aif.ru counter
491

Артисты Лицейского театра угодили в мышеловку, сыграв «Убийство Гонзаго»

АиФ в Омске № 42 (699) 16/10/2013

Премьерой спектакля «Убийство Гонзаго» ознаменовалось открытие юбилейного сезона в Лицейском театре. Спектакль имеет очень необычное жанровое определение: не комедия, не драма, а «мышеловка».

Пьеса «Убийство Гонзаго» болгарского поэта, прозаика и переводчика Недялко Йорданова переносит зрителей в замок Эльсинор, резиденцию Датских королей. Главными героями пьесы становятся второстепенные персонажи шекспировской трагедии «Гамлет» – труппа бродячих актеров, которым предстоит разыграть для Датского Принца и монаршей четы то самое «Убийство Гонзаго». Как известно, сам Гамлет напишет дополнение к пьесе, изобличающее Клавдия, и спектакль окажется «мышеловкой» для короля.

Гамлет-миф

Труппа директора Чарльза с самого начала попадает в своеобразную мышеловку: замок Эльсинор впустил пятерых артистов и суфлёра, но вот выпускать не собирается. Очень удачно спектакль-мышеловка разместился на камерной сцене Лицейского театра. Скромное сценическое пространство ещё лучше подчеркивает главную идею спектакля – идею несвободы, предопределённости. Актёры буквально сидят в клетке: стены замка изображают металлические решётки, представляющие из себя мобильную декорацию: меняющиеся коридоры Эльсинора в любой геометрической расстановке являются западнёй не только для бродячих артистов, но и для придворных, которые уже обжились в замкнутом пространстве. Полоний (Игорь Горчаков) без смущения объявляет себя главным королевским шутом, и кажется, даже осознает всю обречённость своего положения – ведь жить ему осталось недолго, страсть к подслушиванию вот-вот превратит его в «крысу», так бесстрашно заколотую Гамлетом.

Сам Гамлет на сцене не появится – он как миф, неприкосновенная фигура, объявившая свой замысел, по которому развиваются события. Правой рукой Гамлета становится Горацио, самая неоднозначная фигура этой сложной шахматной партии. Горацио чудом удаётся быть своим для всех: и для артистов, и для Полония, споры с которым заканчиваются мирно для обеих сторон, и для Гамлета, невидимого и неприкосновенного, и даже для Фортинбраса... Вячеслав Ерёмин потрясающе изображает двойственную натуру лучшего друга Гамлета. Хитрый лис, голосом которого будет объявлено прощение для артистов, «участников антигосударственного заговора», до самой последней минуты представления является настоящей загадкой, так как невозможно предугадать, на чьей стороне окажется он через несколько минут.

Спектакль Лицейского театра "Убийство Гонзаго" Фото: Пресс-служба Лицейского театра

Директор труппы Чарльз (Евгений Точилов) для своих подопечных актёров – безусловный вожак. Точилов создаёт образ не просто лицедея, главы бродячего коллектива, но настоящего «короля», истинного правителя для заблудших душ. Еще бы, за Чарльзом уже числится столько подвигов: превратил свою жену Элизабет из пастушки в талантливую артистку, спас соблазнительную Амалию из корчмы, где та вынуждена была петь и танцевать для пьяных крестьян. Чарльз опекает и молодого Генри, мечтающего стать королевским шутом, и старейшего актера труппы Бенволио.

Бенволио (Александр Боткин) – это совесть актеров, человек разума, призывающий жадных до денег и славы коллег быть осмотрительнее. Он больше всех остальных понимает, что они оказались пешками в большой государственной игре. Страстная и раскованная Амалия (Ольга Быкова) по глупости считает, что ей тоже есть место среди сильных мира сего, но, несмотря на свою близость с Полонием и даже с Клавдием, она оказывается в темнице, где после представления «Убийства Гонзаго» переживают жестокие пытки все бродячие актеры.

Быкова порой делает Амалию слишком вызывающей, но вызов здесь – не признак безвкусицы, а ключевая черта характера, помогающая ответить на вопрос «чего же добивается эта девушка?». Амалия в первую очередь женщина, и только через гипертрофированную женственность зритель может понять её желания.

Абсолютная противоположность Амалии – Офелия (Наталья Целевич). Чистота, наивность, безразличие к дворцовым интригам, желание ускользнуть от папаши Полония и стать свободной актрисой – вот что движет Офелией. В исполнении Натальи Целевич Офелия становится легкой, звонкой и смелой девушкой, чьё тонкое внутреннее устройство не выдерживает такого удара как смерть отца. Безумство Офелии в интерьерах пугающих подземелий завораживает и оглушает одновременно.

Шутки, философия и пытки

В постановке Сергея Тимофеева такая непростая и закрученная история, как «Убийство Гонзаго» получилась очень контрастной по настроению. Несколько сцен – уморительно смешных, несколько – философских, а в финале – пугающие своей реалистичностью сцены пыток, где главным героем становится Палач (Игорь Майоров).

Пройдя через весь замок Эльсинор, совершив дерзновенный поступок – сыграв пьесу по сценарию Гамлета, артисты оказываются в подземелье, во владениях авторитарного Палача. Палач знает, какая роль ему отведена во всех дворцовых интригах, он играет её, не отходя от текста, сводя преступников с ума, казалось бы, простыми вопросами: «Имя? Профессия?». Палач жесток, он без тени сомнения убивает скользкого и глуповатого Суфлёра, предавшего труппу директора Чарльза. Палач – герой без времени и без убеждений. Когда гибнет Гамлет, унося за собой в загробный мир Клавдия, королём Дании становится Фортинбрас. Артисты, из опальных преступников превращаются в государственных героев, а палач, только что с особой жестокостью пытавший героев, назначен… новым королевским палачом.

Потрясающий актёрский ансамбль, состоящий из ведущих артистов труппы Лицейского театра, становится залогом успеха разностороннего «Убийства Гонзаго». На первый взгляд, играть актёров – что может быть проще? Но в спектакле изображена не типичная труппа, а набор характеров не банальных, сложных. Каждый герой в процессе действия претерпевает изменение. Рождение новых мыслей и чувств всех действующих лиц происходит в режиме реального времени.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество