818

О заключенных, работниках с судимостью и рецидивной преступности в регионе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ в Омске 13/08/2014
К нормальной жизни бывших заключенных  возвращают с помощью творчества и труда.
К нормальной жизни бывших заключенных возвращают с помощью творчества и труда. Пресс-служба УФСИН России по Омской области

Уголовное дело на омича, который задушил женщину, не успев выйти из тюрьмы, уже возбуждено, следователи занимаются проверкой информации об условно-досрочном освобождении мужчины. Невольно напрашивается вопрос: возможна ли вообще социальная адаптация бывших зэков и что для этого делают в Омске? Ведь только за первые шесть месяцев из колоний региона освободилось 1 916 человек. 80% из них не имеют постоянного источника дохода. А самое главное, что мало кто из экс-заключённых представляет себе, чем будет заниматься в новой жизни. Они выходят на свободу и ничего не имеют за плечами – ни денег, ни работы, ни планов на будущее. И рецидивной преступности можно найти вполне логичные объяснения. Как её остановить?

Таланты в неволе

Цифра
Только 10 % осужденных возвращаются в социум.
Какие только способности не раскрываются у человека в неволе: поют, танцуют, рисуют, спектакли ставят. Традиционный смотр-конкурс «День колонии» в омских исправительных учреждениях почти как шоу «Алло, мы ищем таланты!». В лечебно-исправительном учреждении № 2 вообще додумались до театрализованного представления про город Сочи с мелодичным названием «В краю магнолий». Однако самый долгожданный момент на «Днях колонии» – торжественный ритуал условно-досрочного освобождения. Молодой парень по имени Валерий, осуждённый омской воспитательной колонии, УДО получил как раз на таком празднике. Он отличился не только успехами в учёбе и труде, но и в творчестве. Валерий – фронтмен инструментальной группы, созданной самими воспитанниками.

Труд помогает воспитать в заключенном дисциплину. Фото: АиФ / Николай Кривич

– Я за решётку за разбой и кражи попал, – нехотя рассказывает Валерий. – Что чувствовал, когда оказался здесь? Пожалел... сильно пожалел. Теперь хочется учиться, развиваться в творчестве. Хочется верить, что у меня впереди нормальная жизнь.

Старший психолог колонии, глядя на парня, только разводит руками. Дескать, кто знает, что ему на свободе в голову придёт? Факт остаётся фактом – количество рецидивных преступлений в регионе выросло. В первую очередь увеличилось количество преступлений, совершённых с целью ограбления.

Где приютят?

Куда обычно идут бывшие заключённые, если у них, как говорится, ни кола, ни двора? Один из вариантов – центры социального обслуживания населения. Здесь помогут восстановить документы, найти работу, наладить отношения с родственниками… Есть и специальные приюты для бездомных. На богом забытые ночлежки приюты не похожи, скорее на большую, но тихую коммунальную квартиру.

– Я пришёл сюда два года назад и живу до сих пор, – рассказывает Константин Каширин, постоялец одного из омских приютов. – Вообще-то я омич, но так получилось, что в один момент я оказался на улице – без прописки, жилья и работы. А куда ты можешь пойти, если тебе уже почти 50 лет? Не буду же я вечно жить у знакомых. Здесь меня приютили, работу нашли – грузчиком. За проживание денег не берут, но вся моя зарплата поступает на счёт приюта. В живых деньгах я не нуждаюсь. А зачем? Свой угол есть, кормят хорошо.

Что касается перспективы трудоустройства для бывших постояльцев колоний, то она туманна. Мало кто из работодателей отважится трудоустроить бывшего з/к. Да и последние штурмом центры занятости не берут. Мотивации к труду и изменению образа жизни у таких граждан нет. А если есть мотивация, то люди с судимостью начинают требовать космического заработка.

– Освободившиеся граждане не желают трудоустраиваться на временную работу, хоть такая возможность у них есть, – рассказывает Анна Гусева, замначальника ГУ государственной службы занятости населения Омской области. – Их не устраивает зарплата. И они не понимают, что в первые месяцы после освобождения необходимо восстановить рабочий опыт, повысить квалификацию, чтобы стать конкурентоспособными. Есть в регионе и меры поддержки работодателей, которые берут таких граждан к себе.

Одна из таких омских фирм – «Уника». Здесь омичей с судимостью не боятся принимать на работу. Например, грузчиками. Елена Тимошкина, замдиректора компании, уверена, что каждый человек имеет право на ошибку, и если он готов себя реабилитировать и приступить к нормальной жизни, то организация даёт ему эту возможность:

- К бывшим заключённым, что у нас работают, особых нареканий нет. В основном люди понимают, что это один из немногих шансов вернуться к нормальной жизни. Я всегда говорю, что грузчик - важнейшая профессия. Элементарный пример:каким бы квалифицированным ни был, например, хирург, если ему вовремя не привезут медикаменты, он не сможет сделать операцию. 

Ждём закона

Вернуться к обычной жизни бывшим заключённым помогают разные службы, но проблема в том, что не существует единого закона, который определял бы сам процесс социальной адаптации. Сейчас УМВД России по Омской области направило в правительство региона ряд предложений по этому вопросу. В Госдуму уже внесён законопроект о квотировании рабочих мест для данной категории граждан. По мнению представителей регионального УМВД, федеральные законы в ближайшем будущем всё-таки должны принять.

Золотые руки: что, как и за сколько? Фото: АиФ

От редакции: Общество наконец-то пришло к тому, что бывших з/к надо в нём, этом обществе, адаптировать. Но когда они на самом деле станут возвращаться к нормальной жизни? Пока процент тех, кто полноценно живёт в социуме после заключения, составляет всего лишь 10%.

Кстати
В Оренбургской области уже создали нормативно-правовую базу по социальной адаптации бывших осуждённых. Также принят областной закон «Об осуществлении реабилитации и адаптации лиц, освободившихся из мест лишения свободы». Интересную инициативу недавно высказали правоохранительные органы в Хабаровском крае. Управление МВД РФ по Хабаровскому краю предложило предприятиям вместо трудовых мигрантов из СНГ брать на работу бывших заключённых. В случае их трудоустройства шанс возвращения к криминальному прошлому минимален.

Бездомные на машинах

Для бездомных, бывших наркоманов и заключённых, которым негде жить, в нашем городе существуют специальные приюты. Один из них – «Покров».

– Люди живут у нас в среднем по два месяца, – комментирует Константин Погорелов, руководитель омского филиала благотворительной общественной организации по социальной адаптации граждан «Покров». – За это время мы помогаем восстановить документы, наладить социальные связи, устроиться на работу. Мы сотрудничаем с рядом коммерческих предприятий и ТСЖ. У нас действует принцип взаимопомощи – люди стараются помочь сами себе под контролем организации. Микросоциум помогает им жить дальше.

Среднестатический портрет человека, который к нам обращается, – это мужчина в возрасте 25-50 лет. Алкоголики, наркоманы, бездомные... Бывало, к нам обращались и внешне благополучные люди, на машинах приезжали. Такие люди нуждаются в контроле и дисциплине.

Судимость работе не помеха?

– Люди, отсидевшие большой срок, после выхода на свободу теряются в новой для них обстановке, – считает Владимир Сапрыкин, заместитель генерального директора Центра социальной адаптации. – Есть такие случаи, когда человек освобождается, выходит на улицу и не знает, куда ему пойти. Для бывших заключённых в диковинку даже то, что в мире появились банковские карты, мобильные телефоны и так далее. Они с этим просто не знакомы. Поэтому вместе с УФСИН России по Омской области мы готовим осуждённых к освобождению, адаптации в обществе, чтобы избежать в дальнейшем рецидивных преступлений. Если человек – квалифицированный специалист, то проблемы с трудоустройством у него не возникнет, несмотря на то, что в его биографии есть судимость. Но, как правило, данная категория граждан не имеет профессиональных навыков и тем более специального образования. Поэтому и трудоустроены они в основном на временную работу.

Стучимся ко всем!

С «асоциальными элементами» Андрей Кравченко, священник и настоятель храма великомученицы Параскевы Пятницкой, работает уже не первый год. Могут ли разговоры помочь в социальной адаптации?

– Никого нельзя насильно заставить вернуться к нормальному образу жизни, одними словами и убеждениями человека не замотивируешь. Он должен сам прилагать для этого усилия. Такие люди часто других не слышат, живут в своём мире, и достучаться до них сложно, хотя стучимся мы ко всем. Есть люди, которые хотят исправиться, но получается у них не сразу. И в социальные центры или приюты многие возвращаются по нескольку раз. Здесь им легче, так как среда соответствующая. Такие организации помогают удержать человека и не дать ему упасть окончательно. Самое тяжёлое в нашей жизни – когда ты остаёшься один, а в социальных учреждениях люди чувствуют себя нужными. Когда же человек попадает в своё прежнее общество, то начинает срываться.

Официально
– Необходим закон, который регулировал бы вопросы социальной адаптации лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Цифры рецидивной преступности в регионе высокие. И этот показатель напрямую зависит от того, насколько быстро данные лица будут адаптироваться в обществе, – комментирует Сергей Марущак, начальник управления организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних УМВД России по Омской области. – Когда появится документ, определяющий права и обязанности не только органов исполнительной власти, когда общественные организации наделят полномочиями, тогда подсознательно у человека изменится стереотип его действий после выхода на свободу. Он будет мотивирован на быстрое возвращение в нормальное общество.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах