Примерное время чтения: 14 минут
178

Невозможное возможно. Как омичка стала писательницей и поработала с Яндексом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ в Омске № 43 25/10/2023
Александра начала свой путь с самиздата, а закончила — сотрудничеством с Яндексом.
Александра начала свой путь с самиздата, а закончила — сотрудничеством с Яндексом. / Александра Яковлева / Из личного архивa

В 2017 году омичка Александра Яковлева твёрдо решила: раз ей нравится писать, она сделает писательство своей профессией. Так и вышло: целеустремлённая девушка за несколько лет прошла путь от самиздата до сотрудничества с книжным сервисом Яндекс Плюса – Букмейтом.

Она приняла участие в создании целой вселенной, которую назвали «Иные». В рамках этой вселенной вышла книга, ожидаются сериал на Кинопоиске и комикс. Над каждой частью этого масштабного проекта работают разные люди, и Александре выпала честь погрузить аудиторию в новый мир первой: роман вышел раньше остальных медиапродуктов. Прочитать историю о ленинградской девушке с удивительными способностями можно в Букмейте, а в книжных интернет-магазинах — оформить предзаказ на печатную версию.

Корреспондент omsk.aif.ru поговорил с Александрой о творческом пути, переезде из Омска и о том, как талантливому человеку сотрудничать с медиагигантами.

Александра закончила филфак, поработала в журналистике, но поняла, что хочет связать жизнь с писательством.
Александра закончила филфак, поработала в журналистике, но поняла, что хочет связать жизнь с писательством. Фото: Из личного архивa/ Александра Яковлева

В начале были фанфики

Дарья Матысяк, omsk.aif.ru: Как вы поняли, что вам нравится писать?

Александра Яковлева: Я с детства была очень книжным ребёнком. Меня больше особо ничего и не интересовало, только книжки с красивыми картинками. В какой-то момент начала придумывать свои истории.

Сначала у нас с подругой появилось что-то вроде комикса про нашу жизнь, потом я пыталась стишки писать, короткие рассказы.

Когда поступила в университет, у меня просто не было времени плотно заниматься творчеством, зато я много сидела на ролевых форумах. Абсолютно этого не стыжусь, это было очень классное упражнение с точки зрения писательского мастерства: у тебя есть готовый мир, готовый сеттинг (среда, в которой разворачивается действие художественного произведения. - Ред.), готовые персонажи. Твоя задача — поставить их в необходимые тебе условия, разыграть нужную сценку.

Ну и, конечно, фанфики (фанатские произведения на основе уже существующих. - Ред.) я тоже писала. Правда, они были не очень типичные, по мотивам классической русской литературы.

— О ком, например?

— Например, про Обломова, бытовая зарисовка его разговора со Штольцем. Мне нравилось писать свои сюжеты, не выходя за рамки стиля и меры допустимого, которые закладывал автор. Это было упражнением на стилизацию.

Ещё, например, писала фанфик по «Идиоту» Достоевского — письмо от Аглаи Ивановны Настасье Филипповне, в котором мне было принципиально важно соблюсти эпистолярный стиль XIX века. Параллельно я писала и собственные тексты, но тогда они оставались лишь в черновиках.

— То есть в писательство вы пришли уже позже, в осознанном возрасте?

— Да, и я пришла в него с очень грустным чувством, будто поздно начала. Многие мои писательские друзья начали гораздо раньше, и к моему возрасту у них уже был обширный список публикаций, изданные книги. А я как будто запаздывала.

Но я в целом такой человек: делаю всё не спеша, вдумчиво, основательно.

— И как вы погрузились в писательское ремесло? Сразу начали с романа или шли меньшими шагами — решили написать рассказ?

— Когда я только начала серьёзно входить в современную литературу, взялась за рассказы. Тогда не было передо мной ничего, никаких зацепок, никакого понимания, как и куда идти, поэтому я начала с простого: открыла интернет и посмотрела, какие есть литературные конкурсы. За победу в одном из них давали 20 тысяч рублей. И я подумала: почему бы не поучаствовать?

Я начала с рассказов ещё и потому, что для меня это удобная форма: поначалу у меня было довольно короткое дыхание. Мне не хватало усидчивости, времени, чтобы сразу осилить, съесть этого большого слона — написать роман. Это уже потом появилась повесть «Голубиные дети» на 8 авторских листов. Я работала над ней около трёх лет, несколько раз переписывала, но в итоге закончила.

И уже после этого перешла к романной форме. Теперь мне интереснее работать именно с крупной прозой.

Писатель — это не только призвание, но и профессия.
Писатель — это не только призвание, но и профессия. Фото: Из личного архивa/ Александра Яковлева

Профессия «писатель»

— Что лично для вас самое сложное в писательстве как в профессии и в писательстве как в творчестве?

— В писательстве как в творчестве, наверное, самое сложное... Да вообще всё сложно, что ли.

Пока текст находится на уровне идей, фантазии, мне суперлегко. Но вот сесть за него, подобрать верные слова, не дать истории развалиться, собрать увлекательный сюжет... Каждый момент, каждая сторона писательской работы по-своему сложна. Легче всего даётся придумывание мира, а потом уже переписывание, редактура. Потому что я ещё и литературный редактор, и поверьте, в шкуре редактора быть намного проще, чем из ничего создать книгу.

А с профессиональной точки зрения сложнее всего выработать понимание, что написание текстов — тоже профессия. Профессия, которой можно (и нужно) учиться. И не ждать вдохновения, а садиться и работать. Иметь, извините, крепкую пятую точку, чтобы сидеть так каждый день или хотя бы через день, хотя бы пару раз в неделю.

— Есть расхожая фраза «не пытайтесь покинуть Омск».  Как вам это удалось?

—Мы с мужем давно думали куда-нибудь переехать. У нас даже было несколько вариантов, но мы выбрали Петербург, потому что мне-то всегда нравился этот город, но он ещё и мужу понравился.

Мы уютно здесь устроились, обзавелись друзьями. Просто всё удачно сложилось.

— Скучаете по родному городу?

Скучала первое время, но это нормальная ситуация, когда переживается утрата и горевание.

И да, первое время меня иногда накрывало прямо-таки поразительными моментами ностальгии, особенно когда я открывала в телефоне старые фотографии. Сейчас уже спокойнее. Дом там, где я.

— Ваша книга «Иные» — это часть большого проекта Кинопоиска и Букмейта, а не роман по оригинальной идее. Как вам удалось посотрудничать с таким медиагигантом? Почему он выбрал именно вас?

 Всё благодаря писательскому сообществу и общему инфополю. Когда Букмейт искал писателя, который мог бы реализовать нужную им идею, обратились ко мне, потому что уже знали меня и мои тексты.

Мне предложили, я согласилась. Посмотрела наработки, которые прислали, оригинальный сценарий Елены Войтович и поняла, что эта история сильно во мне отзывается. Увидела в ней отличный романный потенциал. Вот и всё. Мы просто нашли друг друга.

— Это же мечта любого автора — стать частью чего-то настолько масштабного.

— Не любого на самом деле, скорее амбициозного. И тут в первую очередь важно заявить о себе. Например, у меня была выигранная премия «Электронная буква», я прошла курсы в Creative Writing School по янг-эдалту (литература для подростков и молодых людей до 21 года. — Ред.).

— Раз вы упомянули писательские курсы, то зреет вопрос. Можно ли научиться на них лучше писать, или это только помогает налаживать связи в мире книжной индустрии?

— Можно, правда можно. Хотя это не совсем мой случай. Когда я приходила на курсы, мои преподаватели в шутку ругались: «Зачем ты пришла? Ты и так всё умеешь». На самом деле не всё, но на тот момент я, хоть и на ощупь, до каких-то вещей всё же дошла сама. Просто мне на это потребовалось намного больше времени и филологическое образование.
Но те же знания можно получить несколько быстрее. Другое дело, как быстро они усвоятся. Я лично наблюдала за людьми, которые очень круто прогрессировали на этих курсах. Это идеальный вариант для новичка, который не хочет долго идти к определённому уровню, а хочет только, чтобы его направили.

Если нужно освоить писательское мастерство, а не кучу ещё чего-то дополнительного, можно не ходить в магистратуру или на четыре года в университет, а получить основы на курсах. Дальше — уже начитанность и работоспособность.

Вместе с текстовой версией романа «Букмейт» выпустил и аудиокнигу.
Вместе с текстовой версией романа «Букмейт» выпустил и аудиокнигу. Фото: Кинопоиск

Временные трудности

— Насколько сложно работать с чужими наработками, с уже готовым сценарием?

— Это как раз несложно. У меня был сюжетный костяк, практически готовые персонажи. Мне осталось только глубже их понять. В сценарии о характерах персонажей можно догадаться по их репликам и поступкам, но у романа свои приёмы. В нём важна глубина, психологизм, средства художественной выразительности. Вот я и ушла в глубину. Именно поэтому в «Иных» многофокальное повествование. Мне было интересно покрутить глобальную историю, разворачивающиеся события с разных точек зрения. Поэтому я дала «голос» пяти фокальным персонажам (персонажам, с чьей точки зрения читатель смотрит на происходящее. - Ред.), в том числе ребёнку. Это было очень интересно: прорабатывая, углублять героев, насыщать текст описаниями, метафорическими слоями, населять его третьестепенными персонажами, добавлять фольклорные нотки. В общем, применять свои способности именно там, где я сильна, именно там, где это нужно. Самая сложная для меня работа была уже проделана, основной сюжет готов — мне оставалось сделать только любимое.

Но все равно у меня был довольно плотный график, пять на два, по много часов в день, чтобы уложиться в сроки. Из работы над «Иными» я выползла, но выползла абсолютно счастливой и довольной собой.

— Как ощущается собственная причастность к такой глобальной вселенной, ответственность за неё? Наверное, первой подобной по масштабу в нашей стране, над частями которой работали разные люди из разных сфер искусства и творчества.

— Поначалу, конечно, это пугало, особенно когда ещё ничего не началось, я сидела как на иголках в ожидании. 

Но я не одна — вот что важно. Я нахожусь в большой команде, и команда меня очень поддерживает. Они прекрасно понимают, что для меня всё в новинку.

Книга вышла первой из всех запланированных продуктов во вселенной. Так что действительно, это большая ответственность.

Янг-эдалт — один из самых популярных жанров литературы в России сейчас, но к нему всё ещё относятся скептически. Что в вашем тексте особенного может найти читатель, что может зацепить в нём?

— В «Иных» — альтернативный 1940 год, и хотя основные события приближены к реальным историческим, в них замешаны люди со сверхспособностями. Одни могут криком разносить стекла и отбрасывать машины, другие — подчинять себе людей с помощью шепота. Фантастическое допущение там не просто ради развлечения: оно здорово подсвечивает ту самую роль личности в исторических событиях, да и вообще несёт много иносказательных смыслов.

События и герои в романе показаны с разных сторон, и читатель может посмотреть на того же Максимилиана Нойманна, одного из героев «Иных», с разных точек зрения, составить о нём своё мнение. 

Мне было важно показать всю сложность, неоднозначность взаимоотношений главной героини Ани и Нойманна.  Не хотелось бы подавать их историю как просто романтическую. В ней, на мой взгляд, много не самых здоровых проявлений.

Я постаралась дать каждому из пяти фокальных персонажей свой уникальный «голос», свой стиль изложения. А ещё — насытить роман отсылками на сказки, мифы, вшить некоторый культурный код. 

Говоря о жанре, мне бы хотелось попасть в так называемую срединную литературу, которая активно использует жанровые приёмы и увлекает читателей, но при этом обладает некоторым смысловым весом, глубиной, в хорошем смысле сложностью.

Пока Александра не собирается заканчивать литературную карьеру и уже готовит новую работу.
Пока Александра не собирается заканчивать литературную карьеру и уже готовит новую работу. Фото: Из личного архивa/ Александра Яковлева

И швец, и жнец, и на дуде игрец

— Чем бы вы занимались, если бы не стали писать?

— Вообще я думаю о себе, особенно в последние годы, как о мультипотенциальном человеке, который может совмещать несколько видов деятельности и ему будет комфортно.

Наверное, я могла бы преподавать, причём не только писательское мастерство или литературу, но даже боевые искусства. В 2019 году я попала в секцию айкидо, и мне безумно запало в душу это искусство, даже сама идея айкидо.

Айкидо — это, пожалуй, одно из самых мягких боевых искусств, искусство ненасилия. Оно идеально для того, чтобы защищать себя — более того, на то, чтобы взять верх над противником, ты тратишь очень мало энергии. Мы с тренером даже делали короткие видео о том, как применять элементы айкидо, чтобы себя защитить: когда за руку хватают, сумку вырывают и т.д. 

Не так уж много времени требуется, чтобы достичь нужного дана и открыть собственную школу — всего-то несколько лет, если хорошо готовиться и с первого раза сдавать экзамены. Когда я занималась, у меня была мечта создать школу самообороны для женщин с элементами айкидо.

Но все планы полетели из-за ковида, а потом ещё и переезд, и в Петербурге я пока не нашла такую школу, которая мне бы подошла по всем параметрам.

В общем, как видите, вместо писательства в моей жизни могло быть что угодно.

— Над чем вы сейчас работаете? Чего нам ждать в ближайшем будущем?

— Ждать печатную версию «Голубиных детей» в издательстве «Детская и юношеская книга». Также работаю над новым романом, о котором ничего не могу сказать кроме того, что планирую фэнтези, в котором хочу затронуть важную для меня тему домашнего насилия — и сестринства, стремления к справедливости.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах