256

Коварная инфекция. Анестезиолог о профессии врача и работе в «красной зоне»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ в Омске № 50 09/12/2020

Что за профессия – анестезиолог-реаниматолог? Специалисты этого профиля требуются практически в каждой больнице – по дефициту врачей их обгоняют разве что участковые педиатры и терапевты. Тяжело ли работать? Конечно! Это точно одна из самых стрессовых специальностей.

О профессии и многом другом корреспондент «АиФ в Омске» поговорила с заведующим отделением анестезиологии-реанимации городской клинической больницы скорой медицинской помощи № 2 Евгением Асоновым.

С выбором не ошибся

Наталья Корнеева, «АиФ в Омске»: Евгений Васильевич, когда вы поняли, что медицина - это ваше? И ещё, обычно эта профессия, что называется, династийная. Дети идут по стопам родителей. Как у вас?

Евгений Асонов: Мои родители Татьяна Степановна и Василий Константинович всю жизнь проработали на Омском приборостроительном заводе им. Козицкого. И дед мой, Константин Абрамович, там же работал после демобилизации по ранению в 1943 году, и дядя Владимир Константинович. Вот такая настоящая заводская династия.

Но медики в роду есть. Моя родная тётя Валентина Константиновна работала в областной больнице Петропавловска (Казахстан) ревматологом. Она-то мне и сказала при выборе пути, что за медициной будущее и без работы я не останусь - эта профессия всегда будет востребована. В гараже у деда, помню, стояли на полках медицинские книги и учебники, изданные ещё в царское время. К сожалению, тогда не успел расспросить, откуда они и чьи.

Почему я выбрал медицину? Учился в биологическом классе 19-й гимназии с углублённым изучением химии и биологии, преподавали нам эти предметы замечательные педагоги - Мария Александровна Банникова и Наталья Алексеевна Епанчинцева. Из нашего класса 18(!!!) человек поступили в мединститут.

- Мне кажется, учиться в медвузе очень сложно: та же анатомия требует зубрёжки, да ещё и на латыни. Органическая химия, фармакология - сплошные формулы. Как вам всё это давалось?

- Первые три года было непросто: действительно, много теории, которую надо учить. Но когда пошли клинические дисциплины, работа непосредственно с пациентами, стало гораздо интереснее, оставалось только определиться со специализацией.

Выбор анестезиологии был случайным, но сейчас ни минуты об этом не жалею. Несмотря на все сложности, я до сих пор уверен, что не ошибся. Есть люди, которым нравится размеренный ритм, когда всё изо дня в день повторяется. Анестезиология же держит в постоянном тонусе. Всегда нужно быть готовым к неожиданностям, учитывать даже самые незначительные нюансы, а иногда принять решение в считаные секунды. Люди доверяют анестезиологу самое важное - здоровье, а порою и жизнь. И ещё, анестезиолог сразу видит результат своих усилий: пациент, который совсем недавно был в критическом состоянии, остаётся жив, а потом идёт на поправку.

Иногда приходится работать с очень тяжёлыми пациентами.
Иногда приходится работать с очень тяжёлыми пациентами. Фото: pixabay.com

- Это же сплошной адреналин! Кстати, у вас ведь медицинская специализация правильно называется анестезиолог-реаниматолог. Почему так?

- Анестезиология вышла из хирургии. Хирург начинал делать анестезию, потом вставал к операционному столу, а медицинская сестра под его контролем продолжала наркоз. А когда хирургов избавили от этой части работы и предоставили возможность делать только то, что они должны - оперировать, тогда и хирургия шагнула вперёд. Это не значит, что хирурга не заботит, что происходит с пациентом - он доверяет это другому специалисту.

Во время операции анестезиолог отвечает за все жизненные функции организма человека, а реаниматолог в отделениях реанимации и палатах интенсивной терапии должен привести пациента в такое состояние, когда его можно перевести в обычное отделение без риска для жизни. У нас специальность называется анестезиолог-реаниматолог, но при этом специалист выполняет работу одновременно двух врачебных профилей.

- Помните свою первую операцию? И что при этом вы чувствовали?

- Нет. Начинающего врача подпускают к работе постепенно. Человек, который пришёл первый раз в операционную, сначала только смотрит, как работают старшие товарищи, запоминает их советы, задаёт вопросы, на которые не нашёл ответов в учебниках. Потом постепенно начинает работать с пациентом. До самостоятельной работы проходят месяцы. Сначала работаешь под контролем врача, после дают поработать на несложных операциях, чтобы научился без подсказки принимать решения. И только потом начинаешь всё делать самостоятельно.

- А какие пациенты запоминаются?

- Которые погибают на операционном столе, особенно когда понимаешь своё бессилие перед болезнью. Когда погибают коллеги. Эти моменты переживаешь гораздо острее, долго в себе копаешься, думаешь, что можно было ещё сделать.

Коронавирусный период

- Насколько сложнее стало работать в пандемию? Отличается ли то, чем занимались до COVID, и чем занимаетесь сейчас?

- У нас всегда было много пациентов, и они всегда были сложными. Фактически перепрофилирование нашего семи этажного хирургического корпуса под инфекционный госпиталь началось в мае 2020 года. На первом этапе были оборудованы шлюзы для входа и выхода персонала из «красной» зоны, смонтировано кислородное снабжение в палатах хирургических и терапевтических отделений, пересмотрена маршрутизация пациентов, разделены потоки для оказания неотложной помощи.

Никто не отменял других болезней. В помощи нуждаются и беременные, и больные терапевтического профиля. И хирургическую помощь никто не отменял, в том числе инфицированным пациентам.

Конечно, первыми приняли удар пульмонологи и инфекционисты, организовали помощь даже при отсутствии алгоритмов работы с новой коронавирусной инфекцией. Изменилось всё - от профиля поступающих пациентов до условий работы. Всё-таки находиться в средствах индивидуальной защиты 4-6 часов, особенно в летнее время, очень тяжело. Но даже они не дают гарантии от инфицирования персонала. Такая вот коварная инфекция.

- Можете сравнить первую и вторую волну вируса?

- Больше стало тяжёлых пациентов, многие поступают с высоким процентом поражения лёгких. Часто наблюдаем последствия инфекции - тромбозы, полинейропатии, дыхательную недостаточность на фоне фиброза лёгких.

Стоит ли бояться рыжих?

- Мой племянник - рыжий. В детстве у него была операция. Когда его увидели хирург и анестезиолог, в один голос сказали: «Ой, рыжик, помучаемся мы с тобой». Верно, что есть к ним какое-то особое отношение?

- Есть такое. И в нашем случае примета, что рыжим всегда везёт, не работает. Что поделать, это их особенность, которую нужно учитывать.

- А чего вообще боится анестезиолог-реаниматолог? Может, аварии с множеством пострадавших; праздников; толстых; фразы «я читал в интернете»?

- Наша больница - скорой медицинской помощи, к нам поступают разные пациенты, и с аварий в том числе. Массовых? Нет, не боимся. Если боишься, нужно искать другую специальность. Опасаться нужно, чтобы быть готовым к любой нештатной ситуации. Про интернет скажу так: знаете, как лучше? Почему бы вам тогда не сделать это самим? Пришли к специалисту - доверьтесь.

- Бывает ли вам обидно от того, что пациенты после операции благодарят только хирурга, а про анестезиологов забывают?

- Действительно, часто пациенты нас не помнят. Контактируем мы с ними недолго, особенно в неотложной ситуации, когда дорога каждая минута. А после операции тяжёлых пациентов переводят в реанимацию в состоянии медикаментозного сна. Так что лавры победителя достаются лечащему врачу. (Улыбается.)

Про польский фильм «Знахарь»

- Смотрите ли сериалы про врачей? Какой самый правдивый?

- Некогда смотреть телевизор, тем более сериалы. И уж сознательно выбирать кино про медиков точно не буду. Есть очень хороший польский фильм «Знахарь». В нём вся суть профессии - в любой ситуации врач не ждёт благодарности. Это к вопросу обидно ли нам, что анестезиологов не замечают. Те же «Интерны» - развлекательное кино. В «Скорой помощи» много нестыковок - интересно, кто их консультирует.

- А чисто мужские увлечения у вас есть? Охота, рыбалка?

- Рыбалка и охота - это мимо. Грибы люблю собирать, просто по лесу погулять. На даче люблю в земле покопаться. Тогда удаётся переключиться на обычную жизнь. Но всё равно постоянно на телефоне, как сейчас модно говорить - 24/7 .

- А спорт?

- В детстве занимался плаванием, сейчас в свободное время играю в волейбол, зимой катаюсь на лыжах. Люблю смотреть футбол. Как и отец, болею за московский «Спартак»

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах