Примерное время чтения: 13 минут
2148

Работает в школе, сын сошёл с ума. Как живёт подозреваемая в убийстве мужа

В детской комнате Нине всё напоминает о сыновьях.
В детской комнате Нине всё напоминает о сыновьях. / Ксения Ермакова / АиФ

43-летняя Нина ходит по селу с электронным браслетом на ноге. Муж - на кладбище, хоронили накануне Нового, 2023-го года, её обвиняют в его гибели - он был убит кухонным ножом, удар пришёлся в самое сердце.

Сама она находится под домашним арестом. Занимается огородом и по-прежнему работает... в школе. Живёт одна - детей изъяли. Старший, её 6-летний сын, ставший невольным свидетелем убийства, как считают следователи, едва не сошёл от этого с ума - у него развилось психическое расстройство. 

Omsk.aif.ru побывал в омском селе, где ещё недавно жила, как казалось, нормальная полноценная семья – мама, папа, два сына.

Дважды вдова

… Довольно большое село недалеко от областного центра, улица с говорящим названием Центральная. Нужный нам дом не так чтобы бросается в глаза, но и не производит впечатления какого-то заброшенного строения.

Обычный дом семьи с обычным, возможно ниже среднего, достатком – по забору видно, что он не первой свежести, но, тем не мнее, не заваливается, ровный, пусть и с деревянными «заплатками».

ул. Центральная, село Андреевка Омского района.
Ул. Центральная. Фото: АиФ/ Ксения Ермакова

На стук, к нашему удивлению, выходит сама подозреваемая Нина (имя изменено. – Ред.).

Она находится под домашним арестом и ходит с электронным браслетом на ноге. Пригласив посидеть в тенёчке, женщина охотно рассказывает о себе.

Сама Нина местная, из многодетной (10 детей) семьи. Родителей давно нет в живых, братья/сёстры поразъехались, куда именно – она не знает. Не общается. Не общается, как бы странно это ни звучало, и с двумя живущими в этом же селе  родными братьями. Этот звоночек настораживает, но, с другой стороны, мало ли как бывает в жизни? Может, это они, а не Нина, нелюдимые.

Дети Нины и Виктора.
Дети Нины и Виктора. Фото: АиФ/ Ксения Ермакова

Разговор течёт неспешно, даже не верится, что перед нами – подозреваемая в убийстве.

Обычная деревенская женщина: вышла замуж, овдовела, второй раз вышла, родила двоих сыновей с разницей в три года. Дети росли тихими, болезненными, ходили в детский сад.

И тут второй звоночек – Нина из-за пьянки была ограничена в родительских правах, но взялась за ум, и органы опеки сняли ограничение. Зная, как неповоротлива наша машина правосудия, можно предполагать, что это дело не одного месяца: у нас сначала ставят на учёт, дают время на исправление, потом несколько «последних китайских предупреждений» и только после этого идут в суд.

Ну и обратный процесс ещё более медленный, там же требуются доказательства того, что ты встал на путь исправления, а это значит – холодильник с продуктами предъяви, детскую комнату с игрушками приготовь, на работу устройся, справку о заработке принеси… Когда всё это успело произойти, если младшему не так давно исполнилось три года?  Или как только вернули права на детей, так и вернулись родители к прежнему разгульному образу жизни?

Очень похоже, что «посиделки» родителей с друзьями или без постоянно происходили на глазах у детей хотя бы в силу того, что в доме в принципе нет дверей. Поэтому утаить что-либо там довольно сложно.

Электронный браслет подозреваемой.
Электронный браслет подозреваемой. Фото: АиФ/ Ксения Ермакова

«Отбивалась рукой, в которой был нож»

Нина вспоминает тот роковой декабрьский вечер. Она рассказывает: 25 декабря она была на больничном с детьми.

По её словам,  съездила в город в аптеку вместе с больными (!!!) сыновьями, а когда пришла домой, муж уже пил спиртное с незваным гостем.

По словам Нины, сама она не пила, мальчиков отправила в детскую смотреть мультики и пошла на кухню готовить плов. Дети попросили плов с курицей, которую они вместе с лекарством купили и привезли из города.

По версии женщины, мужчины пили и ругались, а она разделывала куриную тушку.

Она сама не поняла, как неожиданно она оказалась прижатой лицом к верхнему шкафу кухонного гарнитура. Муж держал её за шею сзади, прихваченный в порыве гнева халат женщины трещал по швам на воротнике.

«Было больно! Обидно! Страшно, – рассказывает женщина. – Виктор не ослаблял хватку. Кричал… а я отбивалась руками». 

Пауза. Женщина молчит.

 «Я ведь даже не поняла, что отбивалась рукой, в которой был нож», – признаётся она  в разговоре с корреспондентом «АиФ в Омске».

Однако после этого, по словам Нины, муж ослабил хватку, ушёл снова в другую комнату и мужчины продолжили пьянку. 

Детей, со слов Нины, в момент конфликта на кухне не было. Они тихо смотрели телевизор в своей комнате и затем поужинали там же.

И лишь через какое-то время, по её словам, гость сообщил, что её супруг умер. И даже якобы непонятно из каких «благородных» побуждений предложил отнести труп в овраг.

Однако Нина набрала номер дальнего родственника Семёна (имя изменено. – Ред.), рассказала о случившемся и попросила забрать детей, понимая, что им здесь сейчас не место. Семён вызвал полицию и скорую, а Нина собрала ребятишек. Когда выводила мальчиков из детской, то они увидели тело отца.

Место преступления
Место преступления. Фото: АиФ/ Ксения Ермакова

Такова версия подозреваемой, которая совсем не стыкуется с версией следствия.

Правоохранители говорят, что Нина пырнула мужа ножом во время совместного распития спиртных напитков и последующей ссоры, а тот самый гость пытался женщину оттащить, но она и его изрядно порезала.

Более того, если в первоначальной информации о возбуждении уголовного дела фигурировала лишь стандартная формулировка о совместном распитии и 105-й статье УК (убийство), то в уточнённой, появившейся на днях, следствие уже по-другому излагает события.

Здесь фигурирует ссора между супругами на почве ревности (видимо, как раз к этому незваному гостю), лёгкие телесные повреждения (то есть порезы свидетеля), а ст. 105-я дополнилась пунктом  «д» - убийство с особой жестокостью.  То есть не просто отмахивалась руками Нина, а, похоже, прицельно...

Это наводит на множество вопросов: насколько незваным был гость-собутыльник, кто он такой, зачем пришёл? В конце концов, это именно он оттаскивал хозяйку от мужа.

Нина же говорит, что гость непонятно зачем попросил её вымыть ножи и подал их ей рукоятками, держа за лезвия. Вот, мол, отчего и порезался.

Ребёнок испытал шок

Младший ребёнок Нины, которому за время следствия исполнилось три года, пока находится в Доме малютки. Старший, которому 6 лет, в социально-реабилитационном центре. В последнее время в поведении старшего мальчика были замечены странности. Они-то и заставили провести соответствующие экспертизы.  

«АиФ в Омске» обратился в пресс-службу министерства труда и социального развития Омской области, в чьей подведомственности находится центр, где сейчас живёт сын Нины, чтобы узнать о самочувствии мальчика.

«Ребёнок чувствует себя хорошо. С ним проводится работа в соответствии с программой реабилитации», - ответили в ведомстве.

Дом, в котором произошло убийство.
Дом, в котором произошло убийство. Фото: АиФ/ Ксения Ермакова

7 июля к Нине, по её словам, приходил соцработник и просил подписать заявление о том, что на время следствия дети будут находиться на попечении государства. Нина не стала подписывать документ.

Как она рассказывает, ребёнку провели четыре судебные психолого-психиатрические экспертизы.

Навещающему его в центре реабилитации родственнику мальчик якобы говорит, что хочет домой и что должен защищать маму.

«Он сам по себе тихий, робкий, застенчивый, - характеризует сына женщина. И добавляет - Он ничего не видел, не мог видеть убийства. Зачем его подвергают экспертизам?»

«Реакцией любого ребёнка на психотравмирующую ситуацию вполне может стать посттравматическое расстройство, - консультирует omsk.aif.ru практикующий детский врач-психотерапевт Наталия Александрова. – А проявления наблюдаются в психосоматических изменениях работы организма».

Огород Нины.
Огород Нины. Фото: АиФ/ Ермакова Ксения

10 июля Нина узнала о заключении судебной психолого-психиатрической экспертизы. В нём говорится о психическом расстройстве мальчика. На этом основании возбуждено ещё одно уголовное дело в отношении Нины.

Вплоть до пожизненного

Сейчас женщина подозревается в преступлениях по трём статьям УК РФ: п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство с особой жестокостью), ст. 115 УК РФ (умышленное причинение лёгкого вреда здоровью), п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью малолетнего).

«Ещё недавно ст. 111 УК РФ применялась в случае причинения только физического вреда здоровью ребёнка, – комментирует юрист Юрий Кобзев. – А теперь эксперты судебной психолого-психиатрической экспертизы всё чаще указывают и на тяжкий вред, причинённый психическому здоровью».

По словам юриста, для суда будет важна убедительность экспертов.

«Если пострадал какой-нибудь орган, то вред очевиден, а с психикой сложнее. Но в данном случае, возможно, с ребёнком произошла такая трагедия, что расстройства психики очевидны сейчас или обоснованно могут проявиться в будущем».

Корреспондент omsk.aif.ru поинтересовался у юриста о сроках лишения свободы, предусмотренных по совокупности статей.

«Раньше за тяжкие преступления женщинам суд не назначал наказание свыше 10 лет, - ответил юрист. – В наши дни ограничение по половому признаку снято. В данном случае можно говорить о 15 - 20 годах лишения свободы».

Порванный халат.
Порванный халат, в котором женщина в тот вечер готовила ужин и который якобы разорвал муж в порвые гнева.на Нину. Фото: АиФ/ Ксения Ермакова

Работает в школе

Ну а пока, как ни странно, женщина продолжает трудиться подсобной рабочей в сельской школе. Естественно, учащиеся знают о случившемся. Родители школьников поделились с корреспондентом обеспокоенностью: Нине почему-то разрешено находиться среди детей. Между тем директор школы Александр Иванович Д. даёт положительную характеристику подозреваемой.

«Она исполнительный работник. Претензий к ней нет и никогда не было. Работящая, спокойная», – подчеркнул он и добавил, что обращался за разъяснениями по поводу Нины в прокуратуру. Там ему объяснили, что подозреваемая может продолжать исполнять трудовые обязанности по месту работы, пока суд не примет в её отношении какого-либо решения.

«Лишь бы у детей всё было хорошо! А меня хоть расстреляйте», – на прощание сказала Нина корреспонденту omsk.aif.ru.

На предстоящей неделе, как сообщила женщина, решится её судьба – дело либо передадут в суд, либо продолжится следствие.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах