aif.ru counter
249

Творить надо весело. Как фантазия может стать ключом к успешной жизни

На сцене - декорации к опере
На сцене - декорации к опере "Евгений Онегин": огромная картина и множество зеркал. © / Омский государственный музыкальный театр

Коренного петербуржца Сергея Новикова уже можно с чистой совестью называть омичом - на протяжении 10 лет он является главным художником омского музыкального театра. Его имя известно не только в России, но и далеко за её пределами.

Мастер рассказал корреспонденту «АиФ в Омске», как чуть не стал профессиональным футболистом, почему театр – сплошное хулиганство и за что дают «Золотые софиты».

Работа – это праздник

Светлана Казанцева, АиФ в Омске: Сергей, вы родились и выросли в Санкт-Петербурге. Чем для вас является Омск?

Сергей Новиков: Омск для меня ещё один родной город, в котором у меня много знакомых и друзей, и музыкальный театр стал родным. Я приехал в этот город совсем молодым, в 23 года, ещё студентом, по приглашению Бориса Ротберга, который в то время был директором омского музыкального театра. Он предложил мне стать главным художником театра. Со стороны Бориса Львовича это было доверием, для меня – везением, так как из нас, студентов, мало кто работал. Вообще в театральной сфере работа во время учёбы очень полезна для дельнейшей жизни: ты сталкиваешься с настоящей работой, а не мечтой о ней, от спектакля к спектаклю нарабатываешь опыт, избавляешься от определённых комплексов. Помню, поначалу были сложности, сейчас всё воспринимается гораздо проще.

– Какие были сложности?

– Все сложности человек себе придумывает сам. К примеру, я переживал, что не могу что-то придумать, не знаю каких-то технических вещей. Художник-постановщик в театре выполняет огромный спектр работы, так что должен иметь определённые знания, начиная от чертежей и заканчивая кроем. Я не могу сказать, что знаю всё, у меня впереди много работы и много того, что предстоит узнать и изучить.

– Сергей, за 10 лет творческой деятельности на вашем счету около сотни постановок в театрах не только России, но и других стран. В чём ключ к успеху?

– Просто работа должна быть интересной. Например, я отношусь к своей работе как к празднику, весёлому, музыкальному.

– Что вас вдохновляет?

– В первую очередь, музыка. Любое музыкальное произведение для художника – это самый главный эмоциональный ключ. Потом добавляются либретто, идеи режиссёра и т.д.

– Рисовать  картины – это одно, ставить спектакли – другое. Как удалось найти баланс между тем и другим? Когда вы родились как художник-постановщик?

– Когда поставил свой первый спектакль. Это случилось на моём первом курсе академии – постановка «Таинственный сад» в Санкт-Петербургском театре музыкальной комедии. Считаю, что мне повезло – как-то сразу пошли предложения от театров.

– Насколько важен в вашей профессии элемент везения? Сложно ли сделать себе имя?

– Я вообще не думаю о карьере, у меня нет цели сделать себе имя, просто занимаюсь любимым делом. А всё, что есть, это приятный результат. Естественный процесс, когда за хорошими постановками следуют новые предложения. Везение, безусловно, есть, но оно больше актуально для встреч с людьми, театральными коллективами, завязывания дружеских отношений с режиссёрами. К примеру, я много лет работаю с замечательным хореографом Надеждой Калининой.

– С Надеждой Калининой на омской сцене вы поставили балет «Золушка», который собирает аншлаги.

– Сергей Прокофьев, автор балета – мой любимый композитор. И сценография спектакля была создана под влиянием музыки и ощущением времени. Прокофьев жил во время войн, развивающегося прогресса. Отсюда в спектакле неумолимо убегающее время, машина, на которой на бал приезжает Золушка, механические куклы, шестерёнки и прочее. Кто-то может сказать, что получился  балет в стиле стимпанк, но это не так.

Звезда за успехи

– Вы начали рисовать с пяти лет, поступили в художественную школу городского дворца творчества…

– Да, но не в школу, а изостудию, где не было той методики, которая существует в художественных школах. Там не требовали выполнения определённой программы, была свободная школа с «крутыми» преподавателями – в жизни очень успешными людьми, состоявшимися художниками, которые делились с нами, детьми, своим опытом. Мы не рисовали яблоки или гипсовые головы, а фантазировали на какие-то темы. Я считаю, что именно в студии сложилась базовая основа того образования, которое я получил. Это моя лучшая школа – основополагающей в обучении была фантазия, а не техника рисования.

Вторая главная встреча в моей жизни – встреча с моим учителем Вячеславом Окуневым, работа с которым явилось продолжением моей изостудии. Это человек, который дал мне уверенность, что всё будет хорошо и всё, что я делаю, перспективно, и как классно сочинять, фантазировать. Хочу сказать, что многих проблем с решением спектаклей можно избежать, если смотреть на материал – музыку, либретто – легко, весело, с фантазией.


«Чем мне нравится моя работа, так это тем, что музыку, живопись на сцене можно воплотить в объёме и оживить». 


– Именно тогда вы получили свою первую награду – медаль «Звезда Аничкова дворца»?

– Мне её вручили за успехи в учёбе. Во дворце творчества постоянно организовывались выставки, мы отправляли свои работы на выставки в другие города и страны. Я иногда жалею, что стал взрослым и больше не занимаюсь там. (Улыбается.)

– Ещё в детстве решили, что станете художником?

– Нет, конечно, хотя и о полётах в космос тоже не мечтал. Мои родители в своё время сделали правильно, что заняли всё моё время кружками. Помимо изостудии в том же Аничковом дворце были спортивные секции: бокс, фехтование, гимнастика, в том числе и футбол, которым я увлёкся в четыре года и даже мечтал стать профессиональным футболистом. Любовь к футболу не ушла до сих пор, я иногда играю. На мой взгляд, футбол очень похож на театр, так как это командная игра без ярко выраженных фаворитов.

– Одна из современных тенденций в театре – он из театра режиссёра становится театром художника…

– Есть такая тенденция, возникшая в силу развития новых технологий в искусстве. Но я не согласен с тем, что современный театр – это театр художника. Работа над каждым спектаклем – совместный труд большого количества людей, и выделять кого-то нет смысла. Театр, как и футбол – командная игра.

– Но, тем не менее, в искусстве большое внимание уделяется индивидуальным достижениям. За какой проект вы были награждены «Золотым софитом»?

– Это был интересный небольшой спектакль – наша совместная работа с режиссёром Романом Габриа – «Андрей Иванович возвращается домой» по поэме Фаины Гринберг - былинная история, в которой шла речь о чеченской войне. Так получилось, что я стал лауреатом премии «Золотой софит». Никогда не стремился к получению наград, мне просто нравится моя работа.

– Какие свои работы вы считаете самыми удачными?

– Их много, но я выделил бы оперу «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Римского-Корсакова. За всю более чем столетнюю историю в России эта опера была поставлена всего 13 раз, в том числе в 2018 году в Ижевском театре оперы и балета. Я работал над ней с большим удовольствием. Спектакль был технически сложным, но, самое главное, очень интересным в плане режиссуры.

– Представители творческой среды иногда позволяют себе «хулиганить» в своём творчестве. Известными бунтарями были поэты-футуристы, из композиторов - Сергей Прокофьев. Вы позволяете себе шалости в постановках?

– Хулиганство как самоцель не приветствую, но если музыка и либретто спектакля позволяют это сделать, то почему бы не похулиганить. Вообще, театр – это сплошное хулиганство: к примеру, игра с пространством и временем. Не нужно никакое заигрывание с публикой  в этом нет искренности, просто твори то, как чувствуешь. Ко всему, что происходит в театре, чопорно относиться нельзя. Театр – это радость. Вот и нужно вместе радоваться.

Подарить мечту

– Что-то пишете для души?

– Мне нравится рисовать музыку. Но у меня очень плотный график работы, а на стояние перед мольбертом нужно время. Чем мне нравится моя работа, так это тем, что музыку, живопись на сцене можно воплотить в объёме и оживить. Это хорошая сказочная профессия. Я очень люблю делать детские спектакли, считаю, что они очень важные. Дети – абсолютно честный зритель, если им что-то неинтересно, они сразу скажут.

– Ходите в театры не по работе?

– Иногда. Но я туда прихожу именно как зритель, а не художник-постановщик. Я там чтобы удивляться, а не находить ошибки. Осенью был на постановке «Короля Льва» на Бродвее в Нью-Йорке – потрясающий спектакль.

– Помимо работы ещё чем-то увлекаетесь?

– Не так давно стал заниматься парусным спортом. В Санкт-Петербурге в составе команды хожу на шхуне по Балтике. Катаюсь на горных лыжах, когда есть свободное время. Путешествую.

– Где уже побывали?

– Как путешественник пока мало где. Мечтаю об Антарктиде, Южной Америке. Но пока все мои поездки связаны с работой.

– Семья не обижается, что мало бываете дома? Или они ездят с вами?

– В рабочие командировки езжу один, дети ещё малы, чтобы их возить с собой. У них детский сад и кружки. В отпуск, конечно, ездим вместе.

– Дети собираются пойти по вашим стопам?

– Пусть они сами решают, кем быть. Сейчас они активно рисуют, но это умение лишним не будет в любом случае. Вообще, я всем советую рисовать. У меня есть мечта вернуться в Аничков дворец и набрать курс малышей 4-6 лет и заниматься с ними сценографией, потому что это весело и интересно. Фантазировать – это здорово. В своё время мне когда-то подарили такую мечту. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах