Примерное время чтения: 7 минут
177

Отрешённый монах. Как смириться и утешиться

Такая энергетика, что современность костюмов не имеет значения.
Такая энергетика, что современность костюмов не имеет значения. / Андрей Кудрявцев / Омский академический театр драмы

Строчки Льва Толстого на молитвенный распев у зрителя вызывали потрясение и восхищение. И это не единственное режиссёрское чудо Камы Гинкаса в «Отце Сергии» (16+), поставленном по одноимённой повести классика.

Спектакль вошел в лонг-лист премии «Золотая Маска» 2022 года.

Предвидение

Игра актёров завораживает с первой секунды. Фото: Омский академический театр драмы/ Андрей Кудрявцев

Героя повести князя Стиву Касатского ждала блестящая карьера, но жизнь перевернулась после признания невесты, что она была любовницей государя Николая I. Касатский получает удар такой силы, что оставляет светскую жизнь, принимает постриг, становится затворником. В борьбе за смирение идёт даже на увечье – отрубает себе палец, чтобы не поддаться соблазнению заехавшей в его келью красавицы.

Рассказ о гордыне и честолюбии, о трагедии человека, стремящегося быть всегда и во всем лучшим ради собственного «эго», а в итоге потерявшим себя.  

«Отца Сергия» Толстой написал за 20 лет до того, как в свои 82 года в 1910 году решил бросить все мирское (всемирную славу в том числе) и уйти в монастырь, но по дороге умер. За 20 лет писатель словно срежиссировал собственный исход.

Паузы…

…Долгие паузы, тихие, порой, почти не слышные слова, а следом яростный бурлящий окрик Отца Сергия… Такая звуковая палитра два часа держит зрителей в напряжении.

Отец Сергий в исполнении Максима Виноградова получился очень многоплановым. Он смог ярко передать череду психологических состояний и внутренней борьбы с сомнением. Сыграл вроде просто и обычно, но как же сильно!

Творческая встреча.
Творческая встреча. Фото: Омский академический театр драмы/ Андрей Кудрявцев

Как рассказал Кама Гинкас на творческой встрече, первоначально он хотел дать роль другому актёру – такому «офицеру-офицеру», а позже передумал. Остановился на Максиме: напомнил он ему Иннокентия Смоктуновского в роли Мышкина, потому и в сложнейшем образе Отца Сергия показалась важным передать «мышкинскую особенность» – способность принять всё на себя, переживать всё как-то очень открыто, по-детски.

Сам же Максим Виноградов (Отец Сергий) говорит, что после спектакля порой ночью не может заснуть, настолько сильно вживается в свою роль.

Кстати, он похвалил омского зрителя: «В Омске потрясающие зрители. Какая тишина стояла на первом спектакле! Сильный контакт, взаимопонимание с залом. И это здорово помогает на сцене».

…и нерв

Зрители долго не отпускали актёров со сцены.
Зрители долго не отпускали актёров со сцены. Фото: Омский академический театр драмы/ Андрей Кудрявцев

Костюмы в спектакле - современные в сочетании с монашескими рясами. Если кого-то эта условность покоробит, то ненадолго. Энергетика спектакля такая мощная, что перестаёшь обращать внимание на костюмы – хватает исторических деталей.

Нерву спектакля добавляет массивная сценография. Покатый помост, высокие шесты с ангелами, напоминающие поклонные кресты, поднятые длинные половицы, усиливающие мрачность бытия, грубые скамейки.

И стол как символичный пол из сна Касатского, на котором он детстве вместе с мальчишками заставлял девочку Пашеньку изображать «плавание», унижая таким образом.

Девочку сыграла Евгения Михеева – она скатывалась с поднятого стола как с горки с ощущением такой внутренней силы, которая единственно могла помочь пережить ей удары жизни (пьяницу-мужа, смерть ребёнка, неврастеника-зятя). А кроме того, изобразить Пашу-бабушку: по сути, лишь звонко-неспешной интонацией. И найти свою благость бытия («внучата ведь здоровые») – браво таланту! К кому же, как не к Пашеньке, идти отрешённому и запутавшемуся отцу Сергию за утешением и прощением. 

Режиссёру очень важно было показать церковную атмосферу, не копируя её.  «Мы не смеем показывать священные таинства в театре. Считаю это абсолютно невозможным. Мы театрализуем или объясняем, как эти таинства, написанные Толстым, существуют в некоторых правилах. Категорически не имитируем ничего из этого», - поделился режиссёр Кама Гинкас.

Новый персонаж

Игумен Пафнутий - народный артист  России Игорь Ясулович
Игумен Пафнутий - народный артист России Игорь Ясулович. Фото: Омский академический театр драмы/ Андрей Кудрявцев

В повести Толстого нет такого героя, как игумен Пафнутий. Режиссёр придумал этот персонаж как концентрацию в одном герое всего того, что есть в самом воздухе повести. Играет роль народный артист России Игорь Ясулович. У него не так много текста. Он большей частью молча присутствует на сцене как наблюдатель, но его проходки, пластика так выразительны, что слова и не нужны. Для зрителей Пафнутий явственно предстает как духовный наставник отца Сергия. 

Народный артист России Игорь Ясулович (Игумен Пафнутий) так рассказал о своей молчаливой роли: «Где брал силы на роль? У своих партнёров. Очень интересно видеть, как они существуют. Не как играют, а как проживают свои сомнения. А что я могу ответить на те болевые точки? Поддержать взглядом. Ведь у каждого своё карабканье вверх».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах