ответственен за высшую меру наказания в отношении адмирала и председателя совета министров Виктора Пепеляев. Однако данный тезис требует уточнения. Решение о расстреле было принято иркутским военно-революционным комитетом 6 февраля 1920 года. Нет подписи Попова и под постановлением о расстреле Колчака и Пепеляева». 


Книжка «Допрос Колчака» появится в 1925 году под редакцией Попова, это уникальный документ эпохи.


В Москву и конец политической карьеры

До 1922 года работает в Омске, затем по инициативе Куйбышева Попова переводят на работу в Москву. Назначен заместителем заведующего агитационно-пропагандистским отделом ЦК РКП (б), встречался с Лениным. В 1928 году работает в институте красной профессуры, в 1936 году защищает докторскую диссертацию. Преподаёт в МГУ, историко-архивном институте. Из политики уходит вообще, наступают мрачные годы чисток и репрессий. А уж меньшевику многое грозит опасностью.

Попов был награждён орденом Трудового Красного Знамени.
Попов был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Фото: Википедия

По воспоминаниям студентов, был очень уважаемым человеком. После тюрем, ссылок, болезней, побега, видимо, тогда повредив сильно ноги, Попов тяжело ходил и негромко говорил. Однако курс истории партии вёл не по краткому курсу, а по - своему, неформально, с массой примеров из собственной жизни. 5 декабря 1949 года умер.


В Омске есть улица, которая появилась в 1977 году и названа в честь Константина Андреевича Попова. 


«Попов прожил жизнь, характерную для многих представителей его поколения, добровольно связав её с политической сферой, - говорит главный архивист Исторического архива Омской области Максим Стельмак. - Его служба в качестве присяжного поверенного, гласного Омского городской думы заслуживает отдельных публикаций. Жизненный путь был довольно насыщенный, богатый событиями и встречами. Причём его общественная деятельность зачастую проявлялась в разных направлениях. Он проявил себя как юрист, преподаватель, просветитель, управленец. Несмотря на болезни, ссылки и заключение под стражу царскими и антибольшевистскими властями, угрозу ареста со стороны сталинистского режима, Константин Андреевич Попов до конца жизни старался продолжать свою работу, пусть и в разных сферах. В итоге, несмотря на политические перипетии 1930-х гг., он не загнал себя в казённые рамки ради достижения успехов в карьере, стараясь сохранять убеждения, сформировавшиеся в молодости».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

                     
        Самое интересное в регионах