Примерное время чтения: 13 минут
752

Цыган из турецкой армии. Кто был в плену в Омске в годы Первой мировой?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. АиФ в Омске № 6 07/02/2024 Сюжет Листая страницы омских архивов
Группа пленных австрийцев, прибывших в Омск 10 августа 1915 г.
Группа пленных австрийцев, прибывших в Омск 10 августа 1915 г. pastvu.com

Исторический архив Омской области продолжает свой издательский проект «Открытый архив». Вышел в свет справочник «Военнопленные Первой мировой войны: межфондовый именной указатель к метрическим книгам храмов Омского региона (1914–1920 гг.)». На его презентации побывал корреспондент omsk.aif.ru.

Военнопленные Первой мировой войны

«Эта книга возникла из надобностей практики архивного дела, - говорит кандидат исторических наук, руководитель Центра изучения истории Гражданской войны Исторического архива Омской области, доцент ОмГТУ, ответственный составитель, научный редактор издания и автор предисловия Дмитрий Петин. – Так же, как и наши предшественники, мы с коллегами периодически сталкивались с необходимостью исполнения запросов в отношении военнопленных Первой мировой войны. С просьбой найти хотя бы что-то об этих людях пишут и потомки этих людей, которые сейчас живут и в Омской области, и в России, и в пространстве бывшего Советского Союза, и дальнем зарубежье. Основной массив документов о военнопленных Первой мировой войны в советский период был закрыт, его рассекретили массово в последние годы СССР. Эти источники стали доступными, в том числе, для исследований по истории и генеалогии, но пока что далеко не все в полной мере знают потенциалы этих документальных комплексов».

Так выглядит справочник.
Так выглядит справочник. Фото: Исторический архив Омской области

Родился, женился, умер… но было и что-то ещё?

При составлении справочника использовались данные из актовых записей метрических книг Омской духовной консистории, Омского римско-католического приходского костёла, Омской евангелическо-лютеранской церкви и синагоги Омского еврейского общества. Всего были выявлены сведения о более чем 3200 военнопленных Первой мировой войны за период с 1914 года по 1920-й, вплоть до начала функционирования советских учреждений ЗАГС, когда в сфере фиксации гражданского состояния населения на смену институту церковному пришла светская власть. ЗАГСы с тех лет обрели на эту деятельность исключительную юридическую монополию. Но церкви по инерции ещё порядка 15-ти лет продолжали фиксировать в метрических книгах данную информацию. Это было, как правило, в глубинке. И у омских архивистов есть тому подтверждения.

Наработку наших земляков можно назвать прорывом в поиске исторической информации. «В Историческом архиве Омской области документы о пребывании военнопленных в Омске многочисленны. Изучая их, я пришёл к выводу, что, как ни странно, в отношении пленных исследователями – и теоретиками, и практиками – оказались почти не использовавшимися церковные актовые записи. А между тем, это хоть и формализованный и весьма точный источник, который может дать вполне себе пусть краткую, но репрезентативную информацию о конкретном событии, – рассказывает о работе над изданием Дмитрий Петин. – Актовые записи в церкви и тогда, и сейчас составляются по случаю каких-то ключевых социальных событий в жизни человека. В мирском смысле это рождение, брак и смерть, в религиозно-обрядовой составляющей – это крещение (либо наречение), венчание и отпевание. Есть массовые записи о переходе военнопленных в православие. В актовых записях о крещении младенцев или о венчании мирян нередко встречаем имена военнопленных, выступавших соответственно восприемниками (крёстными) ребёнка или поручителями (свидетелями) у жениха и невесты. Иногда такой документ может быть единственным дошедшим упоминанием о человеке. Кстати, актовые записи свидетельствуют о том, что военнопленные принимали заметное участие в общественно-религиозной жизни региона».

Военнопленные Первой мировой войны.
Военнопленные Первой мировой войны. Фото: Исторический архив Омской области

Метрические книги за период Первой мировой войны довольно полно сохранились в Историческом архиве Омской области. И это стало причиной выбора их в качестве основы для подготовки издания. «Фондовые утраты в большей степени связаны с периодом Гражданской войны. Однако работа с церковными метрическими книгами нелегка. Это огромные по объему рукописные фолианты, постраничное изучение их занимает много времени, требует высокой концентрации внимания – пояснил Дмитрий Петин.

Степень подробности сведений в актовых записях отличается, всё могло зависеть от «усердия» священника или же от объема имеющейся у него информации. Где-то у фамилии и имени можно прочесть лишь лаконичное «военнопленный-чех (русин, мадьяр, румын и т.д.)». А где-то указан полк, чин, место рождения или проживания до начала Первой мировой войны. Очевидно, что нечётко произнесённые и воспринятые на слух иностранные имена и фамилии нередко в документах искажались. Это затрудняет поиск и идентификацию сведений. Создатели справочника в именном указателе приводят такие встретившиеся разночтения, что должно помочь исследователю.

Пример страницы справочника.
Пример страницы справочника. Фото: Исторический архив Омской области

Война наций или Вавилон по-омски

В Первой мировой войне союзниками, с одной стороны, стали Великобритания, Франция и Россия, этот союз получил название «Антанта», его противниками – Италия, Болгария, Германия, Австро–Венгерская и Оттоманская империи. Они образовали блок Центральных держав. Всего в войне приняли участие 38 государств, с населением свыше 1,5 миллиардов человек. Потому и этнический состав военнопленных был многообразен.

«В регионе содержались немцы, австрийцы, чехи, словаки, поляки, русины, румыны, венгры, хорваты, сербы, итальянцы, евреи. Из удивительных находок – этнический цыган – военнослужащий турецкой армии, но с румынским подданством, – перечисляет Дмитрий Петин. – В конфессиональном отношении это были, преимущественно, лица, исповедовавшие различные ветви христианства (католицизм, лютеранство, православие и униатство), гораздо реже – иудаизм; выявлены отдельные случаи присутствия в Омске военнопленных из числа баптистов и ориенталов».

Содержались военнопленные в Омске в концентрационных лагерях, один из таких находился в юго-восточной части города на территории, большую часть которой, занимает Детский эколого-биологический центр. Второй лагерь (достаточно небольшой) располагался в условном периметре, где ныне Хитрый рынок. Пленных в Омске задействовали на работах по строительству и благоустройству, в сельском хозяйстве. Да, не все они были людьми, приспособленными для крестьянского труда, зато многие владели ремеслами. Причем, об этом есть свидетельства Омского жандармского управления, осуществлявшего ведомственный надзор за такого рода иностранными гражданами, оказавшимися в массе в Омском Прииртышье.

Социальная интеграция или новая родина

Первая мировая война началась летом 1914 года, и уже с первых недель боевых действий тысячи военнослужащих были взяты в плен по обеим сторонам фронта. Крупнейшие потоки военнопленных «Германской войны» перемещались вглубь России. Первые партии их стали прибывать в Омск в начале сентября 1914 года, а к рубежу 1915–1916 годов в Омске (где к 1914 г. проживало около 140 тысяч горожан) уже содержалось около 14 тысяч военнопленных – такую цифру приводит в одной из своих работ авторитетный сибирский военный историк Павел Новиков. Указанное количество военнопленных составляло порядка 9,2% от общего числа таковых иностранных граждан, находившихся в Омском военном округе.

Именно с конца сентября 1914 года о них появляются первые записи в метрических книгах, но касаются они в основном умерших лиц. Причиной тому становились скученность в вагонах при перевозке, а нередко и антисанитария, кроме того сказывались ранения и обострения старых болезней. Здесь стоит помнить, что в то время обследование здоровья мобилизуемых военными врачами всех армий велось достаточно поверхностно – сказывался общий несовершенный уровень развития медицинских знаний эпохи. В итоге, на службу иногда могли попасть люди даже со смертельными диагнозами. В течение всего военно-революционного периода в Омске, как и в Сибири, повсеместно, рост смертности населения вызывался эпидемиями заразных болезней. Военнопленные, содержавшиеся в регионе, не стали исключением из той печальной тенденции.

Но уже с 1916 года встречается немало церковных актовых записей о переходах католиков и униатов в православную веру и последующих венчаниях с избранницами из русского населения. Есть и случаи когда пленные католики и лютеране находили российских единоверок, сочетаясь с ними браком. А следом рождались дети. Активную социальную интеграцию военнопленных в тот период отмечали и бдительные омские жандармы.

Важным стало то, что в августе 1915 года Омскую епархию возглавил епископ Сильвестр (Ольшевский). Владыку знали, как активного православного миссионера.

Сильвестр Ольшевский
Сильвестр Ольшевский Фото: Исторический архив Омской области

Он сразу же возглавил в регионе работу среди военнопленных, контролировал её ход, посещал места пребывания, общался с ними и лично обращал в православную веру целыми группами пленных славян – чехов, русинов, поляков. Такие акции вплоть до Февральской революции проходили в Успенском соборе

Успенский собор
Успенский собор Фото: Исторический архив Омской области

и Богородице–Братской церкви в знаковые дни православных праздников. Известны даже случаи вхождения военнопленных в то время в причет православных храмов Омска.

Богородице-Братская церковь.
Богородице-Братская церковь. Фото: Исторический архив Омской области

«Удивительно, шла война, времена не из лёгких, Но люди во все времена хотели быть счастливы, их не останавливали войны или превратности судьбы. И в церковных метрических книгах видим: он – к примеру, «словак из пленных», она – беженка откуда-то из европейских губерний России. Они встретились в Омске, здесь же обвенчались в революционном 1917–м году. Что дальше? Могла быть тихая, долгая и счастливая жизнь обывателей. Но подчас бывшие военнопленные Первой мировой войны оказывались на стороне красных или белых сил, становясь участниками российского братоубийственного противостояния. Немало было тех, кто сразу после Гражданской войны воспользовался возможностью, предоставленной советской властью и уехал на свою этническую родину. Все старо, как мир: нередки были те случаи, когда бывшие военнопленные Первой мировой войны бросали в Сибири своих жён и детей. Но прошел век, и эти семейные коллизии иногда излагают в запросах заявители, желая восстановить историю своего рода», – говорит Дмитрий Петин.

Мы согласимся с мнением нашего собеседника. К сожалению, драматическая эпоха была такова, что далеко не всегда от политических событий можно было остаться в стороне. Но имена ряда бывших военнопленных Первой мировой войны достаточно хорошо известны не только в Омске, но и в России. Это писатель-сатирик, чех Ярослав Гашек, служивший в Красной Армии. Это венгр-красногвардеец Карой Лигети, погибший от рук белогвардейцев в 1919 году. Немец Фриц Клейнберг, начальник Омского оперативного сектора ОГПУ. Скульптор Франц (Франтишек), а после перехода в православие в 1916 году в Омске Владимир, Винклер – автор Крылатого гения на омском драмтеатре и скульптур на фасаде здания Омского государственного университета путей сообщения.

Метрическая запись о присоединение Винклера к православию.
Метрическая запись о присоединение Винклера к православию. Фото: Исторический архив Омской области

«У темы военнопленных Первой мировой войны в Сибири еще имеются весомые потенциалы к изучению. Полагаю, что справочник даст поводы к новым открытиям», – считает Дмитрий Петин.


Готовя справочник, изучали метрические книги восемь сотрудников Исторического архива Омской области, занимавшиеся столь кропотливой работой в течение двух лет: это специалисты Наталия Аксёнова, Мария Геннеберг, Дмитрий Петин, Максим Стельмак, Ирина Федотова, Олеся Филинович, Наталья Храпова, Аксиния Шмонденко.


 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах