aif.ru counter
1474

Ада Занегина рассказала омичам, как собирали деньги на танк «Малютка»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ в Омске 13/05/2015
Адель навестила Омск и поздравила горожан с праздником.
Адель навестила Омск и поздравила горожан с праздником. © / Александра Горбунова / АиФ-Омск

23 февраля 1943 года в областной газете «Омская правда» опубликовали следующие строчки:

«Я Ада Занегина. Мне шесть лет. Пишу по-печатному. Гитлер выгнал меня из города Сычевка Смоленской области. Я хочу домой. Маленькая я, а знаю, что надо разбить Гитлера и тогда поедем домой. Мама отдала деньги на танк. Я собрала на куклу 122 рубля и 25 копеек. А теперь отдаю их на танк. Дорогой дядя редактор! Напишите в своей газете всем детям, чтобы они тоже свои деньги отдали на танк. И назовем его «Малютка». Когда наш танк разобьет Гитлера, мы поедем домой. Ада. Моя мама врач, а папа танкист».

После этой публикации в редакцию газеты пошли письма от других детей области, желавших отдать свои небольшие сбережения на строительство танка. В отделении Госбанка СССР по Омской области даже открыли специальный счёт № 350035, на который зачислялись собранные детьми средства, а в газете появилась рубрика, освещавшая продвижение инициативы Ады. В итоге, собранные 160 886 рублей перечислены в Фонд обороны.

Ада Занегина, а теперь уже Адель Александровна Воронец, накануне 9 Мая приехала в Омск. В тот город, где во время войны была с матерью в эвакуации, где и началась история танка «Малютка».

Благодаря Аде омичи собрали 160 886 рублей. Фото: АиФ-Омск/ Александра Горбунова

То самое письмо

Omsk.aif.ru: – Адель Александровна, как в голове у шестилетней девочки могла возникнуть мысль о том, что танк дороже куклы? Это феномен войны?

Адель Воронец: – В то время по всей стране рабочие коллективы сдавали деньги на строительство танков и самолётов. Моя мама работала в больнице, в которой тоже собирали средства на танк. Я тогда копила на куклу, у меня было 122 рубля и 23 копеек, и я очень захотела, чтобы мои сбережения помогли фронту. Мама спросила у меня, зачем сдавать деньги вместе с взрослыми? Лучше отправить их отдельно, и подтолкнула меня к написанию того письма. Откуда у меня возникла такие мысли? Я понимала, что такое война, я краешек её зацепила, когда мы уезжали со Смоленщины. Там шли бои, была бомбёжка, гибли люди. Я всё это видела и слышала, но, конечно, во время эвакуации в Омске мне очень хотелось вернуться домой. А чтобы моя мечта осуществилась, надо было победить Гитлера. Одолеть врага и уехать домой. И танк в этом должен был помочь.

Omsk.aif.ru: Вам самой тогда в танк сесть не хотелось – и помочь победить врага?

Адель Воронец: – Вот теперь я бы это сделала! (смеётся). Мы ведь тогда не знали, будет танк построен или нет. В конце 1943 года мы вернулись на Смоленщину. О том, что «Малютку» всё-таки построили, и что она помогала уничтожать врага, я узнала только в мае 1975 года, в год 30-летия со дня Победы. Тогда меня пригласили в Омск на празднования Дня пионерии. Тогда же и нашли водителя танка. Оказалось, что эта женщина из Одессы, Екатерина Петлюк. В Омске мы и познакомились. Петлюк очень много про «Малютку» рассказывала: как танк воевал в Сталинграде, как она на нём спасала своего командира. На улицах Сталинграда было удобнее ездить не на обычной громоздкой технике, а на таком маленьком и юрком танке. К сожалению, «Малютку» я не видела, она до Победы не дожила, однако часы из неё, если не ошибаюсь, передали на хранение в музей Сталинграда. Меня в прошлом году пригласили в музей вооруженных сил в Подмосковье, где стоит похожий танк Т-60. Походила вокруг него, потрогала. Небольшой такой танк.

Об Омске Адель вспоминает с теплом. Фото: АиФ-Омск/ Александра Горбунова

Омск – в моей жизни

Omsk.aif.ru: – Вы из своей омской жизни что-нибудь помните? Вы ведь после войны здесь всего лишь два раза были – в год 30-летия со Дня Победы и на годовщину 70-летия со Дня Октябрьской революции.

Адель Воронец: – Я Омск всегда вспоминаю с теплотой, эта частичка моей жизни, и если меня об этом городе спрашивают, я всегда рассказываю, как местные жители откликнулись на моё письмо. Детство же было абсолютно обычным для военного времени. Мы жили в деревне в Марьяновском районе, здесь же я пошла в первый класс. Домой возвращались в конце 1943 году, как только Смоленщину освободили. Ехали через Ржев, попали под бомбёжку, думали – погибнем. Домой вернулись, а там – полная разруха. Много лишений были, но все так во время и после войны жили, не мы одни.

Omsk.aif.ru: Спустя 70 лет Вы чувствуете, что в свои шесть лет внесли вклад в Победу?

Адель Воронец: – Раньше этого ощущения не было, я только сейчас начинаю осознавать, что действительно внесла вклад в общую Победу. Все дети войны это сделали. Пусть эта небольшая помощь фронту, но она была.

Сейчас Адель работает в Подмосковье офтальмологом Фото: АиФ-Омск/ Александра Горбунова

Эпоха изобилия

Omsk.aif.ru: – Ваша история похожа на сюжет художественного произведения. Но для современных детей все художественные произведения отчасти теряют смысл – они их просто не понимаю. Что с этим делать?

Адель Воронец: – Надо чаще рассказывать о войне, чтобы дети не рассуждали о том, что если бы немцы победили, то нам бы сейчас хорошо жилось. Больше работы с молодёжью, хотя жизнь сейчас другая. Они и не поймут все лишения в эпоху изобилия. Пусть и относительного, но изобилия. Как они это поймут, когда вокруг всё есть? Хотя мне кажется, что горе людей действительно сплачивает. Я не знаю, чего конкретно не хватает в патриотическом воспитании, хотя этой теме сейчас и уделяют много внимания. Понимаете, раньше ведь и взрослые были другие. Нас воспитывала сама жизнь и люди вокруг, они пример подавали. И книги мы нужные читали. А кто сейчас из молодёжи «Молодую гвардию» будет читать? Я недавно на встрече со школьниками рассказывала про тимуровцев, а они… не знают, кто это! Оказалось, что они не читала про Тимура и его команду. Книги ведь тоже воспитывают.

Omsk.aif.ru: На отношении к Победе это тоже сказывается?

Адель Воронец: – Я могу сказать, что тот же День Победы раньше лучше отмечали. Да, сейчас миллион различных мероприятий и спецэффектов. Да, красиво. Но сердечности не хватает, искренности. Раньше люди радовались Победе намного больше, это было не просто мероприятие с салютом. Эту радость сложно было не почувствовать. А сейчас вроде как провели все концерты и до свидания. Ещё обидно слышать про факты фальсификации истории. Это ужасно, возмутительно, несправедливо. Я всегда считала, что украинцы и русские – не старшие и младшие братья, мы все – славяне, мы должны быть вместе. Для меня в своё время раздел стран СНГ был шоком.

Omsk.aif.ru: Во время войны вы мечтали о кукле. Когда сбылась мечта?

Адель Воронец: – Дети войны рано хоть и рано повзрослели, но это не чувствовалось. У нас также были свои мечты и желания. Куклу мне подарили в 1945 году. И это, кстати, была первая кукла в мои восемь лет.

Во время войны Адель Занегина была эвакуирована в Марьяновский район Омской области. Фото: АиФ-Омск/ Александра Горбунова

Досье

Адель Воронец, родилась в 1937 году. Будучи 6-летним ребёнком, В 1943 году инициировала акцию по сбору средств на танк «Малютка». Вместе с матерью-врачом была эвакуирована из города Сычёвка Смоленской области в деревню Усовка Марьяновского района Омской области. Отец Ады, танкист Александр Занегин, погиб в ходе Курской битвы в 1943 году. В память об инициативе маленькой девочки около мемориала воинам Великой Отечественной войны в Марьяновке был установлен на постаменте танк. Сейчас Адель Воронец работает в Подмосковье офтальмологом (стаж работы – 55 лет!) в медико-санитарной части ОАО «Металлургический завод «Электросталь».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах