aif.ru counter
193

Член избиркома Ермолин: «Могли поплатиться за срыв выборов головой»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ в Омске 12/08/2015
Анастасия Буякевич / АиФ

Совсем немного времени остаётся до главных выборов региона, и нам захотелось узнать, изменилась ли процедура за последние десятилетия. Корреспонденты «АиФ в Омске» встретились с главой избиркомовской семейной династии Владимиром Ермолиным, более 30 лет отдавшим работе в избирательной комиссии.  

Безвыборные времена

Марина Прожога, omsk.aif.ru: Владимир Дмитриевич, вы заместитель председателя участковой комиссии, дочь, зять и внучка работают вместе с вами. Это  следствие высокой гражданской активности или может быть есть меркантильный интерес?

Владимир Ермолин: Ну, во-первых, у нас в семье все действительно всегда ходят на выборы, я сам ни одни выборы за всю жизнь не пропустил, и смею думать, что являюсь в этом смысле примером для своих детей и внуков. Ну а во-вторых, не очень-то хотят люди идти работать в избирательную комиссию. Поэтому, если материальная заинтересованность и есть, то говорить вслух о деньгах, которые получают члены избиркома, просто несерьёзно.

– Однако мы слышим постоянно, что на выборы выделяются большие деньги…

– Да, это так, но идут они в основном на оборудование: ящики для голосования, кабинки, видеокамеры. На эти выборы вот ждём поступления так называемых электронных урн. Они будут сразу выдавать результат: сколько листов всего было опущено, сколько бюллетеней «за», сколько «против». Для нашего региона это новшество. Как работать с электронными ящиками для голосования, мы не знаем, людей необходимо обучить. А это тоже требует денег. Но, замечу сразу, вручную подсчёт бюллетеней всё равно будем производить – для подстраховки.  

– Вы работали председателем избирательной комиссии ещё в советские годы. Насколько сильно изменилась  изнанка выборов тех пор?

– Самое главное отличие – это то, что в СССР на выборы выставлялся один кандидат. Ясно, кого выберут! И самая главная задача, которая стояла перед нами, – это обеспечение 100% явки избирателей. Каждый голос избирательный имел ценность, и, поверьте, задавить административным ресурсом, то есть заставить человека прийти на выборы, если он не хочет, было не так просто. Поэтому ходили по домам, а на участке проживало около 2 тысяч избирателей, уговаривали, объясняли, просили, в конце концов, прийти на выборы. И ещё один очень важный, на мой взгляд, момент – в те годы отказ от голосования звучал как вызов, это был способ обратить внимание на свои проблемы, высказать несогласие с существующим положением вещей. Помню, как-то на заводе группа рабочих заявила, что не пойдёт голосовать, так как у них в заводском клубе нет… колонок для проигрывателя. Мол, на наши проблемы всем наплевать, ну и нам тогда тоже… Купили им оборудование. Мы головой, как говорится, могли поплатиться за срыв выборов. А сегодня – ну не пришёл голосовать, и не надо! Твоё право!

Про лишний бюллетень

– Неужели не напоминаете, что нужно  прийти проголосовать? Я слышала истории, что при низкой явке даже домой к «забывчивым» приезжают.  

– Сегодня агитацией занимаются команды кандидатов. Они работают с населением, проводят встречи с избирателями, рассказывают о предвыборных программах и т. д. Наша задача – обеспечение законности во время выборов. Кстати, жаль, что нет обычая в случае избрания кандидата отчитываться ему перед своим избирателем о выполнении предвыборных программ. Буквально по пунктам. Вот тут обещал то-то – сделал, а тут, простите, нет; выходит – соврал. Ведь в предвыборном пылу все горы золотые обещают, а как только попадут куда хотели, избиратель оказывается забыт. Это показатель того, насколько уважают кандидаты своих избирателей. И если сравнивать с советскими временами, то тогда об исполнении наказов выбранные кандидаты отчитывались или хотя бы видимость создавали. Сейчас – нет.

Фото: Из личного архива

– В те светские годы был один кандидат, сейчас – несколько, но суть не изменилась: очень часто исход выборов предрешён заранее, вновь мы участвуем в постановке под названием «Безвыборные выборы». Вам не кажется, что именно поэтому явка избирателей такая низкая?

– Согласен, это одна из причин. С тех пор как из бюллетеня исключили графу «против всех», явка избирателей стала ещё ниже. Некоторые, чтобы хоть как-то протест свой выразить, зачёркивают всех кандидатов, отдельные лица даже с собой пытаются унести бюллетени… Но я глубоко убеждён, что реализовать своё избирательное право должен каждый гражданин. Давайте смотреть реально на вещи – низкая явка приводит  к повторному голосованию, а это лишние траты бюджетных средств.

– А приходилось за эти годы сталкиваться с фальсификацией результатов?

– Нет, в моей практике такого не было. Да, иногда слышал, что вброс бюллетеней делают, но в реальности… При той организации выборов, которая существует, и при том общественном контроле, который в день голосования осуществляется, что-либо сделать члену участковой комиссии просто невозможно. В комиссии – 15 человек. Подкупить, получается, нужно каждого. А как это сделать? Есть определённые требования закона при формировании избирательного органа. В его состав обязательно включаются члены разных политических партий, члены парламентских и непарламентских объединений, трудовых коллективов. Как может договориться «единоросс» со «справедливороссом»? Да никогда в это не поверю!

Фото: Из личного архива

– А курьёзы были?

– Был лет 15 назад случай,  сейчас вспоминаю – даже смешно, а тогда не до смеха было. В конце дня голосования стали пересчитывать бюллетени, и один лишним оказался. Видно, где-то обсчитались вначале. А наблюдатели суетятся, уже бегают, звонят, мол, нонсенс, нарушение! Ну, я тоже, естественно, сразу же сообщил в территориальную избирательную комиссию, нам сказали никого не отпускать, пересчитывать заново. Мы вновь до четырёх утра считали. Но результат тот же. Под утро заснули на стульях, а потом позвонили нам из территориального избиркома и сказали идти на работу. В общем, досталось нам тогда.

– Сегодня выборы почти полностью автоматизированы, есть нужная канцелярии, оборудование. Значит, нет никаких претензий к организации?

– Есть,  но из недостатков главным бы я бы назвал отсутствие помещений, которые соответствуют требованиям времени. Выборы обычно проходят в школах, ДК, училищах. Посадят в рекреации, и сидишь там. Некомфортно, несолидно. Мне кажется, это  не случайно, это показатель отношения к своему электорату. А ведь сколько сейчас коммерческих организаций есть, бизнес-центров с прекрасными помещениями, с евроремонтом, но их почему-то не задействуют. Выборы проводят по-старинке в учреждениях, которые не могут отказать администрации в размещении избирательного участка. А я считаю, что бизнесменов тоже нужно подключать к этому процессу.

Досье
Владимир Ермолин, 1938 г.р. Закончил омский политехнический институт, 25 лет проработал председателем участковой избирательной комиссии, в настоящее время – заместитель председателя участковой избирательной комиссии № 309.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах