aif.ru counter
210

В поисках запаха. Представителей омских СМИ пригласили на нефтезавод

Сюжет Омский нефтезавод
Омские журналисты впервые побывали на объекте.
Омские журналисты впервые побывали на объекте. © / Николай Кривич / АиФ

Вчера на пресс-конференции по поводу этилмеркаптана Александр Глазов, заместитель генерального директора Омского нефтезавода по производству, пригласил всех желающих посетить пресловутый буферный пруд ОНПЗ, который якобы является источников выбросов.

На южной дамбе ведутся работы.
На южной дамбе ведутся работы. Фото: АиФ/ Николай Кривич

Журналисты не преминули воспользоваться этой возможностью, и сегодня большой автобус был полон пишущей и снимающей братии.

5 граммов на тонну

На пути к пруду, который находится за территорией завода, главный технолог Дмитрий Храпов рассказал о технологии, которая используется на предприятии в процессе изготовления газа. Завод выпускает несколько видов пропан-бутановой смеси, предназначенной для бытовых газовых плит и заправки автомобилей.

Все они одорируются не тем самым этилмеркаптаном, который, похоже, уже легко выговаривает любой омский младенец, а так называемой смесью природных меркаптанов. Это во-первых. Во-вторых, представителям СМИ продемонстрировали… пустое место, где ещё полгода назад стояли две большие ёмкости с одорантом. Их уже нет в природе, потому что пущен в эксплуатацию парк сжиженных газов, о чём «АиФ в Омске» писал ещё прошлым летом.

Парк сжиженных газов, где всё автоматизировано.
Парк сжиженных газов, где всё автоматизировано. Фото: АиФ/ Николай Кривич

Именно там полностью автоматизированная установка в предельно малых концентрациях добавляет «вонючесть» в пропан-бутановую смесь. Ваш корреспондент был на этой установке и лично убедился, насколько всё там автоматизировано, чисто и совершенно не пахуче.

Интересно, что на 1 тонну (!) газа требуется всего лишь 5 гр (!) смеси меркаптанов, чтобы вся ёмкость приобрела тот самый знаменитый резкий запах.

 «В год мы используем всего лишь 10 тонн одоранта», – рассказал Дмитрий Храпов.

Никаких пятен

Миновав две проходные завода, мы поехали на территорию буферного пруда. Это бывшая старица Иртыша, которую сразу после постройки ОНПЗ отгородили от реки, укрепили берега, разгородили несколькими дамбами. Её площадь 1666 кв. м.; на то чтобы объехать по кругу, ушло довольно много времени.

Сотрудники газоспасательного отряда тоже контролируют выбросы и на заводе. и за его территорией.
Сотрудники газоспасательного отряда тоже контролируют выбросы и на заводе. и за его территорией.
Фото: АиФ/ Николай Кривич

Важно, что сюда по трубам (а не открытым способом) приходит вода, оставшаяся после многоступенчатой очистки, выполненной на предприятии. Здесь она какое-то время накапливается и также по трубам благополучно «отплывает» на расположенные рядом сооружения Омскводоканала, где уже проводится окончательная доочистка и выпуск воды в Иртыш.

Никаких рек из нефти, мазутных пятен или чего-то ещё страшного на буферном пруду нам увидеть не удалось – это просто-напросто замёрзшая вода.

«Если вы летом его посетите, – здесь ведь открытая, не охраняемая никем территория, – вы тоже никаких пятен не увидите, – заверил главный технолог. – Всё, что могло бы появиться в ливнестоках, обязательно отловится в системе очистных гораздо раньше. У нас есть и механические улавливатели, и биологические, которые все нефтепродукты задержат. Здесь же только вода – без ила, без шлама, просто не настолько чистая, чтобы выпустить её напрямую в реку. Поэтому мы её отдаём на доочистку в водоканал, и они уже доводят до нормативных требований».

лолтьт ьт
Ещё пару лет, и буферного пруда не будет. Фото: АиФ/ Николай Кривич

Кстати, ещё пару лет – и пруд вообще не потребуется: на ОНПЗ строят новые очистные сооружения, которые будут а) в три раза меньше места занимать, б) находиться только на территории завода и в) всю воду возвращать в технологический цикл предприятия. То есть если в 2018-м, как задумано, очистные введут в строй, то в 2019-м буферный пруд закроют, всю воду из него откачают, землю рекультивируют и передадут городу. Что такая работа на ОНПЗ проводится, даже г-н Ерёмин вчера подтвердил и похвалил за это руководство завода.

Деньги за информацию

Пока же журналисты объехали весь пруд, побывали и на северной дамбе, где никаких работ не ведётся, и на южной, где, по мнению Сергея Ерёмина, вскрыли ту самую мифическую линзу, из которой, как джинна из бутылки, выпустили этилмеркаптан. Который ещё и перевозят куда-то.

Зимой здесь всё подо льдом.
Зимой здесь всё подо льдом. Фото: АиФ/ Николай Кривич

Что касается места, где проводятся работы: экскаваторы роют землю, которую смешивают с соломой (её сюда ПРИвозят, но отнюдь не Увозят), и это служит тем самым укреплением стенок дамбы, к которому Ростехнадзор обязал предприятие. Запах здесь есть, но назвать его химическим нельзя – это примерно как в сарае или погребе частного дома: солома, прелые листья… В общем, ничего химического, нормальная органика.

На северной дамбе, где просто застывший пруд, запах есть. И это – тот самый, что эпизодически разливается по городу. Но предположить, что он вырывается откуда-то из-подо льда, где даже и промоины никакой нет, – полная ерунда. Это и несведущий в химии журналист-гуманитарий прекрасно понимает.

Самое важное, что на этой огромной территории расположен не только буферный пруд ОНПЗ. Здесь и ТЭЦ-4 с её золоотвалом, и закрытая промсвалка, и полигон завода СК, и отстойники водоканала. В общем, искать есть где. Надо сказать, что пробы воздуха Росприродназдор по-прежнему берёт, мы это видели своими глазами. Поэтому, надеемся, настоящий виновник запаха всё-таки будет обнаружен.

Кстати, на ОНПЗ объявили солидное денежное вознаграждение тому, кто даст реальную информацию о виновнике утечек этилмеркаптана в Омске. 

Представители омских СМИ побывали на экскурсии на Омском нефтезаводе. | Фотогалерея

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах