1336

О собаках, гастарбайтерах и архангелах: «Пятый театр» сыграл на выживание

АиФ в Омске № 11 (719) 12/03/2014
Сцена из спектакля «Игры на выживание» в Пятом театре.
Сцена из спектакля «Игры на выживание» в Пятом театре. / Александра Горбунова / АиФ

Живодёрня, гастарбайтеры и проститутки в рамках одного спектакля – это не извращённая режиссёрская фантазия. В основу «Игры на выживание» – премьерной постановки «Пятого театра» – легла пьеса итальянского драматурга Дарио Фо. Между прочим, лауреата Нобелевской премии по литературе.

В сюрреалистической головоломке, которая получилась в итоге у «Пятого театра», порой нет никакой логики и здравого смысла. То, что происходит на сцене, странно, непонятно, доведено до крайней точки абсурда и вдобавок вывернуто наизнанку. Причём абсурд здесь с каждой минутой только набирает обороты, превращая картинки из жизни обычного европейского города в чей-то дурной сон.

Сцена из спектакля «Игры на выживание» в Пятом театре. Фото: АиФ / Александра Горбунова

Тёплый Ветер

Главного героя, гастрабайтера из Югославии, зовут Ветер. Точнее, это фамилия, к которой прилагается тройное имя – Тёплый, Южный, Порывистый. Вся жизнь Ветра – сплошная нелепость, где есть место только злым шуткам и ироничным «шпилькам» в его адрес. Этакий классический пример Ивана-дурака, с той только разницей, что вместо России Иван родился на Балканах, а вместо традиционной Алёнушки в невесты ему достаётся проститутка Анджела. Дарио Фо написал эту пьесу ещё в 1959 году, но, оглянувшись на 55 лет назад, понимаешь: ничего в этом мире не изменилось. Бесконечные круги бюрократического ада, клоунада из чиновников, социальное неравенство… Наверное, только абсурду по силам вскрыть язвы современного общества, которое уже полвека топчется на одном месте. Впрочем, на первом плане пьесы нет места пафосному драматизму – она полна остроумных диалогов и забавных ситуаций. Несчастный Ветер, оформляющий пенсию как инвалид войны, получает от чиновников документ, что он… собака охотничьей породы! Спаниель. И если его никто не заберёт, его отправят на живодёрню, в которой бездомные животные подлежат уничтожению в газовой камере. Что интересно, тема издевательства над собаками оказалась близка Омску. Стоит только вспомнить приют на Барабинской, который защитники животных в начале года окрестили «концлагерем». И как-то вмиг все временные и географические рамки стираются – итальянская пьеса конца 50-х годов с лёгкостью вписалась в год 2014-й.

Сцена из спектакля «Игры на выживание» в Пятом театре. Фото: АиФ / Александра Горбунова

Выдуманный кошмар

Над постановкой спектакля работали режиссёр и художник из Латвии. Людям, живущим не в России, некоторые вещи видятся немного по-другому. Они сами в России словно мигранты.

– Дарио Фо когда-то пострадал за свои политические взгляды, – говорит режиссёр Галина Полищук, известная своими работами в новом Рижском театре, Латвийском национальном театре, возглавляющая знаменитый театр «Обсерватория». – Я сама баллотировалась на выборах и отчасти пострадала – осталась без работы. В Латвии есть граждане страны, а есть неграждане. И чтобы доказать какие-то очевидные вещи, нужно собрать кучу бумаг. В Латвии деление по национальностям очень чувствуется. В пьесе Фо есть хорошие слова «Собаки, давайте дадим друг другу лапы, давайте объединимся!». Это ведь совершенно не устарело – давайте не будем делиться по национальностям и будем жить дружно. Нельзя ставить спектакль и не учитывать тот социум, в котором живут зрители.

Интересно и то, что «Игра на выживание» отчасти напоминает комедию дель арте – театра масок. Актёры на сцене представляют целую галерею образов, которые меняются, как кадры на киноплёнке. На каждого исполнителя приходится сразу несколько персонажей. На репетициях актёры «Пятого театра» импровизировали от души, и в итоге в спектакле у героев появились те черты характеров, которые не были выписаны даже в пьесе. Евгений Фоминцев роль простодушного Ветра, «дурака, которому не откажут», исполнил блестяще. За считанные секунды он перевоплощается из безвольного Ветра то в собаку, то в министра, то в шефа строительной фирмы… Органичности этих трансформаций остаётся только восхититься – веришь безоговорочно. Несмотря на постоянно меняющуюся ситуацию, органично смотрятся и декорации, хотя художнику постановки пришлось выполнить трудную задачу. Леонардс Лагановскис – опытный сценограф, работавший в Латвии, Германии и Англии, отмечает:

– Для кино, в котором всё динамично меняется, не было бы проблемой объединить всё происходящее в одном месте, но в театре другая ситуация. Поэтому сцену нужно было построить так, чтобы стало понятно, что действие происходит в современном европейском городе. Декорации минималистичны, но главное здесь – это передвижение актёров, смена их ролей.

Евгений Фоминцев исполнил роль простодушного Ветра. Фото: Пресс-служба Омского Драматического Пятого театра

Кстати, до самого финала спектакля зрителям гарантировано лёгкое недоумение. Но до самого финала вы с удивлением будете находить в этом изысканном театральном блюде точки соприкосновения с днём сегодняшним. Может быть, мы тоже всего лишь живём в чьём-то выдуманном кошмаре?

Сцена из спектакля «Игры на выживание» в Пятом театре. Фото: АиФ / Александра Горбунова
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах